Новые цены ошарашили народ настолько, что уже в первом полугодии стало ясно — казна с новой политикой не то что не выйдет к запланированной сумме, но еще и сильно опустеет. Основной акцизный удар принял на себя легкий алкоголь: по статистике, именно пиво является в Эстонии самым популярным напитком.

”Ежегодно в Эстонии выпивается 100 млн литров пива, — говорит Тармо Нооп, исполнительный директор A Le Coq. — Лонгдринков меньше — 20 млн литров. Из них 12 млн литров — именно лонгдринки — это всевозможные коктейли, а 8 млн литров принадлежит сидрам”.

По сути — те самые напитки, которые приносили в казну страны наибольшее количество акциза, а также налога с оборота. И, по словам Тармо Ноопа, решение правительства повысить ставки акциза на слабоалкогольные напитки в два раза было весьма опрометчивым.

”С самого начала этой затеи мы предупреждали, что ничего не получится, — говорит Тармо Нооп. — Причем, предупреждали по пунктам: во‑ первых, вырастет приграничная торговля, во‑ вторых, произойдет отток финских туристов, в‑ третьих, будет нанесен жесткий удар по маленьким магазинчикам, в‑ четвертых, будет загрязняться окружающая среда, и, в‑ пятых, правительство не получит запланированных денег”.

Эти слова подтверждает и Лассе Лехис, исполнительный директор Союза налогоплательщиков Эстонии: уже в 2015 году союз предсказывал, что резкое повышение налогов создаст предпосылки для масштабного роста приграничной торговли, а это, в свою очередь, болезненно ударит по бюджетным поступлениям.

”Масштабная приграничная торговля между Эстонией и Латвией возникла летом прошлого года, когда акциз на пиво был повышен более чем в два раза, — добавляет член правления Saku Õlletehas Яан Хярмс. — Как производитель, мы предупреждали, что такое резкое повышение акциза приведет к перемещению потребления в Латвию, но политики, к сожалению, в это не поверили, вообще отрицая, что приграничная торговля возможна. Теперь же мы оказались в ситуации, когда к концу прошлого года на приграничную торговлю с Латвией приходилось 35–40 процентов всего потребляемого в Эстонии пива, причем такая ситуация сохранилась до сегодняшнего дня”.

Не фантазии, а реальность

Произошло все именно так, как предрекли бизнесмены. Приграничная торговля с Латвией на данный момент составляет 40–50% от всего объема продаж алкоголя в стране. Как отмечает Тармо Нооп, производители не потеряли ничего — они по-прежнему реализуют свою продукцию в тех же объемах. Только на границе с Эстонией, а не в Эстонии.

”Совершенно курьезным является то, что семь (!) магазинов на латвийской границе продали половину объема, который за это же время смогли продать 1500 магазинов в Эстонии”, — подчеркивает Яан Хярмс (Saku Õlletehas).

В итоге государство лишается огромных денег. ”Правительство было уверено, что мы фантазируем, — говорит исполнительный директор A Le Coq. — Но уже 1 июля 2017 года стало видно, как взлетела приграничная торговля. Таких объемов продаж нет нигде в Европе! Из 62 млн литров пива в прошлом году только мы на границе продали 30 млн! Это же огромные цифры”. Яан Хярмас (Saku Õlletehas) добавляет, что в сентябре объем продаж приграничных магазинов был на 70% больше, чем в сентябре прошлого года.

Резко утратили интерес к Эстонии и финские туристы. Ни для кого не секрет, что северные соседи приезжали сюда с единственной целью — хорошенько выпить и закупить алкоголя впрок. Сейчас этот поток иссяк. ”Туристов в столице меньше не стало, — комментирует Тармо Нооп. — Но в основном они с Востока, и алкоголь их не интересует. А финнам больше нет смысла ехать сюда за выпивкой — цены практически такие же, как в Финляндии. Так что северную границу мы потеряли. Вот цифры: в 2016 году мы продали финнам 30 млн литров пива. Сейчас — лишь 10 млн литров”.

Убийство мелкого предпринимательсва

По словам Яана Хярма, спад составил около 70%. Для страны это означает не только уменьшение оборота, но и влияние на множество важных сфер экономики Таллинна и Эстонии в целом — отели, рестораны, парикмахерские, маникюрные салоны и т. п.

Но одними из самых потерпевших стали маленькие магазины, львиная доля дохода которых состояла как раз исключительно из продажи алкоголя. Сельские магазинчики, подвальные лавочки — все они держались на плаву за счет неистребимой страсти эстонцев к пиву. Сейчас положение более чем критичное. ”На хлебе и молоке далеко не уедешь, ведь нужно оплачивать счета, платить зарплаты, — говорит Тармо Нооп. — С повышением цен люди просто перестали покупать алкоголь. А ведь не стоит забывать о том, что в малых поселках такие магазинчики являлись центром жизни”.

И еще одно. Покупая алкоголь в Латвии, тару в Эстонии сдать невозможно. Это значит, что из 32 млн литров проданного на границе с Эстонией пива образуется 100 млн банок из-под пива. Которые без специальной залоговой маркировки сдать в Эстонии невозможно. В лучшем случае их выбрасывают в мусорку. В худшем — оставляют прямо там, где алкоголь и пили. Попробуйте представить это количество.

Минус 100 млн евро

Удивительно, что при таком государственном подходе предприятия сами в особом убытке не остались — приграничная торговля возмещает то, что творится на внутреннем рынке страны. ”Кроме того, в этом году выдалось, вероятно, лучшее за последние полвека лето, что несколько компенсировало спад потребления, — отмечает Яан Хярмас. — Но мы продолжаем отмечать очень высокую долю приграничной торговли. И тут не будет видно изменений к лучшему, если не поменяется политика”.

А страна теряет огромные деньги. На этот год в госбюджете была заложена цифра в 341 млн евро акцизных поступлений от продажи алкоголя.

”Но даже несмотря на рекордно жаркое лето, прогнозируемые поступления алкогольного акциза составляют около 240 миллионов евро, — уточняет Яан Хярмас. — Минус сто миллионов евро! И на данный момент государство, и так уже несколько раз снижавшее прогнозируемые поступления, склоняется к цифре в 235 млн евро. Правительство словно не видит проблем, поскольку в целом в экономике дела идут хорошо и бюджет будет выполнен за счет других налогов. Но как можно оценить бездумное прогнозирование, допускающее ошибку на 30 процентов?! Представим планирование на год в обычной семье — например, поездку в отпуск, ремонт в ванной комнате и т. п. Что, если, строя планы, мы бы оказались безосновательно оптимистичны, и наша зарплата была бы не 1300 евро в руки, а всего 900 евро? Хорошим планированием это назвать никак нельзя”.

Тармо Нооп также удивлен — недостающие 100 млн евро придется как-то компенсировать. И скорее всего, это значит залезть в резервные фонды. Или искать помощи у ЕС. А сколько всего можно было бы сделать на эти деньги… Например, 20 км четырехполосного шоссе построить.

”Когда правительство планировало повысить акциз, мы подробно описали Министерству финансов и парламентским партиям расчеты и прогнозы самих производителей в отношении того, чем такие планы обернутся для налоговых поступлений, — комментирует Яан Хярмас. — В конце 2016 и начале 2017 года нас не послушали и вписали в бюджет сверхоптимистичную цифру — к концу года поступило на 55 миллионов меньше ожидаемого, т. е. 221 миллион евро”. В этом году коррекция составляет уже 100 млн евро.

Верните рынок!

Слабоалкогольные напитки, которые, по сути, кормили страну, по-прежнему остаются лидерами продаж. Только не в Эстонии.

”Своей политикой государство надеялось отучить людей пить, ввести здоровый образ жизни, — говорит Тармо Нооп. — Но никто пить меньше не стал. Просто покупают в другом месте. Это касается и населения нашей страны, и финнов, которые едут покупать алкоголь прямиком на границу. Тот, кто хочет пить, всегда будет это делать, и такой политикой население от привычки не отучишь”.

Более того, по словам исполнительного директора A Le Coq, политика их предприятия никогда не призывала людей пить допьяна.

”Мы всегда исходили из того, что алкоголь является лишь дополнением к приятному времяпрепровождению в хорошей компании, — говорит Тармо Нооп. — Нам всегда было важно подчеркнуть правильную культуру употребления алкогольных напитков, то, как и с чем лучше всего употреблять, например, пиво, не теряя чувства меры и головы. Никогда ни один производитель алкоголя не призывал людей к алкоголизму! Запрет на рекламу алкоголя по телевизору, тогда как в демонстрируемых фильмах люди постоянно сидят с бокалами, выглядит просто нелепо. Не заставит это потребителя сменить привычки”.

А рынок тем временем рухнул. И чтобы его вернуть, производители алкоголя неоднократно делали правительству и политикам предложение привести акцизы на уровень, обеспечивающий возможность конкурировать с Латвией. Это значит, что, например, разница в цене упаковки пива отличалась бы не в два раза, а на 1–2 евро. Также очень важно, что снижение акцизов поможет вернуть и ушедших от нас финских покупателей. Это окажет положительное влияние на производителей, на торговлю в целом, на рестораны и отели.

Правда, снизить акцизы для нашего правительства значит признать свои ошибки. А кто хочет это делать, особенно накануне выборов?

”В свете недопоступления в бюджет нескольких десятков миллионов евро, выбравшие изначально тактику отрицания политики, конечно, осознали свою ошибку, но утверждают, что изменить тенденцию приграничной торговли уже невозможно, — сказал исполнительный директор Союза налогоплательщиков Эстонии Лассе Лехис. — Однако вернуть все на место вполне реально — наши данные это подтверждают”.