В редакцию обратился мужчина, который уже просто не знает, в какие еще инстанции обратиться. Он хочет защитить своих дочерей от дурного влияния их матери, но нигде не находит поддержки. Все имена героев изменены, чтобы избежать вмешательства в частную жизнь детей.

Для Георгия это уже второй брак. В первом у него родилось двое сыновей, которые уже стали самостоятельными взрослыми людьми. Со второй женой Мариной у Георгия солидная разница в возрасте — ему уже стукнуло 50, а ей сейчас еще нет и 40. Тем не менее, когда они поженились, мужчина надеялся, что это навсегда, ведь тогда они любили друг друга и были счастливы. Потом родилось двое дочерей — Вероника уже старшеклассница, Софии еще только будет семь лет. Но совместная жизнь не сложилась, и семья распалась.

Дети боятся матери

Георгий и Марина развелись. И теперь мама девочек не разрешает мужчине видеться с детьми, хотя алименты он платит регулярно. Георгий написал заявление в суд из-за того, что ему не дают встречаться с дочерями. Но даже это для него не самая главная проблема.

”Старшая дочь после школы подрабатывает. Мама говорит ей, что раз та живет с ней, то должна платить за это деньги. Мама употребляет наркотики. Когда-то, когда мы жили вместе, я находил у нее порошок. У Марины очень много друзей наркоманов. Каждую пятницу и субботу она или в ночном клубе, или в гостях пьяная. Часто бывало так, что она таскала с собой маленькую младшую дочь, из-за этого как-то давно мне даже пришлось вызвать на нее полицию, — признается Георгий. — Бывшая жена остается ночевать в гостях, приходят и к ней большие компании, в том числе мужские, сидят на кухне до двух-трех ночи. Работы она часто меняет. Сейчас кредит взяла, так на последней подольше задержалась”.

Мужчина рассказывает, что его бывшая жена часто берет больничный для себя или на ребенка.

”Старшая спрашивает ее, почему она из холодильника пиво достает, если говорит, что у нее ангина. На что мама ей отвечает — не твое дело. Дети ее очень боятся, — делится Георгий. — Купил младшей дочери полностью всю одежду к осени, потому что вижу, что она выросла уже из старой, так мать устроила скандал. Дети хотят меня видеть, а мама не разрешает. Купил Софии телефон и планшет, мама все заблокировала, а она сама разблокировать не может. Пишет мне: ”Папа, я скучаю, хочу тебя увидеть”. Как мамы нет, фотографии мне шлет. Старшей я предлагал переехать ко мне, я живу один в трехкомнатной квартире, но она не хочет бросать сестру”.

Отец девочек вспоминает, как Кристина писала ему, что мама наорала на них, когда узнала о купленной отцом одежде. Дочери по углам попрятались, боялись высовываться.

”Мне старшая дочь так и пишет, что за мать ее не считает и не воспринимает. Ну разве это нормально? Дочка хочет со своей зарплаты откладывать деньги, чтобы потом пойти на права учиться. Знает, что я помогу на дальнейшую учебу, если что. А мама просит у нее деньги за проживание. И это при том, что я плачу на них алименты, — возмущается мужчина. — Не хочешь заниматься детьми, не умеешь — отдай их мне! Я смогу и воспитать, и обеспечить. Сейчас я с детьми вижусь, потому что суд выделил мне время, но после наших встреч мама орет на них за то, что дети виделись со мной. Идет моральное подавление, особенно младшего ребенка”.

Все в суд

Георгий обращался к социальному работнику по защите детей, но тот только развел руками — дети одеты-обуты, все у них хорошо. И не важно, что эту одежду купил именно отец. Мужчина звонил и в полицию, там ему дали телефон Союза защиты детей. Но в союзе сказали, что являются общественной организацией и не занимаются такими вещами, и дали телефон управы района.

”Куда я ни обращаюсь, меня отправляют только в суд. Но сколько стоит адвокат, вы знаете? Я не так много зарабатываю, чтобы тратить столько денег на юристов. А если все делается только через суд, зачем столько организаций по защите детей, которые ничего не могут сделать?” — недоумевает Георгий.

Так как дело касается несовершеннолетних, работник по защите детей, который занимается этой семьей, даже на правах анонимности отказался комментировать ситуацию и разглашать какую-либо информацию.

В Союзе защиты детей вполне понимают отца, который озабочен судьбой дочерей. Если он не доволен работником по защите детей от местного самоуправления или тем, как тот выполняет свои обязанности, руководитель по коммуникациям Союза защиты детей Грете Ландсон советует обратиться в Департамент социального страхования, который контролирует деятельность социальных работников.

”МК-Эстония” обрисовала всю картину и попросила Министерство социальных дел дать совет, что же все-таки может предпринять отец в данной ситуации. В министерстве посовещались, но пришли к выводу, что единственный выход — все же обратиться в суд.

Родственники лучше детдома

Присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex объясняет, что в обычной ситуации у родителей одинаковые права в отношении ребенка, и все связанные с ним вопросы они должны решать вместе. Если это перестает быть возможным, то суд может передать право принимать решения одному из родителей.

Если один родитель подозревает другого в ненадлежащем обращении с ребенком или неспособности обеспечивать нормальные условия для его развития, то, по словам присяжного адвоката, можно обратиться в местное самоуправление, в полицию или по телефону помощи детям 116 111. Если в местное самоуправление сообщают о ребенке, нуждающемся в помощи, то оно обязано проверить информацию. Если работники по защите детства в ходе проверки убедятся в том, что ребенок нуждается в помощи, то, по словам Твердохлебова, они сами начнут процесс по изъятию ребенка и урегулированию права решать связанные с ним вопросы.

”Когда будут подыскивать, куда можно определить ребенка, будут сначала рассматривать, какие еще родственники у него есть. В первую очередь рассматриваются родственники ребенка, а не детдом. Если социальные работники не занимаются проблемой, либо в результате проверки они приходят к выводу, что в семье все нормально, то, как, например, в данной ситуации, если отец не согласен с таким решением, он может сам обратиться в суд, чтобы получить единоличное право решать за ребёнка”, — говорит Евгений Твердохлебов.

Он отмечает, что если у мужчины недостаточный доход, он может заполнить бланк в канцелярии суда, чтобы ходатайствовать о назначении адвоката за счет государства. Если же его доход позволяет нанять юриста, это может обойтись примерно в 2000 евро в каждой судебной инстанции, и эти затраты не будут компенсированы вне зависимости от исхода дела.

”Суд будет рассматривать доводы обоих родителей, чтобы решить, с кем ребенку будет лучше. Здесь учитывается и материальное положение, и жилищные условия, и способность родителей обеспечить ребенку нормальное развитие, и мнение ребенка, хотя оно не являемся решающим. Суд определяет, кто будет решать, с кем и где жить ребенку, и по отдельному заявлению устанавливает порядок общения и встреч с ребенком”, — рассказывает присяжный адвокат.

Он добавляет, что, если меняются обстоятельства, например, родитель, с которым ребенок остался жить, впал в зависимость от алкоголя или наркотиков, можно подать заявление о пересмотре прав родителей решать связанные с ребенком вопросы и порядке общения.