По состоянию на конец июля этого года в регистре числилось 27 398 владельцев оружия, в их числе и те люди, чье разрешение на оружие временно остановлено или недействительно и оружие было передано на хранение Департаменту полиции и погранохраны.

С января по июнь этого года новыми обладателями оружия стали уже 714 человек, тогда как за весь прошлый год их было 950 человек. Если и дальше будет продолжаться такими темпами, то этот год может стать рекордным. Только за эти полгода люди купили уже 2000 единиц огнестрельного оружия, и общее количество перевалило уже за 68 000 ”стволов”.

Ходатайствующие об оружии отмечают, что боятся за свою жизнь. Немалую роль в этом играют и прибывающие в страну беженцы. В школах, где учат владеть оружием, наблюдается наплыв желающих. В чем же причина?

Стоит ли бояться террористов?

”Частные лица, как правило, ходатайствуют о получении разрешения на оружие для охоты, стрелкового спорта, а также для самозащиты и защиты своего имущества”, — говорит главный эксперт бюро идентитета и статуса Департамента полиции и погранохраны Эрки Уус.

Он подтверждает, что число людей, желающих получить разрешение на оружие, выросло. Но видит причины в том, что в начале года в прессе и в госучреждениях велась активная дискуссия на тему возможных изменений в Законе об оружии.

”Согласно тому проекту закона, для самозащиты можно было бы иметь лишь одну единицу оружия. На данный момент этого ограничения в законопроекте больше нет, — рассказывает специалист. — Но тогда в обществе велись разговоры на тему сбора оружия и о дополнительных ограничений на владение оружием, и все это оказало на жителей Эстонии влияние и стало основной причиной для роста числа людей, впервые ходатайствующих о разрешении на оружие”.

Второй причиной возросшего количества ходатайств он называет экономическую стабильность — экономический кризис миновал, материальное положение людей таково, что они могут позволить себе приобрести оружие, чего не могли бы сделать по финансовым причинам, например, несколько лет назад.

Что же касается безопасности и витающего в воздухе страха в связи с беженцами, то Уус заверяет: ”Естественно, что когда говорят, например, об опасностях, связанных с кризисом беженцев либо о террористических актах, совершенных в Европе, это оказывает влияние и на нас. Но в Эстонии такие опасности очень малы, и нашей стране стабильно безопасно”.

Что можно и что нельзя?

Еще один важный аспект, о котором многие забывают: как только вам выдают разрешение на оружие, на вас автоматически налагается ряд ограничений. Например, вы хотите пойти в кино или театр. Вы должны оставить свое оружие дома, потому что вход на массовые мероприятия с оружием запрещен.

И именно дома, потому что в бардачок машины, припаркованной перед театром или кино, оружие положить тоже нельзя.

”Оставлять оружие на хранение в транспортном средстве запрещено, — подчеркивает майор полиции, руководитель подразделения по выдаче разрешений Пыхьяской префектуры Свен Пыйерпаас. — Носить оружие в общественных местах не запрещено, кроме тех случаев, когда само учреждение устанавливает запрет на вход с оружием. Например, зачастую при покупке билета на концерт мы видим на билете пометку о том, что вход с оружием запрещен”.

Согласно закону, ношение оружия и боеприпасов в публичных местах должно быть скрытым от окружающих. То есть если у вас кобура, то она должна быть скрыта одеждой.

Специалист напоминает: носить оружие можно только таким образом, который бы исключал возможность потерять его или шансы, что оружие попадет в руки других лиц. А также причинение случайного вреда.

Запрещается ношение оружия в состоянии опьянения. Ношение оружия запрещено на митингах, демонстрациях, торжествах, на пикетах и т. п. , за исключением лиц, выполняющих на таких мероприятиях служебные обязанности.

За нарушение этих правил оружие могут изъять, а выданное вам разрешение признать недействительным.

Эффективный способ остановить нападение

”Рост желающих получить оружие связан с тем, что у людей нет чувства защищенности, — говорит инструктор по стрельбе Дмитрий Удрас. — Причин много — и наплыв мигрантов, и непропорциональный рост террористической угрозы. Понятно, что невозможно поставить полицейского за каждый столб, поэтому люди ищут возможности защитить себя сами”.

Он добавляет, что ситуация осложняется тем, что у руководства ЕС нет внятного решения проблемы с мигрантами.

”Представьте ситуацию: пятеро мигрантов затащили девушку в подворотню и изнасиловали. Так как она сопротивлялась, то еще и пырнули ножом. А ее молодого человека, который пытался ее защитить, зарезали. И это не сказка, это уже реальность”, — говорит Дмитрий Удрас.

Он подчеркивает: защититься от этой реальности без спецсредств невозможно, поэтому люди и задумываются о получении разрешения на оружие.

”Есть прямая зависимость: как только что-то происходит в мире, в школах по обучению обращению с оружием — наплыв желающих, — констатирует инструктор. — Сейчас в группе много представительниц женского пола: из 11 человек пятеро — девушки”.

Оружие, отмечает он, обладает определенными свойствами. Примерно 95% случаев самообороны заканчиваются, когда человек достает оружие или передергивает затвор. Еще 4,5% — в момент предупредительного выстрела в воздух.

”Конечно, есть те, на кого демонстрация оружия не действует — это сильно пьяные или наркоманы, у которых ломка. Большинство преступников не хотят умирать, и как только вы достаете оружие, перестают на вас нападать”, — констатирует Дмитрий Удрас.

По его словам, получить разрешение стоит порядка 400 евро, а 27 000 владельцев оружия — это еще не много.

”Нормальным считается, когда оружие есть у 10% населения. Но стоит иметь в виду, что у дееспособного населения, то есть вычитаем детей, стариков, инвалидов, немощных”, — считает специалист.

К тому же, говорит он, эта статистика рассматривает только гражданских лиц. Если же взять прокуроров, судей, полицейских, членов Кайтселийта, то, по подсчетам Удраса, получается уже порядка 60 000 вооруженных лиц.

”И нам тут определенно далеко до Штатов, где количество единиц огнестрельного оружия больше, чем населения. Правда то, что остановить вооруженное нападение в самом зародыше можно только при помощи оружия. Потому что добро должно быть с кулаками”, — говорит инструктор.

Сотни стволов в год

”Да, люди действительно в последнее время больше стали покупать оружия, — говорит член правления Baltic Fox OÜ Павел Нордберг. — Связано это с тем, что население Эстонии чувствует некоторую неуверенность в собственной безопасности”.

По его словам, чаще всего люди для самообороны покупают ”Глок”19. Для девушек хорошо подходит ”Глок” 42. В год только в их магазине продают 300–400 единиц огнестрельного оружия.

”Конечно, приходят в магазин и не совсем адекватные люди. В таком случае просим разрешение на оружие, — рассказывает Павел Нордберг. — Если разрешение есть, но человек все равно вызывает подозрения своим поведением, мы ему оружие не продадим”.

Поскольку, поясняет он, справку о здоровье тем, у кого есть разрешение на оружие, нужно каждые 5 лет делать новую. И если у человека за эти 5 лет возникли проблемы с душевным здоровьем, его семейный врач должен сообщить об этом полициии, которая, в свою очередь, должна прийти и изъять у человека оружие.

”Но мы тоже очень внимательно смотрим, кому мы что продаем”, — подчеркивает специалист.

Как же часто тем, у кого есть разрешение на оружие, нужно ходить в тир и практиковаться в стрельбе?

”Минимум раз в месяц человек, у которого есть оружие, должен нажимать на спуск, — убежден Павел Нордберг. — При этом отстреливать порядка 50–100 патронов. Можно провести аналогию с автомобилем: если у вас есть права, вы должны регулярно водить машину. Иначе, при отсутствии практики, вы вскоре даже не заведетесь”.

Что касается продающегося с рук оружия, то специалист подчеркивает: просто так ничего купить-продать нельзя. Нужно обязательно переоформлять документы.

Стрельба вопросов не решает

Павел Нордберг убежден: к оружию нужно относиться очень ответственно. То есть либо носить и уметь им пользоваться, либо, если не умеешь, не носить.

”Причем, чтобы воспользоваться оружием для самообороны, необязательно из него стрелять, — рассказывает специалист. — На теле человека есть ряд болевых точек, и можно туда очень больно ткнуть или ударить, чтобы у человека пропало желание на вас нападать. Потому что пистолет — это не только огнестрельное оружие, это еще и кусок железа, при помощи которого тоже можно защищаться”.

Он считает, что зачастую стрельба вообще никаких вопросов не решает. И приводит пример с давним случаем в терминале D, когда человек, будучи в наркотическом опьянении, успел опустошить две обоймы, пока не свалился. Полиция при этом тоже стреляла, в его теле обнаружили впоследствии порядка десятка пуль, но преступника это остановило не сразу.

”Поможет ли оружие при нападении исламистов? Если не умеешь с ним обращаться — нет. Как сдерживающий фактор — да, — считает Павел Нордберг. — Проблема в том, что если проводить аналогию, то исламисты ведут себя при нападении как волки, а европейцы — как домашние собаки. Их основной инстинкт — спрятаться и переждать, вдруг их это не затронет”.

Что же касается тонкой грани, когда защита себя и своих близких перерастает в превышение самообороны, то Нордберг подчеркивает: есть три типа реагирования — преждевременное, своевременное и запоздавшее.

”Преждевременное — это когда у вас в темном переулке подозрительный человек попросил закурить, и нападения как такового еще не произошло, а вы уже достали пистолет, — поясняет специалист. — Своевременное — когда на вас нападают, к примеру, с ножом, есть угроза вашей жизни, и вы реагируете и достаете огнестрельное оружие. Запоздавшее — когда на вас напали, порезали ножом, затем бросили нож, а вы достаете пистолет и стреляете”.

И хотя у каждого человека есть конституционное право защищать свою жизнь, грань между самообороной и ее превышением все же довольно тонка.

”А вообще лучшее средство защиты — это газовый баллончик!” — подытоживает Павел Нордберг.