Эта история началась три года назад, в 2013 году, когда некто Иван Сазанаков, житель Таллинна, приняв ислам, отправился в Турцию. По версии его родственников и знакомых, изучать арабский язык. Здесь осталась супруга с двумя маленькими детьми, пишет "МК-Эстония".

По версии же КаПо, Сазанаков отбыл в Сирию воевать в составе вооруженной террористической группировки. Через два года КаПо объявляет его джихадистом и подает в международный розыск через Интерпол.

По словам родственников, его знакомые, Роман Манько и Рамиль Халилов просто помогали семье Сазанакова материально и продуктами, а также помогли его жене с двумя маленькими детьми добраться до Турции. Но Госпрокуратура убеждена: мужчины поддерживали финансово экстремизм и теракты.

Помог? Получи пять лет тюрьмы!

Елена Улейчик, мама Романа, живущая в Италии, последний раз видела сына летом 2014 года.

”Он приезжал ко мне в Италию с женой и ребенком, — рассказывает она. — На следующий год они не поехали, невестка была беременна вторым ребенком, поэтому решили не лететь. А потом его задержали”.

Елена вспоминает, что для нее было шоком, когда позвонила невестка и рассказала, что Рома в тюрьме.

”Я не понимаю, за что его задержали и потом дали пять лет? — возмущается она. — За то, что он просто помог жене знакомого, которая осталась тут без средств к существованию? Но это же нормально среди мусульман!”

Елена добавляет, что когда у Ромы родился второй ребенок, он был уже в тюрьме.

”Он до сих пор не видел свою дочь, — вздыхает она. — Да и невестка, бедняжка, теперь осталась без мужа, дети без отца, борется как может, чтобы выжить. Я не работаю, муж пенсионер, он им выделяет, сколько может, чтобы хоть как-то пережить это тяжелое время. В общем, оставили семью без кормильца!”

Мама Романа очень надеется, что все-таки справедливость восторжествует и сына освободят.

”Если нет, мы будем подавать кассацию в Государственный суд! Ведь он же ничего такого не делал”, — возмущена Елена.

Отец Романа, Алексей Манько, также убежден — сын невиновен. ”Если бы я хоть каплю чувствовал, что он как-то причастен к терроризму, — сам бы его первым осудил! И не защищал! И на суды бы не ходил!” — категорично говорит мужчина.

Отец вспоминает, что Рома никогда не бросал никого в беде. ”Мне он постоянно помогал — и деньгами, и по хозяйству. И если он помог его семье какими-то копейками — 200 евро — то это нельзя квалифицировать как поддержку терроризма!” — убежден Алексей.

Его очень волнует судьба сына: ”Если сейчас окружной суд не восстановит справедливость, то как ему жить, когда он через пять лет выйдет? С такой статьей его никто на работу уже не возьмет! Как ему кормить семью? Запятнали его репутацию полностью и сломали человеку жизнь!”

На полгода без права переписки

Близкий друг семьи Романа, Ольга Дождева отмечает, что жена Романа Ирина-Надия очень боится травли и переживает за себя и детей.

”Поскольку в этой ситуации людям достаточно услышать слово ”терроризм”, чтобы тут же изменилось отношение соседей и воспитателей в детском саду, куда ходят дети Романа. Никто ведь не станет разбираться — виноват, не виноват”, — рассказывает Ольга.

Она добавляет, что и Ирина, и Роман приняли ислам уже в сознательном возрасте, хотя родители обоих — православные.

”Ирина знает шесть языков, четыре из них — свободно, — рассказывает Ольга. — В какой-то момент увлеклась арабским языком, поехала в Турцию, привезла оттуда Коран на арабском и так впечатлилась, что решила принять ислам. Стала ходить в общину, там познакомилась с Романом, который тоже уже принял мусульманство, и пять лет назад они поженились”.
По ее словам, Роман, Рамиль и Иван Сазанаков познакомились в мусульманском центре.

”Рамиль и Иван дружили, Роман был просто знакомым, — говорит Ольга. — Поэтому когда нужно было сопроводить Лолиту, жену Сазанакова, в Турцию, туда поехал Рамиль, а не Роман”.

Она поясняет, что у мусульман не принято, чтобы женщина путешествовала одна. ”Тем более с маленькими детьми, один из которых грудной, по горным тропам, — добавляет Ольга. — Мусульмане всегда помогают женам членов своей общины, чьи мужья далеко или попали в беду. Помогали жене Сазанакова, сейчас помогают женам Романа и Рамиля. Это естественно для них”.

Она недоумевает: как вообще КаПо могло обвинить Романа в поддержке терроризма?

”Он возвращался с рейса. Приехал в Таллинн, позвонил жене — скоро буду дома. И пропал! — рассказывает Ольга. — Надо сказать, что Роман — примерный семьянин. Обожал жену и сына, которому сейчас четыре года. Просто с рук его не спускал. Жена на седьмом месяце беременности не знала, что и думать. Стала его искать, написала заявление. Через неделю ей из полиции сообщили: его задержали, но не мы, а КаПо”.
Сложная многоходовка?

Ольга добавляет, что семьи Романа и Рамиля не сразу поняли, к чему идет дело.

”Эстонии нужны были собственные террористы! А то как-то обидно, во всех странах есть, а у нас нет, — иронизирует она. — И неважно, что террористы — это Рамиль, молодой талантливый студент факультета архитектуры, и Роман, экс-чемпион Эстонии по боксу, призер многих международных турниров!”

Она поясняет, что у обоих парней — грудные дети, которые появились на свет, когда их отцы были уже в тюрьме.

”В чем вина Рамиля, согласно следствию? Он сопровождал жену и детей Ивана для воссоединения с мужем и отцом, при этом подарив безработной супруге Сазанакова пятьсот евро. А в чем преступление Романа? Он передал обнищавшей семье Ивана деньги и помогал семье продуктами. Через два года после этого обоих арестовали, и вот уже почти год томятся в тюремной камере…” — возмущается Ольга.

Непонятна ей и ситуация с Сазанаковым. ”Кто вообще сказал, что он террорист? Какой суд признал его виновным? Воюет ли он вообще или, может, коз разводит в Сирии? Сам Сазанаков во время судебного процесса разместил видеообращение в интернете, в котором заявляет, что он не террорист, категорически отрицает свою принадлежность к ИГИЛ и получение каких-либо денег”, — цитирует она видеообращение.

Ольга добавляет, что и Рамилю, и Роману предлагали признать свою вину в поддержке и финансировании терроризма, обещав в таком случае минимальный срок условно — и на свободу прямо из здания суда. Но, несмотря на давление прокуратуры, оба парня отказались принять это ”заманчивое” предложение.

”Создан прецедент, это — чисто показательная казнь, чтобы держать остальных в страхе, чтобы получить контроль над мусульманским культурным центром и, самое главное, получить вожделенную финансовую помощь от Евросоюза на борьбу с терроризмом, в которой до сих пор было отказано”, — подытоживает Ольга.

Откуда деньги у студентов?

Рамиль Халилов получил, согласно решению Харьюского уездного суда, семь лет тюремного заключения.

Его мама уже год — с момента задержания сына — пребывает в шоке и полнейшей прострации. Она плачет и не понимает: за что?

”Он окончил школу с золотой медалью, получал параллельно два высших образования — в ТТУ и Художественной академии, — дрожащим голосом рассказывает Асия. — На выходных он работал в театре оперы и балета ”Estonia”. Спросите любого: он всегда всем помогал. Очень добрый мальчик. Совершенно домашний ребенок. Очень любил искусство и керамику, до сих пор его вазы дома стоят. И в этой ситуации он тоже просто хотел помочь. Ничем таким он никогда не занимался!”

Асия говорит, что сын просто очень добрый и отзывчивый.

”В день ареста я работала. Весь день не могла дозвониться ни до Рамиля, ни до Эльвиры — их телефоны были выключены. Я очень волновалась, так как Эльвира уже была на 8-м месяце беременности. С работы я сразу же поехала к ним домой. К тому моменту Рамиля уже увезли. Я была в шоке, просто в шоке!” — плачет мама Рамиля.

Она добавляет, что знает всех друзей Рамиля, в том числе и Ивана, с которым тот познакомился в исламском центре в 2011 году.

”Знала, что семья Сазанаковых находится в тяжелом экономическом положении — Иван и Лолита остались без работы, обанкротилось предприятие. Мы поддерживали с ними связь, всегда интересовались, как у них дела и нужна ли им какая-нибудь помощь, очень привязались к их детям”, — рассказывает она.

Асия вспоминает, что в 2013 году Иван решил поехать в Турцию, чтобы учить арабский язык.

”Многие молодые парни уезжали из Эстонии в Египет и Саудовскую Аравию, чтобы учить арабский язык и получать исламское образование. Поэтому эта новость меня никак не удивила, — рассказывает мама Рамиля. — Иван уехал, а Лолита осталась в Нарве с родителями. Через несколько месяцев она попросила Рамиля о помощи — сопроводить ее и детей до Турции. Рамиль согласился помочь”.

Мама добавляет, что она была в курсе. ”По исламским обычаям мусульманке крайне нежелательно путешествовать одной, рядом с ней должен быть сопровождающий, которому она может доверять. Кроме того, в исламской общине было собрано около 500 евро, так как все знали об экономическом положении Сазанаковых. Эти 500 евро Рамиль передал Лолите. Ничего криминального в этом не вижу”, — рассуждает она.

Асия подчеркивает: сын студент, его жена студентка. ”Я брала кредит, чтобы купить им квартиру. И я, и ее родители помогали им как молодой семье, — говорит мама. — Ну неужели он будет со своего счета спонсировать терроризм? Он не работал, учился в двух университетах…”

Она очень надеется, что суд все же не будет ломать жизнь невинных людей. И ждет справедливости.

”Рамиля обвиняют, что он для Ивана билет покупал, но это неправда, — убеждена она. — Иван свой билет сам купил. А потом там то ли дата была неправильная, то ли что-то еще, и Рамиль помогал Ивану перебронировать билет. Вот эту ”перебронь” Рамиль и оплатил. Даже с Turkish Аirlines пришло официальное подтверждение, что Рамиль ничего не покупал, он оплатил перерегистрацию билета, но прокурор и судья сказали: ”это не важно”.

Асия уверена: так как это первое дело в Эстонии, КаПо хочет показать свою работу. И недоумевает: ”Эстонское государство несколько лет платило семье Сазанакова пособия. И это не квалифицируется как поддержка терроризма. А когда люди помогают жене человека из своей общины, которая осталась тут с двумя маленькими детьми, — то это уже уголовное преступление, за которое дают семь лет!”

Забрали все и оставили в шоке

”МК-Эстонии” удалось пообщаться и с женой Рамиля, Эльвирой. ”Мы вместе учились в школе, — рассказывает она. — Почти три года назад поженились. 13 апреля 2015 года к нам пришли: был 5-часовой обыск в квартире. Сотрудники КаПо относились с пониманием к моему большому сроку: разрешали сесть, открыть окно, попить воды и т.д.”, — рассказывает она.
Тогда забрали компьютеры, телефоны, флешки, паспорта, тетрадки, блокноты, черновики, чеки и 50 евро.

”После обыска я была в растерянности, — вспоминает Эльвира. — Хотела позвонить своей и Рамиля маме, но телефоны же забрали! Пошла к маме на работу. Оказалось, что все родственники уже на ушах стояли — не понимали, почему у нас телефоны выключены. Я ей все рассказала, потом позвонили маме Рамиля. Поехали вдвоем в КаПо — узнавать, что к чему. Нас к Рамилю, естественно, не пустили. На следующий день был назначен допрос Рамиля, а через день состоялось первое судебное заседание”.

Потом полгода ожидания, Рамиля не хотели отпускать на ”браслеты”, суд, шок, апелляция и вновь ожидание. Дочке Рамиля уже 10 месяцев, он ее ни раз