Наталья приехала с сестрой из Силламяэ в 2005 году. ”Какое-то время мы снимали, затем решили купить свое жилье, — рассказывает она. — Я нашла хорошую работу, маркировщицей в порту Мууга, зарплаты тогда были хорошие. И в 2007 году я взяла кредит — 1,2 млн крон — на покупку двухкомнатной квартиры в Ласнамяэ”.

Из договора следует, что Наталья одолжила у банка 76 743 евро.

”Банк наложил ипотеку на покупаемую квартиру в Ласнамяэ и квартиру родителей в Силламяэ”, — рассказывает Наталья.

Ошибка, которую сложно исправить

В 2008 году она встретила своего будущего мужа. Через год они расписались, в 2010 году у пары родился сын.

”Проблемы начались, когда я ушла в декрет, — рассказывает Наталья. — Доход резко снизился, муж денег особо не носил, начали копиться долги”.

Женщина заверяет: кредит она выплачивала, помогали родители. Но вот со счетами за коммунальные платежи возникли сложности.

”Мой доход, если работы немного, — порядка 600 евро, — говорит Наталья. — Из них 450 евро я должна заплатить за кредит. За квартиру — около 100 евро. Интернет и телевидение — еще 20. В итоге на жизнь почти ничего не остается”.

Она поясняет, что в 2008 году она по совету консультанта в банке зафиксировала еврибор на 10 лет. И сейчас платит 4,595%.

”Когда он упал, я просила изменить этот пункт. Но мне сказали: платите 8000 евро!” — вздыхает женщина.

Пытаясь решить проблему с растущим долгом, Наталья, по ее словам, ходила в соцотдел, но там ей якобы сказали, что если квартира куплена в кредит, то они помогать с оплатой коммунальных расходов не будут.

”Вобщем, за квартиру накопились долги, — рассказывает женщина. — Товарищество подало на меня в суд, там заключили компромисс — я каждый месяц оплачиваю текущий счет плюс 101,1 евро в счет долга. Составили график на три года”.

Как следует из решения суда, изначально долг был 3095 евро. К долгу прибавилась половина гос-пошлины (150 евро), пени (330 евро) и траты товарищества на юриста (64 евро). Итого долг составил уже 3639 евро.

По словам Натальи, полтора года все было нормально. Но потом начались проблемы. В апреле этого года товарищество обратилось к судебному исполнителю.

Накрутили все обратно

Дальше, говорит Наталья, начались чудеса.

”Я выплатила больше тысячи из долга. Как только дело передали судебному исполнителю, он тут же накрутил мне все обратно!” — возмущается женщина.

Она показывает бумагу от столичного судебного исполнителя Мати Кадака: ”Если должник оплачивает долг добровольно в течение 10 дней, то сумма составляет 2943 евро. Если позже, то сумма составляет уже 3255 евро”.

Таким образом получается, что долг Натальи на момент обращения товарищества к судебному исполнителю был порядка 2600 евро. Так как женщина не нашла в течение 10 дней эту сумму, то судебный исполнитель взял за свою работу в общей сложности 622 евро.
Также закон позволяет судебному исполнителю брать плату за начало производства, что вместе с НСО составляет 19,16 евро.

Платила, но все равно продали

По банковским выпискам видно, что Наталья платила за квартиру, но нерегулярно. И начала это делать каждый месяц, лишь когда 3 августа судебный исполнитель составил акт об аресте недвижимости. Он оценил двушку в Ласнамяэ всего в 5000 евро, отметив, что на ней есть ипотека в размере 70 622 евро в пользу банка.

Как следует из акта, по закону у Натальи было право оспорить цену. Она этого не сделала, квартира была продана за 5000 евро.

Таким образом, получается, что Наталья, за все эти годы выплатившая банку почти 40 000 евро, потеряла квартиру из-за долга в 2600 евро.

”МК-Эстония” обратилась за разъяснениями к судебному исполнителю Мати Кадаку, однако тот сослался на закон, согласно которому не может комментировать ситуацию третьим лицам. Наталье нужно самой идти к нему в бюро со всеми выписками, чтобы разобраться.

”Сколько можно терпеть?”

Наталья винит во всем председателя дома: ”Я работаю с утра до вечера, думала, за три месяца и погашу этот долг. А они не захотели еще немножко подождать и выставили квартиру на продажу!”

Однако председатель правления КТ Выру, 12, Валерий Щемелев заявляет, что они терпели долги Натальи с 2008 года.

”Это длится уже 7 лет! — рассказывает Щемелев. — Она приходила к нам на правление, говорила, что будет платить, неоднократно писала заявления, несколько раз мы с ней составляли графики погашения задолженности”.

Председатель отмечает, что вдобавок соседи постоянно жаловались на шум из ее квартиры.
По словам Щемелева, через 5 лет уговоров, когда, несмотря на обещания заплатить, долги только росли, товарищество обратилось в суд.

”Долг на тот момент составлял больше 3000 евро! — говорит Валерий Щемелев. — В суде был заключен компромисс, она какое-то время платила, потом перестала”

Больше всего правление товарищества возмущает то, что Наталья, которая постоянно давила на жалость, мол, я одна, у меня маленький ребенок, в итоге стала вести себя крайне нагло.
”Последний наш разговор свелся к тому, что она заняла такую позицию: сколько могу, столько и плачу, и никуда вы, мол, не денетесь!” — рассказывает председатель.

Ему вторит член правления и бухгалтер товарищества Вийве Пийрсалу: ”Пенсионеры у нас платят исправно, а она хочет жить за счет других!”

Бухгалтер поясняет, что Наталья нарушала компромисс и в 2013 году, и в 2014 году, когда не платила четыре месяца вообще ничего. Да и в 2015 году пять месяцев не переводила ни центика.

”Мы еще в 2013 году могли пойти к судебному исполнителю. Но решили пожалеть. И долго не взимали с нее пени вообще. После решения суда на правлении решили: ”Почему другие должники платят пени, а она, многократно не выполняя решение суда, не должна?” — говорит Вийве Пийрсалу.

Валерий Щемелев добавляет: ”Мы оплачиваем ее счета из паевого капитала. Но Наталья скоро просто обанкротит товарищество. Мы ей семь лет шли навстречу, ну сколько же еще можно?”

Он отмечает, что за 17 лет, пока он работает председателем в трех домах, не было ни одного случая, когда должник доводил до такого.

”Люди или выплачивали долг, или продавали в течение года квартиру и съезжали в другое жилье, которое им по карману”, — отмечает он.

Председатель добавляет: ”В этой ситуации мне больше всего жаль ребенка Натальи, который совершенно не виноват, что у него такая мама. И ее родителей, которые до конца пытались помочь ей решить проблему, но так и не удалось”.


Какие есть выходы?

”У Натальи есть два выхода: если эта квартира ей так дорога, она может ее выкупить обратно у нового хозяина, — говорит маклер бюро Auction Свен Трумм. — Или же снимать ее у него”.
По его словам, те, кто покупает такие проблемные квартиры с ипотекой за бросовую цену, готовы в случае чего выплатить и кредит банку.

”Если Наталья сейчас не будет платить кредит банку, тот расторгнет договор, — анализирует ситуацию маклер. — И будет продавать обе квартиры. Если банку удастся продать таллиннскую недвижимость за цену, которая покроет остаток кредита (по словам Натальи, он составляет 65 000 евро — прим. авт. ), то силламяэскую квартиру от ипотеки освободят. Если же денег от продажи таллиннской квартиры не хватит на покрытие остатка кредита, то будут продавать и силламяэскую”.

Он подчеркивает, что предлагал Наталье взять кредит, чтобы выплатить долг товариществу и таким образом избежать продажи недвижимости.

”В данной ситуации ей нужно идти в банк и узнавать, какие есть варианты. Одну квартиру она уже потеряла, ей нужно спасать ту, где живут ее родители”, — подытоживает маклер.


Многие пытались помочь

Мама Натальи, Ирина, которая помогала дочери все эти годы, сказала, что она готова платить кредит банку и дальше, лишь бы не продавали ее квартиру.

”Меня отсюда вынесут только вперед ногами!” — грустно добавила она.
По словам подруг Натальи, Оксаны и Алены, они были готовы заплатить ее долг перед КТ.
”Но председатель заявил, что ему никаких денег не нужно, лишь бы она съехала”, — рассказывает Оксана.

Председатель подтверждает, что ему и бухгалтеру действительно звонили подруги и близкие родственницы Натальи и предлагали погасить долг.

”Я им сказал, что нужно заплатить всю сумму. Они сказали, что могут только половину долга. Но частями нас не устраивало. К тому же так никто ничего и не заплатил”, — поясняет Валерий Щемелев. Он добавляет, что даже если бы долг погасили подруги, все равно бы началось все заново. И эта история, по его убеждению, по-другому закончиться просто не могла.

Бухгалтер КТ же говорит, что они согласны были, если бы долг погасил кто-то другой. Но вместо этого узнали, что судебный исполнитель уже продал квартиру.


Важно не затягивать

В банке, где Наталья брала кредит на покупку жилья, отмечают, что проблемы у нее начались еще в 2009 году.

”Мы ей советовали продать квартиру самостоятельно, чтобы облегчить свое бремя, еще в 2011 году, когда стало ясно, что обязательства клиентке не по плечу — систематически возникали проблемы с выплатами по жилищному кредиту, а обязательства по малому кредиту не выполнялись вовсе”, — комментирует ситуацию пресс-секретарь Swedbank Март Сийливаск.

Он добавляет, что в 2011 году дело с малым кредитом дошло даже до суда.
”Но мы пошли клиентке навстречу, и судебному исполнителю дело было передано только в 2015 году. Поскольку после вынесения судебного решения были заключены новые договоренности, но клиентка их не придерживалась”, — подчеркивает Сийливаск.

Если посмотреть выписки из регистра платежных нарушений, то видно, что у Натальи были проблемы и с другими учреждениями, выдающими смс-кредиты.

”На ее квартиру несколько раз накладывали арест разные судебные исполнители в связи с различными обязательствами, — добавляет Сийливаск. — И это был вопрос времени, когда ее продадут за долги”.

Что же касается еврибора, то он поясняет: ”В эти годы был и рост, поэтому нельзя сказать, что совсем никакой пользы от фиксирования для клиента не было. К тому же она выбрала максимальный срок, обычно клиенты выбирают не такой долгий период”.

Кстати, фиксирование еврибора является и для банка долгосрочным обязательством, поэтому за прерывание договора о фиксировании еврибора и взимается плата. Чем дольше срок, на который зафиксирован еврибор, тем, соответственно, выше плата за прерывание. Условия прерывания оговариваются с клиентом при заключении договора.

Март Сийливаск подчеркивает, что клиент в данной ситуации должен сам искать решение своих проблем. За него их не может решить ни банк, ни пресса.

”Если не получается разобраться с проблемами самому, стоит обратиться за помощью к независимому консультанту по долгам, они есть при местных самоуправлениях. Конечно, очень трудно порой оценить ситуацию непредвзято и принять непростое решение. И большая ошибка в такой ситуации брать в долг еще, и еще, и еще, чтобы покрыть старые обязательства”, — поясняет Сийливаск.

На вопрос, есть ли шансы, что родители Натальи не окажутся на улице, Сийливаск отвечает: ”На сегодняшний день мы имеем дело с действительным договором, и никаких оснований для реализации залогового имущества пока нет. Если ситуация сложится так, что такая потребность возникнет, то многое зависит от того, какова будет ситуация на тот момент. Если до этого дойдет, то будут рассматривать оба залога, оценивать стоимость обеих квартир и смотреть, каков остаток кредита”.

Напоследок он советует другим людям, попавшим в непростое положение, не затягивать с принятием сложных решений.

”Проще продавать квартиру вовремя и самому — в таком случае вы можете выиграть в цене, у вас будет больше времени, чтобы найти подходящего покупателя, — говорит Сийливаск. — Но людям свойственно оттягивать самое страшное. В итоге они упускают подходящий момент”.


В беде не бросят?

”МК-Эстония” поинтересовалась, может ли как-то помочь женщине с ребенком соцотдел по месту жительства.

”Пусть она приходит к нам, мы поищем подходящее решение, — сообщил пресс-секретарь Ласнамяэской управы Илья Бурцев. — За последний год Наталья к нам за помощью не обращалась”.