–Как сейчас ваше здоровье, и физическое, и душевное? Все-таки потрясения последнего времени были сильными — тяжелая болезнь, подозрение в коррупции…

–Знаете старую пословицу: все, что нас не убивает, делает нас сильнее? Так вот в ней, собственно, и ответ на ваш вопрос. Я действительно чувствую, что стал сильнее — морально, во всяком случае. Что до тела, я учусь ходить, а это, как ни парадоксально звучит, прекрасная физкультура. Каюсь, в прежней жизни я не слишком много внимания уделял физической форме, а теперь вот жизнь заставила каждый день приходить в спортзал.

Конечно, в известном смысле я веду, что называется, сидячий образ жизни, и порой сам себе напоминаю Ниро Вульфа, который, как вы помните, предпочитал кресло любому виду физической активности. Однако блеску его ума мог позавидовать любой конкурент. Тешу себя надеждой, что испытания пошли на пользу если не моему телу, то интеллекту во всяком случае.

–Что вам известно о ходе расследования в вашем отношении? Есть ли какая-то информация о том, когда оно будет завершено?

–Нет. Но что-то подсказывает, что очередного всплеска расследовательской активности не следует ждать до следующих выборов.

Речь не о ”дядюшке Эдгаре” и ”малышке Кадри”

–Как вы думаете, удастся ли Кадри Симсон стать председателем Центристской партии?

–Я неоднократно предрекал Центристской партии долгий политический век. Так что, думаю, когда-то ее председателем станет Кадри Симсон, Ольга Иванова и даже какой-то пока политически безымянный член молодежного крыла партии.

–Ожидали ли вы такого поворота событий? Как расценили ее решение баллотироваться на пост?

–Не могу сказать, что ломал над этим голову — накануне конгресса партии ее председатель думает о программе на будущее, а не о возможных конкурентах. Однако это нормально, что у молодого политика есть амбиции — политик без амбиций едва ли добьется успеха, и Кадри прекрасно это знает.

–Она говорит, что просто хочет вам помочь и немного взять на себя вашу нагрузку. Как вы думаете, так ли это на самом деле?

–Если Кадри говорит искренне, то она ведет речь не о председателе партии, а о знакомом с детства ”дядюшке Эдгаре”, которому не повезло оказаться в инвалидном кресле. Однако я не готов вести разговор о будущем партии с ”малышкой Кадри”. Председатель партии — не та позиция, с которой следует заниматься благотворительностью.

–Ваш соперник за пост председателя Центристской партии отмечает, что вы все это время слишком мало внимания уделяли регионам, сосредоточившись на своей вотчине — Таллинне. Мол, это несправедливо. Что вы можете на это сказать?

–Когда на один пост больше одного кандидата, критика конкурента, так сказать, входит в пакет. И это хорошо — всегда полезно посмотреться в зеркало. Думаю, у моих соперников тоже есть такая возможность: оба они руководят округами и не понаслышке знают, что можно было бы сделать лучше. А это значит, есть надежда на перемены к лучшему.

–Как вы думаете, чего хочет Кадри Симсон на самом деле и удастся ли ей этого добиться?

–Это вопрос к самой Кадри.

–Считаете ли вы ее сильным соперником?

–Я считал ее хорошим учеником.

Вхождение в правительство не может быть целью само по себе

–Правда ли, что вы послали Яну Тоом в Нарву переубеждать тамошних центристов?

–Неправда. Яна Тоом — координатор округа и прекрасно ”ориентируется на местности”. Мне нет нужды куда-то ее посылать, приехать и разобраться в ситуации ее попросили нарвские центристы.

–Вам ставят в укор, что при вас центристы никогда не смогут войти в правительство, потому что никто с ними не хочет работать. Если Кадри Симсон станет председателем, считается, что шансы центристов в этом плане вырастут. Как вы думаете, не будет ли полезнее для партии в данном случае сменить руководителя?

–Вхождение в правительство очень важно, но это не может быть целью само по себе. Важно не просто получить парочку портфелей, но иметь реальную возможность проводить в жизнь свою политику. Однако сотрудничество, которое начинается с вымогательства (а ультимативное требование сменить лидера партии иначе как вымогательством не назовешь) едва ли сулит такую возможность. Кроме того, хочу напомнить, что те же реформисты устами Таави Рыйваса уже проговорились, что дело не в Сависааре, а в программе партии как таковой. Так что лично я таким посулам не верю.

–Какие основные проблемы сейчас в Эстонии и как вы намерены их решить, если войдете в правительство?

–Основная проблема Эстонии — скорость реакции. На любые вызовы, будь то массовые сокращения, перспектива принятия беженцев или кризис в сельском хозяйстве, правительство реагирует с запозданием. В Доме Стенбока не стало людей, способных предвидеть возможные сценарии развития событий, а несамостоятельность нашей внешней политики — притча во языцех. Всякому, кто следит за моей деятельностью в Таллинне и на посту председателя партии, ясно, что я не привык прятать голову в песок и сверять часы с иностранными посольствами. Уверен, это серьезное преимущество.

–Сейчас сменилось поколение, и председатели других партий годятся вам в сыновья. Не чувствуете ли вы себя в этой ситуации динозавром?

–Чувствую ли я себя вымершим травоядным с крошечным мозгом? Нет. Я был и остался Носорогом.

–Если помечтать и пофантазировать, то как вам такой расклад: вы становитесь президентом Эстонии, а Кадри Симсон возглавляет партию и формирует правительство?

–Четверть века в политике научили меня ставить цели и их добиваться. А уж если мечтать, я бы лучше слетал на Марс.