Кабинет в Рийгикогу. Кадри пьет кофе, сидя на краешке кресла. Видно, что она напряжена — время сейчас для нее непростое, пишет "МК-Эстония".

–Как вы думаете, Сависаар не счел, что ваше желание баллотироваться на пост председателя партии — это в каком-то смысле предательство?

–Я думаю, он понимает, почему я это делаю. В то же время пост председателя партии — это был всю жизнь его пост. И очень сложно отказаться от чего-то, что ты делал так долго. Я вижу, что Эдгар Сависаар должен больше уделить времени своему здоровью. А он занимается и делами партии, и делами города — и важные вещи остаются без внимания.

–Он не воспринимает это так, что он больше не нужен?

–В Центристской партии — 14 000 человек, которые о нем очень заботятся. И никто никогда ему не скажет: ”Ты нам больше не нужен!” Наоборот, мы ему говорим, что он нам нужен в добром здравии. На мой взгляд, самая лучшая поддержка — не позволить ему продолжать в прежнем темпе, взяв на себя часть его нагрузки. Его слово для нас по-прежнему важно, но он не будет так много заниматься рутинными обязанностями. Посмотрим на председателей других партий — они все мужчины моложе 40 лет. Которые, вдобавок к работе министра, успевают еще много ездить по регионам. Основная работа Сависаара — мэр столицы. И это равноценно должности почетного члена партии.

”Я не враг!”

–Как вы могли бы объяснить избирателям Сависаара, которых много в Ласнамяэ, что вы ему не враг? Ведь, по сути, вы пытаетесь его подвинуть.

–Я знаю Эдгара Сависаара всю свою жизнь. Я забочусь о нем, как об иконе. Я его прекрасно знаю как человека, видела его и в горе, и в радости. И те, кто считают, что я ему враг или соперник, очень сильно ошибаются. В то же время я хочу, чтобы он продолжал выполнять свои обязанности, которые возложены на него мандатом. Я сделаю все, чтобы он смог вернуться на пост мэра столицы.

–После того, как стало известно о вашем желании баллотироваться, журналисты пытались узнать у жителей Ласнамяэ, знают ли те вас. Большинство не знало. Удивили ли вас результаты опроса?

–Я никогда не баллотировалась в Ласнамяэ, откуда жителям этого района меня знать? Это родной район Сависаара. И мы с партией проделали огромную работу, чтобы Сависаар в Ласнамяэ был таким популярным. Но известность, я думаю, у меня все же есть. Ведь я на протяжении нескольких лет говорила от имени Центристской партии на важные политические темы. Мы в Рийгикогу занимались вопросами, которые важны, в первую очередь, для русскоязычных жителей Эстонии — например, политика гражданства. Не говоря уже о том, чтобы информация на русском языке была доступна во многих местах — начиная от аптек и аннотаций к лекарствам и заканчивая судом, куда вы придете отстаивать свои права. И этим занималась Центристская фракция в Рийгикогу, которой я руковожу.

–То, что нарвское представительство предложило вас в качестве кандидата на пост председателя партии, было оговорено с вами заранее? Или же стало сюрпризом?

–Нарвское представительство вначале спросило, согласна ли я. Почему они так сделали? Я думаю, они так сделали, потому что… ждут больше внимания и поддержки тем регионам, которые находятся не в столице. Центристская партия — самая большая в Эстонии. Но самый сильный наш форт — Таллинн. Остальные регионы хотели бы больше видеть председателя партии и убедиться в том, что их слышат и поддерживают.

–А Сависаар сейчас обращает больше внимания на Таллинн?

–Все мысли, силы и энергия Сависаара направлены на работу мэра в столице. Это даже не подлежит обсуждению. И он выдающийся мэр.

Сложности выбора

–На съезде партии будет 1092 человека. Сколько из них — за вас?

–Это мы узнаем 29 ноября.

–Но уже сейчас некоторые члены партии выступают за вас или за Сависаара.

–Да, выступают. Но, к сожалению, не у всех из них есть право голосовать на конгрессе. Но в общем я вижу, что в Центристской партии очень много тех, кто и за Сависаара, и за Кадри Симсон. И вообще не хотят выбирать, за кого они. И такие люди преобладают. Я не противопоставляю себя Эдгару Сависаару. Я просто хочу обратить внимание на то, что в том положении, в каком он сейчас, нужно разделить обязанности. Сейчас я просто прошу больше доверия. Я исхожу из того, что то, что я делаю, сохранит Центристскую партию надолго.

–Как вы думаете, он даст вам больше полномочий?

–Я думаю, что в один прекрасный день он должен будет их кому-то дать.

–Вы считаете, что это должны быть вы?

–Я думаю, у него есть все причины мне доверять.

–В 2011 году Юри Ратас уже пробовал стать председателем Центристской партии, но у него не получилось. Что изменилось сейчас?

Юри Ратас захотел резких изменений в политическом курсе. (Пауза.) И все же получил 40% поддержки. На конгрессе председателя будут выбирать члены нашей партии. А для них важны другие вещи, например, общая история. Эдгар Сависаар для всех нас — часть общей истории. Но за 20 лет я со многими членами нашей партии познакомилась уже лично. И иногда на фоне общей истории важно также и общее будущее.

Три потрясения и приоритеты

–Этот год был для вас тяжелым?

–Очень. Центристскую партию настигло несколько потрясений, два из них связаны с Эдгаром Сависааром. То, что он попал в Тартускую больницу в очень тяжелом состоянии, заставило нас всех думать — что будет дальше? Второе — то, что он попал под нападки и в случае черного сценария должен будет годы потратить на восстановление своего доброго имени. А третье — то, что в марте 2015 года выяснились результаты выборов, которые позволили реформистам и дальше управлять страной.

–В феврале этого года было еще одно событие, неприятное для вас — вы развелись с мужем. Но вы об этом не сказали. Значит ли это, что карьера для вас важнее, чем семья?

–Нет. Семья для меня важна. Но в то же время я могу сказать, что мой развод… Да, я потеряла мужа, но приобрела друга. Каждый иногда должен понять, что двери, которые нужно закрыть, нужно закрыть. Сейчас я нашла для себя очень дорогого человека, с которым я надеюсь прожить долгую жизнь.

–Значит ли это, что развод был по вашей инициативе?

–Нет. Я сделала все, чтобы спасти брак.

–Как вы себя видите через пять лет? Мама, политик, мэр города?

–У меня есть очень хорошая коллега, Майлис Репс. Которая доказала, что она может быть как отличной мамой пятерых детей, так и выдающимся политиком. И даже работать министром. Я думаю, что умная женщина сможет совмещать несколько ролей и быть очень важной для эстонского общества. Моя мечта — чтобы у меня были дети, и я оставалась в политике, я люблю эту работу. Если говорить о большой мечте, то мне бы очень хотелось, чтобы после 8 лет в оппозиции мы могли бы претворять свои идеи в жизнь и в правительстве.

–Но все же говорят, что нужно выбрать что-то одно, что важнее — семья или работа. Какие у вас приоритеты?

–Я считаю, что невозможно делать карьеру, если у тебя нет за спиной крепкого тыла — семьи. Если ты одинок, то будет очень сложно. В ходе построения карьеры неизбежно будут такие моменты, когда тебе нужна будет простая человеческая поддержка. Которую могут оказать только близкие люди.

–Когда у вас будут дети, вы, как Майлис Репс, тоже будете с ними ходить на заседания?

–Да, Майлис Репс ходила. В то же время у нас в Рийгикогу сейчас, если я не ошибаюсь, пять женщин-политиков, у которых есть маленькие дети, и которые умудряются совмещать все дела так, чтобы и дети были под присмотром, и работа сделана. (Пауза.) Основная работа члена парламента — не заседания. Ночные заседания у нас бывают лишь пару раз в год. Есть много профессий, где женщины должны работать по ночам. Мы же должны это делать 1–2 раза в год. И эта работа не сложнее, чем у тысяч других женщин, которые могут ее совмещать с присмотром за маленькими детьми.

–То есть, если у вас будет младенец, вы будете нанимать няню?

–Вы знаете, я об этом не думала. Правда заключается в том, что у меня нет детей… (В глазах Кадри заблестели слезы — прим. автора.) Потому что у меня не может быть детей! (Она сжимает чашку с кофе и широко улыбается, но выглядит очень беззащитной в этот момент — прим. автора.)
В чем отличие от Сависаара?

–Противники Сависаара говорят, что он принципиально не хочет идти в парламент и что-то менять, даже с учетом того, сколько людей за него проголосовали. Если вы станете председателем партии, вы как поступите?

–Эдгар Сависаар — единственный председатель партии, который стал мэром столицы. И он остается в городе не потому, что ему так удобно, а потому, что он реально может там что-то сделать. Мы были бы сильнее, если бы председатель партии всю свою энергию направил бы на то, чтобы войти в правительство. И первое различие между мной и Эдгаром Сависааром заключается в том, что мой приоритет — изменить правительство.

–А второе?

–Он с годами стал личностью, которая должна принимать решения исходя из своего авторитета. Я опираюсь на команду. И как руководитель партии я при принятии решений тоже буду использовать обсуждения.

–Каким будет правительство с вами?

–Время показывает, что каждый раз, когда центристы оказывались у руля, для Эстонии наступало хорошее время. Правительство с нами — это когда деньги налогоплательщиков сэкономлены, а обязанности государства при этом выполнены. Денег хватает как на образование, так и на полицейских. Ни врачей, ни представителей других важных профессий не сокращают.

Железная леди

–Как вы относитесь к критике, которая уже два дня направлена на вас? Мол, вы не знаете русского языка, вы просто не справитесь со всем, что по зубам Сависаару, и так далее?

–На самом деле, критики немного. Критиковали меня и до этого, особенно сильно сейчас нападают политики из IRL. Это показывает, что они боятся, что нынешняя политическая система изменится. И теплое место в правительстве им уже никто не гарантирует. То, что я якобы не знаю русского языка, — очень оскорбительно для моего учителя русского языка. Потому что я с первого класса учила русский и до сих пор его помню. За 12 лет в школе я прекрасно научилась читать и до сих пор все прекрасно понимаю, но устный русский нужно подтянуть. Я не могу выражаться на русском так же интеллигентно, как на эстонском или английском.

- (перехожу на русский) Какие книги вы любите читать?

–Мне нравятся исторические романы и биографии. (Кадри говорит медленно, но правильно — прим. автора.) Что касается книг, то осенью не было особенно много времени читать, но летом я прочла биографию Маргарет Тэтчер в двух частях.

–С кем из женщин-политиков вы себя ассоциируете?

–Я еще не нашла такой женщины-политика, на которую хотела быть похожей. Больше всего мне нравится умение женщин-политиков получать то, что они хотят, — не силой, а в ходе переговоров. И я думаю, что этот поиск единства, компромиссов — как раз то, что эстонской политике сейчас очень нужно.

–Какие ваши сильные стороны?

–Я верю в то, что я делаю. И я посвящаю этому все свое внимание. И у меня получается налаживать контакты с людьми.

–А слабые?

–Я думаю, у меня нет слабостей. Они с годами исчезают. Может быть, я слишком молода для политика, но я сейчас в том же возрасте, в каком Эдгар Сависаар основал Народный фронт.

Друг — отец конкурента

- 20 лет назад, когда вы только пришли в Центристскую партию, какой вы были?

–Это был 1995 год. До этого я рьяно спорила со своими одноклассниками по поводу системы образования. Я была убеждена, что в Эстонии должно сохраниться бесплатное высшее образование. Мои одноклассники хотели вступить в Партию реформ, которая обещала сделать высшее образование платным. Я выбрала партию, которая лучше всего отстаивала мои принципы. И могу сказать, что за эти 20 лет я не видела другой партии, которая бы лучше делала это.

–То есть не папа привел вас в партию (ее отец — депутат парламента Ааду Муст — прим. автора)?

–Мой папа знает Эдгара Сависаара 50 лет. Но он вступил в партию по моим следам и сделал это на год позже, чем я. (Смеется.)

–Как отец отреагировал на ваше желание стать председателем партии?

–Мой папа вырастил четырех очень умных дочерей. Он знает, что мы ответственные, и у нас есть совесть. И он сказал, что доверяет мне и не станет перевоспитывать. А я попросила его вести себя так, чтобы у него сохранилась его 50-летняя дружба.

–Вы останетесь в партии, если выберут не вас?

–Да. Я точно никуда не уйду.

–Вы не собираетесь организовать День открытых дверей в своем доме по примеру Сависаара?

–Мой дом — маленькая квартира. Это не такая легенда, как хутор Хундисильма.

Большие цели

–Если вы в ноябре станете руководителем Центристской партии, это будет впервые, когда во главе такой крупной партии будет стоять женщина. Что вы думаете делать дальше?

–Да, в этом веке это будет прецедент — когда входящей в парламент партией будет руководить женщина. У которой будут реальные шансы стать премьер-министром! Я собираюсь после этого больше уделить внимания регионам. Я думаю, что правительство после этого не устоит.

–Вы могли бы войти в правительство с реформистами или никогда и ни за что?

–Если Партия реформ согласится на изменение налоговой политики — так, как мы это предлагаем, если они согласятся на послабления для тех, у кого нет гражданства, тогда да — я думаю, мы сможем с ними договориться. Но мы не пойдем в правительство на тех условиях, на которых пошли в этом году две маленькие партии. Дважды Центристская партия была с ними в правительстве, и были сделаны важные вещи. Так что я не могу сказать ”никогда и ни за что”. Но в нынешнем правительстве наш выбор — остаться в оппозиции. Реформисты слишком долго были у руля, они сейчас не готовы идти на уступки в вопросах налоговой политики, а без этого нам нет смысла идти в правительство.

–Если бы у вас появилась возможность стать министром, какое министерство вы бы выбрали?

–Я была в Рийгикогу восемь с половиной лет, преимущественно — в финансовой комиссии. Я считаю очень важным изменить налоговую политику. Так что если не премьер-министр, то министр финансов.

–Яна Тоом сказала, что не верит, что вы сможете возглавить Центристскую партию. Что вы думаете об этом?

–У Яны Тоом — очень большая база избирателей. Но они сконцентрированы в двух регионах. У Центристской партии — 27 представительств из разных регионов. И я побывала в гораздо большем количестве регионов, чем Яна Тоом. Я верю в то, что могу победить!

–Говорят, что после вашего решения Сависаар чуть ли не объявил вам войну, и теперь дорога на хутор Хундисильма вам закрыта…

- (Смеется.) Нет! Я еду к нему в это воскресенье!