По словам очевидцев, когда склад, на котором было 135 тонн химикатов, уже вовсю горел, по улицам города продолжали ходить люди, играть дети, а некоторые жители даже фотографировались на фоне горящего здания, от которого шел черный ядовитый дым. Горело здание, где работали с такими редкоземельными металлами, как тантал и ниобий.

Первое сообщение о том, что жителям города грозит опасность, было распространено в 16.32, и опубликовано в 16.34. И то многие продолжали оставаться на улицах, пока полицейские с громкоговорителями, разъезжая по Силламяэ, не начали призывать людей укрыться в зданиях и плотно закрыть все окна и двери. Журналистам стали выдавать маски. Однако, как показали последующие события, некоторые люди успели надышаться ядовитого газа.

На место пожара были отправлены спасательные команды со всего региона, в том числе и специальная машина из Кивиыли, предназначенная для ликвидации химических загрязнений. Прибыло туда и подразделение химиков, которые вели замеры распространения ядовитого дыма и консультировали спасателей. Тем не менее, пожар долго не удавалось потушить, вдобавок, по городу стали распространяться слухи об угрозе радиации.

Насколько компетентно и слаженно сработали соответствующие органы и нет ли у нас проблем с безопасностью?

Эвакуация проводится лишь в крайних случаях

Пресс-секретарь Идаского центра спасения Спасательного департамента Эстонии Хелен Тамметс отметает все предположения о заминке в оповещении.

”Спасательный департамент получил сообщение, что в Силламяэ на улице Кеск горит здание завода, в 15.45. В центр тревоги о происшествии сообщил прохожий. Мы стали оповещать людей через 47 минут после этого. Одновременно с распространением сообщения через СМИ на улицах Силламяэ полицейские патрули стали предупреждать об опасности людей, используя рупоры. Об обстановке на месте пожара информация выдавалась постоянно (пресс-сообщения, отвечали на вопросы по разным средствам передачи информации)”, — описывает происходящее Тамметс.

На вопрос, почему жители Силламяэ не были эвакуированы, она отвечает: ”Решение об эвакуации людей при угрозе отравления химикатами принимается в случаях, когда это необходимо, но все же в крайних случаях. Если нет непосредственной угрозы для проведения эвакуации, во избежание заражения и соприкосновения с опасным веществом людей просят оставаться в своих домах или рекомендуют оставаться в любом другом помещении, где надо закрыть окна и вентиляционные отверстия и двери. В Силламяэ опасность представлял дым, распространяющийся в радиусе 2 км”.

По ее словам, в Эстонии не было ни одного случая эвакуации населения в связи с отравлением химикатами.

”Если есть необходимость эвакуации, то эвакуируют людей за пределы опасной зоны. Зону опасности каждый раз определяют в зависимости от конкретного происшествия.
Решение об эвакуации и ее необходимости принимает руководитель спасательных работ (Спасательный департамент), эвакуацию проводит полиция совместно с местным самоуправлением”, — описывает процедуру Хелен Тамметс.

Сколько же людей может пострадать при неблагоприятном развитии событий в Силламяэ?

”Строить предположения на данную тему Спасательный департамент не будет, — говорит Тамметс. — В ходе работ по тушению пожара в медицинской помощи нуждались 6 спасателей. Их повреждения не серьезные, четверо спасателей смогли сразу продолжить работу, двоих отправили на амбулаторное лечение. Никто из работников завода не пострадал, также у нас нет сообщений о том, чтобы из-за пожара пострадал кто-то из жителей города”.

”Есть еще над чем работать”

Еще два года назад ”МК-Эстония”, основываясь на данных карты опасных регионов Эстонии, писала, что в городе сосредоточен целый ряд опасных производств. При этом, по словам жителей Силламяэ, город не готов к экстренным ситуациям и не имеет нормальной системы оповещения. Да и в СМИ после ЧП в Силламяэ возмущенно писали: в городе нет даже простого гудка, чтобы оповестить людей об опасности, не говоря уже об убежищах и четком сценарии действий.

”У нас есть две сирены, установленные в двух частях города, которые в аварийной ситуации сигнализируют об утечке аммиака, — говорит заместитель мэра Силламяэ Александр Канев. — Что касается гудков, то систему безопасности, которая была в советское время, разрушили, а альтернативу ей не создали, поэтому другой системы оповещения у нас действительно нет. Но эта проблема не только у нас. Позвоните в Нарву, Кохтла-Ярве, другие города — у них тоже их, я думаю, нет. Сейчас, конечно, Спасательный департамент думает над тем, как бы создать такую систему оповещения, которая работала бы максимально эффективно”.

По поводу гудков Александр Канев считает, что они тоже не могут быть на 100% эффективными.

”Если вы сидите дома, то за стеклопакетами вы этот гудок не услышите, — отмечает он. — Когда были события 2007 года, правительство нашло возможность через телефонных операторов разослать всем жителям страны сообщения, чтобы сидели дома и не поддавались на провокации. Причем, русским людям сообщения пришли на русском языке. Но когда это локальная ситуация, я не представляю, как можно выборочно послать сообщения только жителям одного города. Да и не у каждого ребенка в возрасте 3-4 лет, бегающего по улице, есть в кармане телефон”.

Что касается слаженности работ отдельных подразделений, Канев отмечает, что на этой неделе у них будет совещание, на котором проведут ”разбор полетов”.

”Сейчас могу сказать, что была недооценка масштабов опасности. Возгорание поначалу думали потушить силами одного расчета. Никто не ожидал, что пожар разовьется лавинообразно. Да, недочеты определенные были. Оповещение, я теперь уже понимаю, действительно было недостаточным. К тому же, изначально не было четкой информации, что горит, какие вещества”, — перечисляет Канев.

Он призывает не верить информации, что работники завода ничего не предпринимали, а вызвал спасателей случайный прохожий. Хотя в пресс-сообщении Спасательного департамента написано, что сигнал поступил от прохожего.

”Может быть, они звонили в местную службу, может, на номер 112, но информация, что шел какой-то дядя, увидел пожар и позвонил, не соответствует действительности. Я не знаю, почему в пресс-сообщении Спасательного департамента указано, что сигнал поступил от прохожего”, — говорит Канев.

Он добавляет, что учения, которые они проводили осенью, показали, что есть над чем работать, и есть ситуации, которые соответствующие службы должны прорабатывать и предвидеть.