- У вас в кабинете и кошки, и собаки, и совы, и даже лебедь на шкафу. Любите животных?

- Да, это памятные вещи. Но больше всего мне нравится коллекционировать собак полного литья. (только на столе у С.Г. стоят четыре такие собаки — прим.авт.) Я очень всегда любил собак, но потом так получилось, что я не мог их держать дома.

- Почему?

Аллергия на собачью шерсть одного из членов семьи. Но много лет назал мне подарили собаку XVIII века — так я и начал их коллекционировать. В кабинете лишь некоторые элементы коллекции, она расположена в другом месте. Люблю очень кошек. На даче у меня нет кошки, потому что я там не живу, но был период, когда кошек было очень много. Два раза в неделю мы с супругой варили еду и привозили, кормили кошек. Это тоже такое забавное зрелище — они нас встречали, два верных кота, Чубайс и Рики. И по заснеженной дороге впереди нашей машины они неслись до самой дачи. В машину они не садились. И потом нас так же провожали.

- Почему вы назвали кота Чубайс?

- Это не я назвал. Люди, как всегда, заводят кошек и собак, а потом уезжают с дачи и оставляют их там. Они начинают там плодиться, умирать, их раздирают лисы. Это очень печальная история кошачьей жизни. А ведь чуть-чуть подбодрить их, и все! Временами, я вам скажу, бывает так, что никого не хочешь видеть — из людей. Ты все время на виду, а в Таллинне легенды про меня разные ходят. Есть те, кто Богу на меня молятся, а есть те, кто дай пистолет — тут же застрелят или обгадят. Я приезжаю на дачу, развожу костер, сажусь какие-нибудь колбаски зимой пожарить, и коты приходят. Мы с ними ведем беседы, они все понимают. Это людям удобно думать, что животные ничего не понимают.

- А какие про вас легенды ходят?

- Разные.

- А какая самая невероятная?

- Про мои баснословные доходы. Многие думают: если школа конкурсная, то как же здесь не иметь баснословных доходов? (Улыбается.)

- Много копий поломано насчет того, надо ли первоклассникам устраивать приемные экзамены. Вы как считаете?

- Я считаю, не надо. Но ситуация такая, что никто ничего другого пока не выдумал. Я всегда был директором самой большой школы (в Таллинне — прим. авт). В соседних школах — 500-600 учащихся. У меня 1074! Желающих в этом году было на десять первых классов! В итоге мы сформировали четыре. И даже четыре для нас это довольно много. Все дети развиваются поэтапно. Но не все талантливы, не у всех одинаковый уровень достатка, данные, заложенные родителями, тоже у всех разные. Есть дети, которые от рождения не совсем здоровы, но если с ними заниматься, то происходят чудеса! Я в школе вижу такие примеры. Очень многие хотят к нам, но четыре класса — это максимум, десять классов — нереально.

- Эстонские классы среди них есть?

- Нет. Мы не занимаемся ни погружением, ни всплытием, ни поздним, ни ранним. Мы преподаем эстонский по своей методике, и дети, выходя из нашего лицея, спокойно учатся и в Тартуском университете, и в ТТУ, и других вузах. Но если мы будем преподавать физику, химию, биологию, географию и многие другие предметы на эстонском, как это делают в других школах, то не будет ни языка, ни предмета. Может, в конце концов, ребенок и освоит терминологию, но предмет останется в стороне. И, придя в университет, он вынужден будет наверстывать упущенное.

Без эстонского в Эстонии — тупик, это вне всяких сомнений. Но есть политика языка, а есть методика языка. Дайте школам самим выбирать, как им преподавать. Хорошо, когда чиновник приходит к директорам школ и говорит: ”Я вам даю такую-то сумму, но требую результата. И мне не важно, какими методиками вы добьетесь результата, важно, чтобы он был”. Любая методика, если она эффективна, имеет право на существование.

Другие школы я не осуждаю и не обсуждаю. Я всегда говорю: таллиннские школы хорошие, наш лицей — самый лучший. Я вообще счастливый директор — у меня самые лучшие дети, самые лучшие учителя, самые лучшие родители.

- Вы состоите в какой-либо партии?

- Нет. Единственная партия, в которой я состоял,- КПСС. Вышел оттуда в 1989 году. Была конфликтная ситуация, но я не стыжусь этого факта своей биографии.

- Часто ли в вашей школе бывают случаи школьного насилия? К сожалению, это довольно актуальная сейчас тема.

- Сказать, что в школе этого нет, я не могу. Конечно, они встречаются. Но я всегда стараюсь выслушать обе стороны и разобраться, найти точки соприкосновения. Я первый класс закончил в 1961 году. Жил в портовом городе. Ходили на танцы, дрались, выясняли отношения. Бывало, ходили и район на район разбираться с другими мальчишками. Но у нас были правила — лежачего не бьют и т.д.

Часто бывает, что кто-то кого-то обидел, родитель прибегает и говорит: ”Сергей Николаевич, давайте его в другой класс переведем!” Или ее. Ради бога, я переведу. Но всегда говорю: научите ребенка постоять за себя! Если это мальчик, то пусть растет мужчиной. В противном случае он всегда будет травоядным, и хищники его сожрут. Мы можем его переводить из класса в класс, но от себя не уйдешь. При школе есть секция, пусть занимается единоборствами.

Были случаи и интернет-насилия — когда одноклассники начинали писать одному из учеников разные гадости. Но, когда начинаешь разбираться, выясняется, что правда где-то посередине.

- Насколько вы вникаете в те мелочи, что происходят в школе?

- Я не кабинетный человек. Если вы придете на перемене, то я где-то хожу. Если вы приедете на соревнования, то я буду с ребятами на соревнованиях. Подбадриваю их, пою чаем, кормлю колбасой. У нас мало мужиков. Раньше были неполные семьи. Теперь вроде полные, но родители работают где-то за рубежом. К кому они приходят? Мама придет уставшая, классная ей позвонила или в электронном журнале написала, что Петя такой-перетакой. Ну дала ему по голове. Придет в школу — Марья Ивановна дала ему по голове. Ну и куда он? Конечно, он, как и любая собака от жизни собачьей, становится кусачим. А ему нужно сбросить пар — или пойти спортом позаниматься, или с директором поговорить по душам.

- Нынешние дети — они другие, чем раньше?

- Да, определенно. Происходят очень странные и, боюсь, необратимые процессы. Растет уровень неуравновешенности и агрессии. Конечно, немалую роль при этом играют СМИ, кино, игры, игрушки. В такой ситуации можно выпускать лишний пар в спорте. Конечно, можно меня считать занудой, но внучке я из России привожу только развивающие игрушки.

- Почему мужчины не идут в педагоги?

- На 750 евро содержать семью и минимум двухкомнатную квартиру — это просто нереально. У нас есть учитель физкультуры — педагог от Бога, так он работает здесь, потом в спортивном кружке, а по ночам занимается таксоизвозом. И надолго его хватит?

Интервью целиком — в еженедельнике ”МК-Эстония”.