То ли секреты у нас в стране не такие важные и оплачивались плохо, то ли еще что, но все трое (один подозреваемый и двое осужденных) — были людьми далеко не богатыми. У Алексея Дрессена имелась лишь квартира в Маарду. У Хермана Симма — два участка земли и коллекция произведений искусства.

У Владимира Вейтмана — квартира площадью 29 кв.м в Мустамяэ, на Сютисте теэ, квартира площадью 80 кв.м на улице Лийвалайа и дача с участком в 7 соток в Ватсла, что близ Сауэ. По неподтвержденным данным, это имущество частично досталось ему в наследство, частично — было получено еще в советское время. Если его признают виновным, то все будет конфисковано в пользу государства.

Владимир Вейтман: родом из КГБ

В середина августа работники КаПо задержали своего бывшего коллегу Владимира Вейтмана, подозреваемого в государственной измене.

На состоявшейся спустя два дня пресс-конференции государственный генпрокурор Норман Аас, госпрокурор Инна Омблер и директор КаПо Арнольд Синисалу поделились скупой информацией об этом деле.

”Есть основания подозревать его в том, что он годами собирал засекреченную информацию и неоднократно передавал ее спецслужбам России”,— сказал Аас, добавив, что подозреваемый все отрицает. Омблер сказала, что проведено несколько обысков, в ходе которых найдены крупные суммы денег. Прокурор не уточнила, за какие именно услуги подозреваемый мог получить в РФ плату.

Вейтман родился 19 февраля 1955 года в Таллинне. С 1980 по 1991 год он занимал пост в КГБ, будучи одним из самых молодых руководителей отделения — он курировал отдел, в котором трудилось более 100 человек. С сентября 1991 года до мая 2011 года он работал в КаПо.

Арнольд Синисалу отметил, что интерес к вышедшему два года назад на пенсию Вейтману не возник спонтанно. По его словам, доказательства собирали долгие годы, в том числе и в те времена, когда подозреваемый еще работал в КаПо. Кем именно он там был — не сообщается, хотя Синисалу сказал, что это был невысокий пост. Члены семьи Вейтмана под подозрение не попали.

По данным прессы, инженер Вейтман проработал в КаПо 20 лет специалистом по технической части. Как следует из скупых официальных данных, Вейтман, скорее всего, передавал государственные тайны технического характера. ”Поскольку в этой сфере техника развивается очень быстро, вышедший два года назад на пенсию Вейтман перестал быть полезен России”, — высказала предположение одна из эстонских газет.

Следует отметить, что технические работники обладают очень основательными знаниями о возможностях разведучреждения, приборах, с которыми работают, и, конечно, знают о том, куда их устанавливают. При этом до них не доходят сведения о том, какую информацию собирают и кто является источником.

Херман Симм: нашпионил на 21 миллион

В 2008 году был задержан по подозрению, обвинен и осужден на 12 с половиной лет за госизмену сотрудник КаПо, 62-летний Херман Симм. Спустя пару лет КаПо сообщила, что он передал Службе внешней разведки России (СВР) по меньшей мере 3294 секретных документа.

Сам Симм утверждает, что начал сотрудничать с российской разведкой из страха, что в случае отказа над его близкими могла нависнуть угроза. Но КаПо придерживается другого мнения.

”Долговременная работа Симма на СВР свидетельствует о том, что он не был завербован путем шантажа или угроз”, — говорилось в ежегоднике КаПо. — В отношении его как изменника следует выделить смешанные мотивы действий: личная обида на полицию Эстонии и Эстонскую Республику (после освобождения от должности гендиректора полиции ему предложили всего лишь должность заместителя комиссара отдела расследований ЦеКриПо), потребность в более высоком признании (генеральские лампасы и высокие государственные награды так и остались мечтой) и деньги”.

Осужденный за шпионаж в пользу России Херман Симм был заядлым коллекционером предметов искусства. После того, как Симма поймали и осудили, он остался без своей коллекции, которую выставили на аукцион, выручив с него 13 000 евро.

Сам Симм был вынужден объявить себя банкротом. С учетом того, что нанесенный им своей шпионской деятельностью ущерб составил более 21 млн крон, а продажа имущества не покрывала эту сумму, шпион подал заявление о банкротстве, которое суд удовлетворил.

Обвиняли в госизмене и его жену, 54-летнюю Хеэте Симм, однако впоследствии ее отпустили и даже выплатили компенсацию за те 48 дней, что она провела в тюрьме. Но жизнь супруги была несладкой. В 2012 году она дала первое после своего задержания интервью, в котором рассказала, как изменилась ее жизнь после приклеившегося к ней ярлыка ”жена госизменника”.

”Меня признали невиновной и даже выплатили компенсацию, но спустя два месяца сократили с работы юриста в Департаменте полиции. Более полутора лет я безуспешно рассылала CV, но, видя фамилию и возраст, все отказывали. В течение полутора лет я была без работы”, — рассказала Хеэте.

В итоге она пошла учиться и с нуля стала строить свою карьеру в другой области. ”Мы общаемся с мужем каждый день. Херманн старый и больной человек, недавно перенес операцию. Он все-таки мой муж, и я хочу получить его обратно живым”, — сказала женщина.

Алексей Дрессен: 16 лет с конфискацией

Бывший специалист КаПо, 43-летний Алексей Дрессен, задержанный в прошлом году по подозрению в госизмене, был осужден на 16 лет лишения свободы — на четыре года больше, чем Симм. Как отмечала тогда прокуратура, это самое строгое наказание в рамках согласительного производства. Его жене Виктории дали шесть лет условно с пятилетним испытательным сроком.

Дрессена и его супругу задержали утром 22 февраля 2012 года в Таллиннском аэропорту, когда Виктория направлялась на рейс Таллинн-Москва. У женщины при себе был обнаружен носитель данных с секретной информацией. Комментаторы в интернете недоумевали, как много лет проработавший в КаПо человек мог так глупо попасться, зачем нужно брать с собой компрометирующую информацию, когда можно все отправить по интернету. Если у Симма защитников было немного, то в 2012 году многие считали, что Дрессена подставили.

В счет доходов государства у Алексея Дрессена было конфисковано 142 900 евро и найденные в ходе обыска 23 556 евро наличными. В пользу государства перешла и находившаяся в собственности Дрессенов квартира в Маарду.

По заявлению КаПо, Алексей Дрессен встал на путь госизмены в 1998 году, когда ФСБ России вошла с ним в контакт в целях получения информации. Окончательно ФСБ завербовала Дрессена в 2001 году в Кашире, где жили родственники его жены.

Отмечалось, что Дрессен в годы службы в КаПо неоднократно наказывался в дисциплинарном порядке за явку на работу в нетрезвом виде, утерю служебного удостоверения и невыполнение служебных обязанностей. Газеты активно муссировали тот факт, что во время апрельских беспорядков 2007 года Дрессен отсутствовал на работе — впоследствии он якобы сказал, что напился.

Любопытно, что и Дрессен, и Симм в годы работы в КаПо в течение нескольких лет входили в одну комиссию с нынешним президентом Тоомасом Хендриком Ильвесом, который тогда был министром иностранных дел. Комиссия контролировала ввоз, вывоз и транзит стратегического товара. Советник президента после ареста Дрессена заверил СМИ, что Ильвес контактировал с обвиненными в госизмене только по работе.

Заседание суда по делу Дрессенов было закрытым, а материалы уголовного дела, как и в случае Хермана Симма, засекретили на 50 лет.

Наша справка
В Пенитенциарном кодексе Эстонии госизмена рассматривается в статье 232. Согласно приведенной формулировке, госизмена со стороны гражданина Эстонии — это помощь лицу, иностранному государству, иностранной организации или лицу, действующему по заданию иностранного государства, в ненасильственных действиях, направленных против независимости и самостоятельности или территориальной целостности Эстонии. Это может быть также сбор государственных тайн или секретной внешней информации с целью передачи либо передача тайн и информации иностранному государству, иностранной организации, иностранцу или лицу, действующему по заданию иностранного государства.

За подобное преступление предполагается наказание в виде лишения свободы сроком от 6 до 20 лет или пожизненное заключение.

Если бы Дрессена или Симма осудили в советское время по тем же статьям, то они были бы расстреляны или отправлены в лагеря пожизненно.