Наша попытка узнать о новом худруке побольше, можно сказать, провалилась. Ответы по электронной почте – это, конечно, не интервью. Нет живого контакта, спонтанной реакции, возможности где-то уточнить и углубиться в суть. Тем более когда ответы настолько односложны. В интересах Русского театра остается лишь надеяться, что краткость в данном случае – сестра таланта. Что ж, время покажет. Пока же кажется, что просто сестра.

- Как вы восприняли свое назначение худруком в Таллинн?
- С большим интересом.
- Трудно сделать режиссерскую карьеру в Москве? Что для этого нужно?
- Талант.
- В пьесе «Жизнь удалась», за которую вы получили приз «Золотая маска», много ненормативной лексики. Ваше отношение к мату? Допускаете ли вы его в своей повседневной жизни?
- Стараюсь не допускать.
- Еще одна ваша пьеса, «Приход тела», скажем так, та самая «чернуха» - девочка, изнасилование, сперма на лице как невозможность попадания в рай… Не странные ли темы для искусства, которое должно будить положительные эмоции, доставлять эстетическое удовольствие?
- Эта пьеса скорее как раз издевательство и ирония над так называемой «чернухой» и тем огромным количеством пьес 90-х, многие из которых были наполнены эпатирующими публику элементами.
- Сегодня часто эпатаж в кино, книгах и на сцене подменяет какую-либо художественную ценность произведения. Вы согласны с этим утверждением?
- Эпатаж – это художественная беспомощность.
- Какой вы человек? Охарактеризуйте себя: кто вы по ментальности?
- Без комментариев.
- В детстве вы были достаточно хулиганистым, скажем так. До сих пор умеете драться?
- Думаю, в определенных обстоятельствах все умеют.
- Ваши первые впечатления от Таллинна? Чем жизнь в Таллинне отличается от жизни в Москве?
- Пока сложно сказать. Я живу в Таллинне всего ничего.
- Жена и дочка приехали с вами сюда?
- Моя семья будет жить со мной в Таллинне.
- Режиссер – профессия подневольная? Или он всегда делает то, что хочет?
- У всех по-разному.
- На всех фотографиях у вас очень печальные глаза. Почему?
- Понятия не имею.
- Вас останавливали когда-нибудь в Москве как «лицо кавказской национальности»? Испытывали ли вы на себе когда-нибудь националистические проявления?
- Конечно, и не раз.
- Вы мусульманин?
- Православный.
- Вы сказали как-то, что профессия режиссера «вставляет». Что «вставляет» вас лично?
- В одном из интервью я сказал, что режиссера должно вставлять, говоря другим языком, он должен быть обожжен материалом, иначе у него ничего не получится.
- Какие проблемы глобального масштаба вас волнуют?
- Я лучше отвечу на этот вопрос своими постановками.
- Что вам рассказывали перед назначением о проблемах Русского театра в Эстонии?
- Ничего конкретного, только общие слова, что в театре много проблем.
- Какую книгу сейчас читаете?
- «Логика перемен» Полины Богдановой и «Между прошлым и будущим» Анатолия Васильева.
- Как вы думаете привлекать публику в Русский театр?
- Я собираюсь заниматься художественной жизнью театра.
- Какие темы, на ваш взгляд, сегодня являются самыми востребованными у московской театральной публики? Или, может, какие-то режиссеры или актеры, словом, на что ходят почти все?
- В Москве сложно найти спектакли, на которые ходят «почти все».
- Вы встречались с Путиным. Каким он вам показался?
- Без комментариев.
- Вы есть в социальных сетях? Для чего?
- Прежде всего, это связано с работой.
- На сегодняшний момент ваша жизнь удалась?
- Не жалуюсь.