- Я 15 лет отработала как модель, причем на показах известных Домов, много работала для Версаче, достаточно поездила по миру, — начинает рассказ Инга. — В один момент я поняла, что обувь — именно то, что я бы хотела делать. А поскольку я всегда хотела жить в Италии, то, завязав с модельным бизнесом, осели с мужем и дочкой в Милане.

Какое-то время я наблюдала за работой модельера сегмента люкс Брайана Этвуда. Он в течение десяти делал обувь и аксессуары для Версаче, и почти год я провела в его студии, где увидела весь процесс рождения модных туфель, начиная с поиска и разработки темы, создания набросков и рисунков, до моделирования многих образцов и создания того одного, который пойдет в массовое производство.

- Любой может напроситься в мастерскую дизайнера и посмотреть? Или только избранные?
- У тебя должно быть желание и ты должна уметь что-то делать. Никто никому денег не платил, я училась у Этвуда. Деньги платишь потом, когда ты выходишь в свободное плавание. Сначала надо найти заводы, которые захотят с тобой работать. Обувь ведь не делается на одном заводе: каблуки выпускает один, подкаблуки другой, стельки третий. Нужно по крайней мере 8-10 заводов, чтобы собрать все составляющие обуви и доставить на последний, который уже собирает части в целое.

- Много ли брендовой обуви действительно производится в Италии? Кажется, что все — только в Китае.
- В Италии много заводов по производству обуви. Естественно, все самые именитые Дома моды делают обувь только в Италии. Правда, несколько лет назад в прессу просочилась информация, что Prada делает обувь в Китае. Такие бренды заказывают по 3 млн пар обуви ежегодно. У меня, естественно, нет большого количества, чтобы снизить себестоимость. Я плачу заводу по 90-150 евро за пару. В Таллинне по таким ценам она в магазинах продается.

- Я смотрела на твоем сайте — 390 долларов за босоножки Inga.
- Я пытаюсь делать цены ниже, чем у известных марок, но слишком низко опускаться тоже нельзя. Потому я делаю обувь высокого качества и только из натуральной кожи. Моя обувь продается в пределах 300-600 евро. У крупных брендов до 1500 евро за пару зашкаливает.

- Где продается твоя обувь?
- В Милане в одном бутике, в Нью-Йорке и Париже. Уже в третий раз делаю обувь для шоу французского дизайнера Алексиса Мабийи. Для своей летней коллекции он выбрал мою совершенно простую модель, базовую — сандали, а для зимней — ботиночки с двумя замочками.

- То, что ты сделала за определенный срок, позволяет говорить об успехе?
- Когда я начала заниматься обувью, меня сразу же предупредили: первая коллекция называется нулевой. Тебя никто не знает. Вторая, которую я представила, считается первой. На третью твою коллекцию приходят посмотреть, если ты еще существуешь. Обычно после второго сезона завод от тебя отказывается, потому что у тебя нет достаточного количества обуви для заказа. Они говорят, что не будут заниматься твоими 25 туфельками. Причем говорят в самый последний момент, когда магазины уже сделали заказ. Это случается со всеми. Со мной тоже. У меня заказ на 200 пар, но им это не подходит. Приходится срочно искать другой завод, носиться, нервничать. А четвертая коллекция — уже важная коллекция. Я ее буду показывать в феврале-марте. Она итоговая что ли, когда ты понимаешь, что тобой заинтересовались и тебя уже покупают. Иными словами, дается два года на раскручивание.

- Ты скучаешь по Таллинну?
- Я сюда каждый год приезжаю. Родные здесь, сестра, которая никуда не собирается уезжать. Я не знаю, смогла бы я сейчас сюда вернуться и жить? Может, мне бы хотелось проводить здесь больше времени, но чтобы делать то, что я делаю, я должна крутиться-вертеться во многих странах и постоянно кричать "я здесь, я существую!"

Интервью целиком — в еженедельнике "МК-Эстония".