- Вы верите в честность выборов?

- Мы постараемся это обеспечить. За сегодняшний день (интервью состоялось в пятницу, 6 сентября — прим.) подписал, наверное, 200 заявлений о направлении людей в комиссии с правом совещательного голоса. Будет много наблюдателей, мы постараемся обеспечить чистоту выборов. В Петербурге 3,5 миллионов избирателей и число голосующих наверняка превысит миллион. При таких масштабах массовые фальсификации невозможны. Вы не сможете заменить 100 000 бюллетеней, так не бывает.

- Но были же случаи, когда вбросы совершались даже при наличии камер видеонаблюдения.

- Это было на небольших территориях. Я хорошо знаком с прошлогодними выборами во Владимирской области. Было три кандидата: действующий губернатор, два кандидата, которые оппонировали. Естественно, все комиссии хотели, чтобы губернатор (Светлана Орлова — прим.) переизбралась. Но из этого ничего не вышло. В первом туре ей это сделать не удалось, она не дотянула до 40%, а во втором она прибавила 1% или 2%. Все остальные голоса ушли к ее оппоненту, который стал губернатором (Владимир Сипягин от ЛДПР — прим.). Я думаю, если люди захотят, то они поменяют власть и в Петербурге.

- Как вы оцениваете свои шансы на победу?

- Схема примерно такая же, как и на любых губернаторских выборах, которые сейчас проходят в России. Первое место в первом туре занимает представитель действующий власти, в данном случае это Беглов. Я рассчитываю занять второе место. Вопрос в том, будет ли второй тур. Для этого нужна явка в 40%. Если будет второй тур, то в нем я побеждаю. В этом я уверен.

- Оппозиционер Алексей Навальный призывает голосовать в Петербурге за любого, кроме Беглова. Расцениваете ли вы его призыв, как косвенную поддержку?

- Несомненно. Честно говоря, я долго был против этого лозунга. Потому что, в этом списке был господин Бортко (кандидат Владимир Бортко сняться с выборов — прим.). Он мне совсем не нравился, потому что он любит произносить речи в пользу Сталина. Какие-то такие у него странные представления о жизни. Но после того, как он снялся, считаю, что это прекрасный лозунг, и он работает на меня.

- В 2007 году вы участвовали в Марше несогласных, тогда вас даже задерживали. Как вы сегодня относитесь к протестам в Москве?

- Я сочувствую людям, которых задерживают на акциях протеста. Я знаю некоторых людей, которых не допустили до участия в выборах. Например, есть такой деятель московского "Яблока" Андрей Бабушкин. Он известный правозащитник, я его лично знаю. Он честный и порядочный человек. Представить, что Бабушкин специально допускал какие-то нарушения, я не могу. Поэтому считаю, несправедливым, что его не допустили к выборам. В тоже время я очень хорошо отношусь к Элле Александровне Памфиловой, председателю Центральной избирательной комиссии. И я не могу не прислушиваться к ее позиции о том, что нарушения были у многих кандидатов. Большой вопрос в том, как вела себя полиция в отношении демонстрантов. Это у меня вызывает большие возражения. Мне кажется, что митинги, шествия надо было разрешать. Естественно, держать их в каких-то заявленных рамках. Но когда вы не разрешаете проведение митингов, то держать их в заявленных рамках гораздо труднее. И все же я уверен, что Собянину удастся сохранить большинство в Московской городской думе. Это мой прогноз. Собянин, как мэр, работал неплохо именно по решению хозяйственных вопросов, но свое политическое лицо он серьезно испачкал.

- А как вы оцениваете работу врио губернатора Александра Беглова?

- Я с уважением отношусь к Александру Дмитриевичу Беглову. Он знает город, болеет за него. Но здесь нужна другая власть, нужен другой стиль власти. Общество заявляет о том, что оно хочет больше влиять на власть, хочет контролировать власть. В этом смысле нынешнее правительство города, администрация, которую возглавляет Беглов, все-таки больше бюрократическая. Это то, против чего я выступаю. Смысл моей программы — это шаги по демократизации, по выборам районных советов, по созданию системы сдержек и противовесов. Поэтому мы с ним политически расходимся. То, что он хочет городу добра, в этом я не сомневаюсь. Во время телевизионных дебатов он участвовал в четырех раундах из шести. Я считаю, что это очень важно, потому что в России во многих случаях идущие на выборы руководители уклоняются от дебатов. Тот же Собянин, Путин не участвуют в дебатах. А вот Беглов это сделал, и ему за это надо поставить большой плюс.

- Прошлой зимой у петербуржцев были вопросы по уборке снега. Один из пунктов в вашей предвыборной программе — перенять систему уборки снега из Эстонии и Финляндии. Вы знаете, как она работает в Эстонии?

— Конечно! Весной этого года, когда еще лежал снег, мы с помощником были в Тарту. Нам помогла ассоциация ЖСК и ТСЖ нашего города, то есть, это аналог ваших квартирных товариществ. В Тарту мы ознакомились с системой уборки улиц. В общем, мы поняли, что эта система очень правильная, там четко распределена ответственность. За каждым домом закреплена уборочная зона.

Четко понятно, что делают городские власти, что делает квартирное товарищество, что делают другие домовладельцы, введена ответственность. То есть, можно оштрафовать за то, что неправильно убираются улицы.

Я, кстати, читал о регламенте уборки снега в дореволюционном Петербурге. В принципе, это похоже на то, что сегодня работает в Эстонии и Финляндии. Так что все новое — хорошо забытое старое. Надо вернуть эту систему.

- Что бы вы еще переняли от Эстонии?

- Второй вопрос, который нас очень интересовал, это обращение с мусором. Дело в том, что фактически в Петербурге нет раздельного сбора мусора. Это дело энтузиастов. В Тарту мы ознакомились с тем, как проводится раздельный сбор мусора. Это то направление, которое нужно развивать в Петербурге. Кстати, я как-то был в вашем столичном районе Ласнамяэ, где преимущественно проживает русскоязычное население с нашим менталитетом. Там во всех домах квартирные товарищества. Мне кажется, что мы должны провести такую же децентрализацию управления жилищным фондом, как и в Эстонии. Сегодня у нас жилищным фондом по-прежнему управляют государственные жилищно-коммунальные службы. Ну, кроме собственников жилья из старых кооперативов, их довольно много в Петербурге. Но все-таки большую часть обслуживает государство, и оно работает плохо. Потому что это бюрократическая система, не зависящая от людей. Вот эти идеи надо позаимствовать в Эстонии.

- Не каждый житель Петербурга знает про таллиннский район Ласнамяэ. Откуда вы знаете о нем?

- Во-первых, я географ. Во-вторых, меня всегда интересовала архитектура. Ласнамяэ — это же район, который был построен еще в советское время. Тогда он считался передовым с точки зрения градостроительства и архитектуры, там интересное транспортное решение.

- Вы наверняка знаете, что в Эстонии, то есть у границы с Россией, находятся солдаты НАТО. Как вы к этому относитесь?

- Плохо. Это не оздоравливает ситуацию. Понятно, что Эстония не нападет на Россию, и Россия не нападет на Эстонию. Я считаю, что в целом в мире мы слишком много тратим на вооружение.

- Эстонский журналист Вахур Корритс предложил направить на Петербург ракеты с целью сдерживания российской агрессии. Как вы это прокомментируете?

- Ну это вот мне кажется глупостью. Мы живем в таком мире, где между странами НАТО и Россией не может быть крупного конфликта. Если у нас есть голова на плечах, мы этого не допустим. Поэтому не нужно в этот вопрос подбрасывать какие-то новые сюжеты, которые будут раздражать соседей.

- Вы четверть века состояли в партии ”Яблоко”. Говоря о Крыме, ваши бывшие однопартийцы называют это аннексией, а происходящее в Донбассе — бойней. Какова ваша точка зрения по этому поводу?

- Я не был среди тех, кто хлопал в ладоши в связи с присоединением Крыма. Но считаю, что люди имеют право быть свободными. Я считаю, что страны Прибалтики, республики бывшего Советского Союза имели право отделиться. В каком-то смысле распад СССР был закономерным, и это должно было случиться. А в 90-е годы, будучи депутатом Ленсовета, я голосовал за резолюцию после штурма парламента в Вильнюсе в январе 1991 года. И эта резолюция была принята. Но нужно понимать, что в конечном итоге это выбор жителей Крыма. Когда людям говорят, что теперь вы будете говорить только на украинском языке, ваши дети будут ходить в школу только на украинском языке, то они захотели отделиться. И у них на это есть право. Я являюсь сторонником такой точки зрения, кстати, она была с моей подачи записана в документах ”Яблока”, что если есть какое-то сомнение, давайте проведем новый референдум под международным наблюдением. Разрешим Украине агитировать. Пожалуйста! Я уверен, что результат будет примерно таким же.

- Вы амбициозный человек?

- Конечно. Но как можно оказаться в политике без амбиций.

- Получив пост губернатора, вы намерены потом идти дальше?

- Нет. Я вам честно скажу: моя мечта, которая может быть и не сбудется, это как раз служить родному городу на посту губернатора.

- Как вы думаете, президентом России может стать женщина?

- Да, почему нет. В России есть женщины, которые занимают высокие позиции во многих компаниях. Может быть, не самые-самые высокие, но процент среди руководства компании выше, чем, например, во многих западноевропейских странах.

- Какова ситуация равноправия в России?

Если говорить о мужчинах и женщинах, то, наверное, европейская. Конечно, есть проблемы. Понятно, что женщины не всегда себя чувствуют равноправными. У нас есть некоторые странности. До последнего времени был запрет на то, чтобы водителем поездов метро были женщины. Я даже знаю людей, которые против этого протестовали. Вроде бы сейчас эту норму на федеральном уровне отменили, правда, ни одной женщины, по-моему, до сих пор на этой позиции не появилось.

Если говорить о межнациональных отношениях, считаю, что у нас хорошие результаты. У нас, конечно, не такая ситуация, как в Эстонии, где есть большое количество неграждан. Я считаю, это большая ошибка Эстонии и Латвии. На мой взгляд, это явное нарушение прав человека, особенно в отношении тех, кто там родился. У нас, например, есть национальные школы. Много преподавания ведется на национальных языках в республиках, где большое внимание уделяется национальной культуре.

Я считаю, что мы достигли большого прогресса с точки зрения ЛГБТ сообщества. Определенные проблемы, конечно, еще есть. Но если сравнить с советским периодом, когда геев преследовали, то прогресс очевиден. Существует равенство возможностей с точки зрения работы и так далее. Я знаю открытых геев, которые работают и не стесняются признаться в своей ориентации. У них нет никаких проблем. Конечно, есть общественное неприятие, в общем-то это же и в других странах имеет место быть. Форсировать эту тему не надо, надо закрепиться на достигнутых рубежах. А если где-то будут происходить нарушения, скажем, кого-то будут дискриминировать на работе по этому признаку, то государство, конечно, должно защищать таких людей.

- Придя к власти, что вы сделаете в первую очередь? Сформулируйте три основных тезиса.

- Во-первых, сохранение некоторых зеленых зон, над которыми уже занесен топор, чтобы превратить в стройку. Некоторые проекты я остановил бы мгновенно. Вторая тема, которая меня очень волнует, нехватка мест в детских садах. И, наконец, третье, что очень раздражает петербуржцев, у нас очень медленно строится метро по сравнению с Москвой. Вот три направления. И разумеется, как мы с вами говорили, в приоритете еще раздельный сбор мусора. Я знаю, что по раздельному сбору мусора Эстония отстает от Финляндии. Почему? Потому что Финляндия раньше решила этот вопрос. Эстония уже начала, она впереди нас и получается, что мы будем отставать от Эстонии.