- Это миф или реальность, что вся нарвская молодежь хочет уехать в Таллинн или вообще в Европу?

- Тут надо говорить не о Нарве, а обо всей Эстонии. Единственный город со стабильным притоком населения — это Таллинн. Это нормально, когда молодые люди хотят уехать в большой город. Так что это не миф. На самом деле я ничего против этого не имею, наоборот, может быть, это хорошо даже, когда люди уезжают, не только в Таллинн, но и дальше за границу. Они получают новые знания, расширяют кругозор. Но наша задача, чтобы они после этого бы вернулись. Чтобы приехали и применили полученный опыт для развития своего города.

- А что ты намерен делать, чтобы они вернулись?

- В первую очередь мы должны создать ту среду, в которой хочется жить. Поэтому в последнее время очень много внимания уделяем как раз созданию инфраструктуры города, строим новый парк. Последний парк строился 65 лет назад. Реновируем другой парк, строим стадионы, детские площадки, полностью преображаем город и в этом контексте очень важно, на мой взгляд, воссоздание, насколько это возможно, Старого города Нарвы, который был жемчужиной. Он, к сожалению, был разрушен во время войны, в 1945 году. И у нас есть что показать, есть что восстановить. Понятное дело, это длительный процесс, огромные финансы, но, я предлагаю начать с восстановления дома Петра І, его реновации, на его базе можно сделать музей истории Нарвы. У нас огромное количество музеалов, которые хранятся и здесь, и в России, и в Эстонии, которые можно вернуть обратно. И, я считаю, надо возвращать. Это послужило бы началом реновации всего этого квартала, потому что, например, под полуметровым слоем земли у нас сохранились идеальные мостовые. Это выяснилось, когда делались раскопки в начале 90-х. Мы могли бы на базе этого создать школу археологии, куда бы привлекали также молодых ребят.

С одной стороны у нас Россия, с другой Скандинавия, с третьей — вся Европа

- А что касается инвестиций, что ты намерен делать? Как будешь привлекать инвесторов?

- Не прямая задача города привлекать инвесторов, но мы должны способствовать, создавать им условия. У нас вокруг Нарвы замечательные технопарки, они предлагают великолепные условия. Приходи и строй. Все коммуникации есть: электричество, теплоузлы. Приходи, работай. Но в чем проблема? Об этом я говорил с премьер-министром, и с президентом, и с некоторыми министрами. Фирмы не из Эстонии, которые хотят инвестировать сюда деньги, сталкиваются с невозможностью открыть расчетный счет в банке, и банки не дают кредиты. Сейчас это очень сильно нам мешает. У города нет ресурсов и возможности повлиять на эту ситуацию. Это решается на уровне государства. Я знаю, что этим вопросом сейчас серьёзно обеспокоились. Почему это может сработать, если фирмы сюда инвестиции приведут? У нас большое количество людей в Нарве, которые сильны технически. Те же электростанции, которые так или иначе людей сокращают, шахтеры, то есть это люди с опытом, умеющие работать. И этих людей очень просто можно переобучить на другие технические специальности. С другой стороны, например, ко мне приезжали представители корейской фирмы, они хотят построить здесь завод корейской косметики. Женщины, думаю, знают, что корейская косметика считается одной из лучших. Чем интересно наше место? Исторически: с одной стороны Россия, Украина, Белоруссия — огромный пласт, с другой стороны Скандинавия, с третьей стороны — вся Европа. Помимо расположения, у нас не самая дорогая рабочая сила. Так что есть все предпосылки для инвестиций.

- До мэра ты был вице-мэром. И долго не хотел принимать этот пост.

- Да, я два раза отказывался до этого. В разный период времени. Считал, что был не готов, да и многое не удалось бы сделать, что я хочу. Третий раз пригласили как раз после выборов. Я подумал, что это новый период времени, новые люди пришли и вот с нуля можно попробовать. Поэтому я согласился.

- А не было опасений из-за того, что ранее уголовные дела заведены в отношении Софьи Хомяковой и Андрея Филлипова (экс-вице-мэры Нарвы — прим. RusDelfi)?

- Все проблемы, которые раньше возникали, были в сфере городского хозяйства, куда меня и приглашали. Конечно, были опасения, но не в том плане, что у меня не получится, а в том, дадут ли мне делать то, что я хочу и что я считаю нужным, насколько я буду самостоятельным в своих решениях. Прежде чем согласится, я несколько раз встречался и с мэром города, и с видными депутатами. Все-таки депутаты же утверждают вице-мэра. И когда я получил ответы, которые хотел получить, согласился.

- После того, как посадили Алексея Воронова (в прошлом известный нарвский политик — прим. RusDelfi), тяжело было заслужить доверие депутатов и жителей Нарвы?

- А в чем тяжесть должна быть? Как это связано?

Kaader videost

- Недоверие, люди думают, что коррумпированная власть придет новая, начнет воровать. Так же?

- Тут, я думаю, независимо от того, сажали кого-то или нет, к власти определенная доля недоверия существует. Поэтому надо своими действиями показывать, насколько ты все-таки соответствуешь ожиданиям. Поэтому я это не связываю с Вороновым никоим образом.

- Воронова посадили за коррупцию. Тебе, например, предлагали взятку?

- К счастью, нет.

- А если поступят подобные предложения?

- А, наверное, не поступят, потому что когда работаешь какое-то время, люди видят, как ты себя ведешь, как ты реагируешь. Я довольно-таки в работе жесток, иногда, может быть, даже чересчур. Если люди приходят с какими-то разговорами, которые мне, скажем так, не нравятся, то можно получить довольно-таки жёсткий ответ. Поэтому я надеюсь, что у людей хватит здравого смысла с такими предложениями ко мне не приходить.

Беспартийная власть в городе — это не совсем хорошо

- В 2021 году будут выборы. Намерен ли ты баллотироваться и от какой партии?

- Баллотироваться намерен, потому что позиция мэра — это уже политическая должность, как ни крути. Поэтому мне придется идти. Не могу сказать, что горю желанием. Но чтобы продолжать тот курс преобразований в городе, который мы сейчас на себя взяли, для этого необходимо, конечно, баллотироваться и выборы выигрывать. Тогда в этом случае есть возможность довести свои идеи до конца. Сейчас у нас беспартийная коалиция. Я в партии не состоял и до этого. То есть, я был беспартийным и когда вице-мэром меня выбирали. У нас тогда была договоренность, что я в партии не вступаю, если сам этого не захочу, то есть на меня никто не давил. Та же самая позиция и сейчас, но опять же надо четко понимать, что, конечно, беспартийная власть в городе — это не совсем хорошо, потому что когда какие-то касамые города проекты поступают в правительство, то там сидят люди и думают: ”А чей это город? Не ваш? Не наш? Не ваш? Ну тогда уберем проект этот в сторону”. Поэтому, я думаю, к выборам мы так или иначе вместе с коалиционными депутатами должны будем определиться.

- Когда будут выборы в Рийгикогу, будешь баллотироваться?

- Пока… Ну во-первых, зарекаться я не буду, но пока склоняюсь к тому, чтобы нет. Потому что та позиция, которой я занимаюсь, она все-таки касается реальных дел, которые любой житель может взять и увидеть воочию, пощупать, скажем так, своими руками. Рийгикогу — это все таки другая песня, это та политика, которая на сегодняшний день мне не совсем близка, именно в силу моего характера, потому что я люблю делать, а не говорить.

- То есть это бездельники, по твоему мнению?

- Я не скажу так, что это бездельники, но это работа другого характера. Скажем так вот.

- ”Культурная столица”. По поводу этого проекта. Сколько город потратил на PR-акцию и вообще?

- Там было два этапа. Первый этап, когда мы вместо стартового, прошли во второй этап, участвовали во втором этапе, это был как раз написание самой книги этого ходатайства. И там было двойное финансирование. Я думаю, все вместе в общем вот два этапа, около 300 000 наверное.

- А было ли заложено в бюджет на то, что, на будущее, если город выиграет, на какие-то проекты?

- Да. Если мы выигрываем, то от города идет самофинансирование — около 10 илн. Это включая и городские деньги, инвестиции какие-то, спонсорские деньги, плюс получается 11,5 млн примерно приходило бы из вне. То есть общая сумма была бы примерно 20 млн на 5-6 лет. Для города, в принципе, это не такие большие деньги. Вот эти 10-11 млн, которые бы пришли за пять лет. Два миллиона в год. Из них много бы ушло на команду. Тут самое главное в другом, что этот титул дал бы городу возможность быстрее, еще быстрее бы развиваться. У меня были встречи с теми же инвесторами, которые готовы были под этот титул приходить в город и сразу инвестировать в город. К сожалению не получилось. Мы в любом случае будем делать многие вещи из тех, которые мы прописали, просто это займет немножко больше времени.

Алексей Евграфов
ФОТО: Прийт Симсон

- В фейсбуке люди недовольны строительством дорог. Почему это происходит? Где-то появился круг, где-то заужение? Объясни эту ситуацию.

- Есть же новая программа, она общеевропейская. Принята. И если раньше была направлена программа на то, что бы снизить количество происшествий на дороге, теперь основным приоритетом стоит безопасность жизни человека. И ради этого все и делается. Как говорят, если мы поставим знак 30 км/ч, если у тебя дорога прямая, ты как чесал 60, так ты и почешешь. Знаки не тормозят. В полиции нет ресурса, чтобы это дело контролировать. Это не совсем правильно. Поэтому сейчас все действия направлены на безопасность в первую очередь. То, что наши люди не довольны кругами, например, некоторые круги временные мы сделаем постоянными. Там изменится радиус, он увеличится, там будет нормальный, абсолютно общеевропейский принятый круг и будет, я думаю, комфортно ездить. Но надо понимать еще один очень важный фактор: в 95-м году у нас было 11 тысяч машин, в 2015 — уже больше 20 тысяч машин. Сейчас 20-й почти год, я думаю, это число еще в разы выросло. Наш город, когда строился, не был рассчитан на такое количество автотранспорта. Никто не думал, что столько машин будет, поэтому в любом случае надо делать изменения с учетом безопасности пешеходов.

Если мы поставим знак 30 км/ч, если у тебя дорога прямая, ты как чесал 60, так ты и почешешь.

- Ну плюс транзитом еще проезжают много из России.

- Безусловно, конечно, безусловно.

- Что касается будущей гимназии. На каком языке она будет?

- У нас заключен договор с министерством образования и город этого договора на данный момент четко придерживается. Там прописано 80, если не ошибаюсь на 20. Этот вопрос мы проговаривали. Это вопрос обсуждения. И ни у кого нет задач сделать гимназию, которая будет на востребована, либо найдет негативный отклик. Я заинтересован, прежде всего в чем, что гимназия тянет за собой реновацию еще двух школ. Это Кесклиннаская гимназия гимназия, которая будет после строительства государственной гимназии. Она будет основной школой и Эстонская гимназия. Условия там по договору такие, что если мы строим госгимназию, государство дает деньги на реновацию этих двух школ. То есть мы в городе получаем абсолютно новых три объекта: один новый абсолютно и два реновированных. Это инфраструктура, в которую необходимо в городе вкладывать. По этому я крайне заинтересован, что бы эта гимназия в городе появилась.

- Не повлечет ли это отток учеников. Вот в Котла-Ярве 25 или 26 учеников ушли. И вот депутат Михаил Стальнухин сказал: ”Боюсь, в Нарве будет еще круче. Весь педколлектив будет состоять процентов на 75 из тех, кому наши дети вообще… (все равно — прим. RusDelfi)”.

- Ну Михаил это Михаил. Тут у него особое отношение к этим вопросам. Мы знаем, на какие грабли наступила Кохтла-Ярве. Мы это не учитывать не можем, мы должны это принять во внимание. Плюс, у нас сохраняется все равно возможность гимназического образования, муниципального. У нас это договор, который сейчас заключен, он предусматривает. Вопрос будет в любом случае обсуждаться по количеству детей. Сколько будет учится обязательно в госгимназии муниципальной, сколько может учится в одной и в двух гимназиях в городе, в других. По этому, я думаю это все вопросы будущего и, я думаю, Михаилу не надо нагнетать, поднимать панику и людей может быть заранее тревожить.

Аутентичный Роман Старапопов
ФОТО: Прийт Симсон

- Про внешнюю политику. Вернемся к началу разговора. Надо ли дружить с Россией? Почему? И какова выгода будет Эстонии при этом?

- Я считаю преступлением не использовать тот потенциал, который предлагает нам Россия, потому что это начиная от торговых возможностей, образований того же. Безумное количество возможностей, которые Россия может предоставить, чему она может нас научить и чему мы их можем научить. Потому что когда много встречаемся, общаемся. У нас есть города-побратимы в России. Мы сотрудничаем, например, с Кировским районом Санкт-Петербурга, который больше, чем вся Эстония по населению. Мы постоянно обмениваемся какими-то культурными коллективами и с предпринимателями общаемся. У людей, которые сейчас готовы работать в России, у них абсолютно нормальное европейское мышление. То есть тут все таки игра на более где-то высоком уровне, которая, я бы сказал, мешает сейчас обычным людям развиваться.

- Ты поддерживаешь приезд Путина в Эстонию?

- Если это поможет мне решить вопрос с новым мостом, который через реку Нарва, то поддерживаю.

Путин где-то там, а мы-то с вами по земле ходим

- То есть ты намерен с ним встретится?

- С ним, я думаю, нет, потому что, как говорится, Путин где-то там, а мы-то с вами по земле ходим, поэтому для меня вопрос транзита в Нарве стоит остро, потому что сейчас транзит идет через город. И насколько я знаю, общаясь с Министерствами, здесь, то строительство моста застопорилось, только из-за того, что якобы российская сторона не дает на это дело отмашку. Если бы новый мост появился, мы бы весь транспорт пустили мимо города. Соответственно это и наши дороги были бы целые и безопасность движения, и загазованность, тому подобное. Это все, потихоньку бы ушло от больших транспортов и грузов. Поэтому, думаю, если это все таки поможет, то я …

- Этот вопрос скорее всего в компетенции губернатора Петербурга Беглова?

- Нет, это не вопрос, я думаю, губернатора. Я думаю, этот вопрос как раз (президента — RusDelfi)…

- То есть они мне лапшу на уши вешали, когда я встречался с потенциальными кандидатами в губернаторы, и они хотели реновировать мост.

- А может они потенциально кандидаты в президенты будущие?

- Но они не прошли..

- Поэтому может быть и не прошли, что не поддерживали общий курс.

- И последний вопрос про Путина. Путин — агрессор?

- Провокатор вы. Для кого-то да, а для кого-то он — сильный лидер.

Первую часть интервью читайте ЗДЕСЬ.