”Когда снег выпадает раньше, чем наступают сильные морозы — значит, нам повезло: земля остается мягкой и копать можно без проблем. Но даже если все промерзнет, есть другие варианты поиска, разведки”, — говорят в клубе.

Уходящий год был успешным для клуба ”Камерад”. Весной в районе Арумяэ поисковики обнаружили немецкое военное захоронение, из которого извлекли останки 56 солдат.

”Нам сообщили о найденной кости в поле, только что перепаханном трактором, и там мы обнаружили крупное захоронение. Вообще все так интересно совпало, что захоронение мы еще до того заметили на аэрофотосъемке и хотели поработать на этом участке. В то же время приехало 10 представителей поискового клуба из Германии, и у нас получилась международная экспедиция”, — рассказывает член правления клуба ”Камерад” Дмитрий Шутов.

Все останки были идентифицированы. Самому младшему солдату было всего 15 лет.

”Для меня самой впечатляющей находкой были билеты в кино, которые находились у одного из солдат. Он ездил в отпуск домой, в Германию, и побывал в кино, а использованные билеты не выкинул”, — делится член правления "Камерад" Павел Стиммер.

В октябре неподалеку от бывшей железнодорожной станции Аувере поисковики клуба ”Камерад” извлекли из земли обнаруженные ими в начале месяца обломки советского штурмовика Ил-2. Оплатить аренду экскаватора тогда помогла управа Нарвы — лично мэр Тармо Таммисте пошел навстречу.

В то же время в интервью rus.err.ee Таммисте сказал, что Нарве стоит вернуться к теме создания посвященного военной истории музея или рассмотреть вариант открытия большой экспозиции связанных со Второй мировой экспонатов в Нарвском музее.

И это заявление, хотя и приветствуется занимающимися военной историей энтузиастами, все же вызывает некоторое у них же недоумение. Пару лет назад в Хоровой школе закрылся Музей памяти, в создании экспозиции которого участвовал ”Камерад”. Нового места для него власти так и не нашли, и сейчас многочисленные находки, сделанные членами клуба, хранятся разрозненно. Большая их часть пылится в подвале, а точнее в бывшем бомбоубежище построенном в сталинское время под одним из домов на Кренгольме.

Павел Стиммер и Дмитрий Шутов
Foto: Roman Vikulov, Delfi

В клубе ”Камерад” ждут от города предложения о совместной работе над музеем, отмечая, что есть много идей, как и где его можно организовать — например, в каком-нибудь бомбоубежище Нарвы, или на части площадей Художественной галереи, о переформатировании которой власти уже не раз задумывались в связи с ее слабой посещаемостью.

”Конечно, это не должен быть музей именно клуба ”Камерад”. У всех желающих должна быть возможность передать туда экспонаты в дар или для демонстрации, а тематически музей мог бы выходить за рамки Второй мировой войны. Его можно посвятить всем войнам, которые ”прокатывались” через Нарву”, — говорит Дмитрий Шутов, уверенный в том, что военный музей Нарве необходим, и тот, который существует в соседнем Синимяэ, не должен быть единственным.

”Мы мечтаем об интересно, в интерактивном стиле оформленном музее, где будет создан антураж для демонстрации экспонатов”, — говорит Шутов.

В Нарвском музее до сих пор проходит выставка находок, сделанных участниками поисково-краеведческого клуба Kamerad в окрестностях Раквере и переданных государству. Это уже предметы более древних времен, а экспозиция интересна именно тем, что это результат поисков любителей, и все находки сделаны в одной местности — в окрестностях Раквере, где энтузиасты из Kamerad искали место произошедшей в 1268 году Ракверской битвы.
- Что ты думаешь о возможности в рамках сотрудничества с музеем организации выставок предметов, связанных со Второй мировой?

- Сейчас есть идея демонстрации частей найденного самолета Ил-2, его пулеметов, пушки, которые повреждены, но в этом есть история — боев, самолета, летчиков, поиска. Интересно рассказывать обо всем этом, оформив экспозицию с погружением в контекст, а не просто показывая предметы. Возможно мы предложим ее Нарвскому музею или военному музею в Синимяэ, — делится Дмитрий Шутов.

Павел Стиммер говорит, что на него наибольшее впечатление производят находки, относящиеся так или иначе к окопному творчеству, то есть те артефакты, к которым руку приложили солдаты, даже, например, просто выцарапав что-то на личном котелке или ложке.

”Эти поделки люди изготавливали на войне от скуки, для того, чтобы с ума не сойти от окружающего безумия. Предметы окопного творчества — очень частые находки”, — сообщает Стиммер.

В его коллекции более 100 котелков, найденных на местах боев. Многие из них подписаны, украшены солдатами.
Возможно, однажды их представят публике в рамках тематической выставки.

- Поиск на местах боев в окрестностях Нарвы, прежде всего в Аувере, это обычная практика. Но есть ли в самом городе фронт работ для поисковиков?

”Конечно, в Аувере были самые жестокие и массовые бои, и там самый высокий шанс найти незахороненные останки солдат, которые являются одной из наших ключевых целей. Очень важным и очень слабо исследованным вопросом остаются военные кладбища в черте города, в том числе в центре Нарвы, о которых большинство нарвитян даже не подозревает. Их довольно много и поработать с ними еще предстоит. Дело осложняет то, что заниматься кладбищами можно только тогда, когда на этих участках проводятся земляные работы”, — сообщают руководители клуба.

По словам Стиммера, например, захоронения точно есть у дома культуры "Ругодив", хотя безуспешно пытались найти больше 10 лет назад — "не совсем там искали".

- Можно как-то оценить, какое количество крупных объектов, например, самолетов, танков, пушек до сих пор остается в лесах и болотах под Нарвой?

- После войны их было сотни. Сколько можно еще найти, сложно сказать, но есть то, что уже обнаружили, но поднять проблематично — то, что находится в труднодоступных местах, в болоте Кыргесоо, прежде всего, — говорит Павел Стиммер.

При этом поисковики отмечают, что современная техника, позволяющая определить наличие металлических объектов на глубине в несколько метров, все-таки не дает исчерпывающего представления о том, что именно там находится и это чревато разочарованиями, гогда в надежде обнаружить что-то интересное тратятся и ресурсы и время, чтобы выкопать глубокую яму, а результат ожиданий не оправдывает.

”Определенный риск всегда присутствует — пока не увидишь или хотя бы не нащупаешь, не будешь знать, что это. Глубинный поиск — это очень сложно”, — отмечает Дмитрий Шутов.

В Ида-Вирумаа давно действует еще один поисковый клуб, Otsing, знаменитый своими находками. В ”Камерад” говорят, что между ними нет жесткой конкуренции, и случаев, когда параллельно обнаруживалось что-то интересное, что в итоге доставалось одному из клубов, не бывало.

”Мы хорошо ладим, у нас много общего. Задумываем общие проекты”, — уверяют Дмитрий и Павел.

- Как часто бывает такое, когда ищете что-то по одному периоду истории, а находите относящееся к другому?

- Постоянно. Бывают совсем неожиданные находки. Например, искали ”по войне” и нашли в окопах наконечник стрелы и топорик бронзового века, — рассказывает Стиммер. — Те поисковики из других регионов Эстонии, кто специализируется на поиске монет, например, не очень любят ездить в наши края — здесь такая ”замусоренность войной”, например, медными поясками от снарядов, что у них терпения не хватает все это выкапывать”.