Это был не клуб, а члены эстонской организации ”Солдаты Одина”. О ней заговорили в СМИ в начале текущего года, когда Эстония вот-вот должна была получить свою порцию пресловутых ближневосточных беженцев и в ответ на эти планы активизировался местный филиал этой финской по происхождению структуры. В здешних медиа её именовали ”антимигрантской патрульной организацией” и ”нашумевшим антииммигрантским движением”. 2 октября в Ида-Вирумаа у ”Солдат Одина” было насыщенным, и об этом, а также о работе и планах ”СО” ”Инфопрессу” в эксклюзивном интервью рассказал член правления некоммерческого объединения ”Солдаты Одина — Эстония” Янек ПАХКА.

- Что сегодня состоялось в Ида-Вирумаа?

- Общее собрание членов НКО и короткое собрание правления.

- Общее собрание подразумевает, что должны быть сотни людей, но я насчитал несколько десятков.

- Членов организации 90. Сегодня было больше половины. Ну а затем было освящение нашего флага.

- Поcле этого что-то в вашей деятельности изменится? У вас начинается какой-то новый этап?

- У каждой организации, чтобы воспринимать её всерьёз, всё-таки должна быть получившая благословение символика, и я уверен, когда это узнают те, кто поддерживает нас, а их на сегодня чуть менее 10-ти тысяч …

- …по-русски это называется ”сочувствующие”.

- Нет, я бы назвал их сторонниками, они поддерживают нас не только морально, но и другими способами — не буду называть, какими. Так вот, думаю, многие из них подумают уже о вступлении в ряды нашего НКО.

- А ваше некоммерческое объединение зарегистрировано и действует легально? Вас не запрещают?

- Да, зарегистрировано. Кто нас может запретить?

- Почему для церемонии освящения флага был выбран именно Ида-Вирумаа, а не Таллинн или Тарту?

- Тут можно сказать, что первые члены НКО официально были из Ида-Вирумаа. Но дело абсолютно не в этом. (Присутствующий при беседе руководитель ”Солдат Одина Эстонии” Индрек Ольм иронически добавляет: мол, если хотите причину точно узнать, можно спросить у КаПо. — прим. авт.). Поначалу мы хотели провести церемонию в воинской церкви Тори, где в основном освящают флаги ополчения и т.д. Там нам отказали по той причине, что не хотят проблем. У нас было на примете ещё место в центре Эстонии, но и там мы получили отказ.

Тогда я пошёл в канцелярию йыхвиской церкви святого Михаила, и священник Пеэтер Кальдур был согласен. Мы поставили всех своих в известность, но каким-то образом — ясно, что телефоны наши прослушиваются, ”Фейсбук” и т.п. проверяется, — эта информация попала ”куда надо”, чиновники из органов пошли в канцелярию церкви и очень попросили, чтобы там этого не делали. Священник ответил, что он уже обещал. Тогда ему позвонили уже из руководства церкви, и в конце концов стало ясно, что в церкви не получится. Что ж, мы решили, что флаг можно освятить и в Концертном доме Йыхви, где у нас планировалось собрание. Однако и оттуда незадолго до мероприятия сообщили: у них авария, что-то с водопроводом… Тогда мы начали уже ”воду мутить”, и о месте сбора все узнали буквально за пару часов.

- То, что сразу после освящения флага несколько десятков человек пошло с ним по улицам Кохтла-Ярве, — это явно некое ”послание граду”…

- Это послание, что мы есть. У меня очень много русскоязычных знакомых, и многие из них нас поддерживают. У нас уже есть ребята русскоязычные, думаю, их будет больше.

- И будете открывать ида-вируский филиал вашей организации?

- В этом нет нужды, у нас уже есть филиалы в Таллинне-Харьюмаа, Ляэне-Вирумаа, Тартумаа, Пярнумаа, Ида-Вирумаа.

- ”Солдаты Одина” в этом году заявили о себе в Эстонии в связи с проблемой приёма ближневосточных и африканских беженцев. Но ведь в Ида-Вирумаа этих беженцев пока нет, и ситуация здесь вроде бы спокойная. У вашей организации есть какие-то тревоги в этой связи?

- Конечно, есть. А чем наш регион отличается от других? Глупо думать, что здесь беженцев не будет. Единственное, почему их пока нет здесь по этим квотам, — боязнь, что в Ида-Вирумаа ещё не улеглось социальное напряжение в связи с недавними большими сокращениями, что дополнительной нагрузки регион не выдержит и местное население не поймёт, почему ему надо трудиться в поте лица и искать работу, а приезжих государство будет беречь и опекать.

К нам стекается много неафишируемой информации. Например, мы знаем, что представители ида-вируского ”Красного Креста” уже вплотную занимаются вопросами, связанными с приёмом беженцев. Некоторые самоуправления подготавливают жильё для них. Департамент полиции часто встречается с ”Красным Крестом”, обсуждают, как принимать. Причём речь не только о так называемых ”квотовых” беженцах — обсуждается и что делать в случае их наплыва.

- Может, это подготовка ”на всякий случай”?

- Тогда можно сказать, что и мы ”на всякий случай”. Но мы знаем, что такие случаи будут.

- Ну, предположим, беженцы появляются и в Ида-Вирумаа. Судя по прежнему опыту, их было бы два-три, ну, десять. Это же капелька.

- В Швеции и Германии их тоже когда-то было два, три, десять. Потом десять тысяч. Теперь миллионы. Если мы хотим жить только для себя, то нам, может, волноваться и не стоит. А наши дети и внуки? Дайте ещё пять лет, и увидите, что тут твориться будет. Европа уже вымерла.

- Известно, что когда правительство спрашивало мнения о приёме беженцев у здешних самоуправлений, то ”да” сказали очень немногие, в основном — ”нет, не хотим”. Это ведь тоже какую-то роль играет…

- (смеётся) Глупо так думать. Вы не замечаете, что у нас идёт административная реформа? Самоуправлению после этой реформы особо и сказать нечего будет. Это для отвода глаз спрашивают их мнение.

- Какие вообще сценарии развития событий с беженцами в Эстонии в целом вам видятся?

- Абсолютно то и предвидим, что творится сейчас, например, в Швеции, где даже полиция боится идти в некоторые районы. Что творится в Германии, во Франции, в Бельгии… Наше движение началось с Финляндии, и финские ребята попросили, чтобы работающий там Индрек привил его и на эстонской почве. Финны создали организацию поздно, когда беженцы уже были там. Пусть мы будем готовы заранее.

- Г-н Пахка, а почему вы думаете, что беженцев тут станет столько же, сколько в Швеции, если изначально поставлены рамки, по-моему, в 550 человек?

- Кажется, сначала эти рамки у нас были меньше, но потом ведь поднялись. Не наше правительство это решает, и вот что непонятно: мы тоже из лагеря бывших соцстран, но почему наши политики не хотят поступать, как венгры, чехи, поляки, которые референдумы проводят, народ слушают? У нас будет так, ”как скажут”.

- Мы обрисовали проблему. Какую программу действий вы видите? Что делать будете?

- Трудно сказать, это зависит от ситуации. Но сейчас наша основная деятельность — пытаемся предоставить людям альтернативную информацию о том, что творится, чтобы люди наконец начали думать. Нас можно найти в ”Фейсбуке”. Второе — организуем патрули правопорядка в городах. Это мы делаем и будем делать.

- Патрули вообще в городах, где вы есть, или там, где беженцы?

- Вообще там, где мы есть. В том числе в Ида-Вирумаа.

- А какие права у такого патруля?

- Если мы увидим какое-то правонарушение, мы попробуем сначала ”разрулить” ситуацию словесно. Если это не поможет, тогда вызовем полицию. Конечно, у нас нет таких прав, как у полиции. Зато мы ходим в такие места, где люди полицейских, наверное, видели очень давно.

- Почему вы патрулируете там, где ещё нет беженцев?

- Устав нацеливает нас на работу в области общественного порядка. И если мы увидим, что на улице насилует девочку или отбирает телефон у человека вовсе не беженец, это не значит, что мы пройдём мимо.

- Можете ли сейчас привести данные, сколько за последнее время ваши патрули задержали в Ида-Вирумаа пьяных, хулиганов?

- Таких фактов ещё не было, да мы и не задерживаем. Зато расскажу один случай про Ляэне-Вирумаа. В газете ”Вирумаа Театая” писали, что в местечке Паюсти компания каких-то подростков абсолютно не даёт местным людям жить и всем это ”по барабану”. Мы собрали наших со всей Эстонии, приехали и прогулялись из Паюсти в Винни. За это время туда успели приехать три или четыре полицейские машины. Полиция нам ничего не сделала — не было повода, мы просто гуляли. Зато родители на это время попрятали этих ”проблемных” детей аж в Раквере. И потом мы связывались с местными: там тихо. А что мы сделали? Ничего, просто прошлись.

- К чему ещё, кроме разъяснительной работы и патрулирования, вы готовы? Предположим, ситуация с беженцами будет усложняться…

- Наши активисты — это не в Ида-Вирумаа — проходят курсы, которые предназначены для тех, кто работают телохранителями в ”горячих” точках, или ловцов пиратов. Так что подготавливаемся.

- К чему?

- К худшему.

- Вы, что, собираетесь отлавливать беженцев на улицах?

- Мы не будем никого ловить. Это подготовка для ситуаций, когда беженцев уже много и они начинают домогаться женщин, детей. Вот для этого наши скандинавские коллеги и устраивают свои патрули. Они никого не ”гоняют”. Зачем его гонять, если он ходит с семьёй по улице? Но если они будут совершать правонарушения, тогда обязательно будем вмешиваться.

- И всё-таки что скажете тем, кто назовёт вас ”чернорубашечниками, готовыми отлавливать беженцев как расисты”?

- Бред! Мы никакие не расисты. Мы не против, если человек пришёл, например, в баскетбол играть или свой ресторан открыл. Мы против массовой миграции и политики, которую сейчас наше правительство ведёт насчёт беженцев.

- К слову о политике. У вас нет далеко идущих планов стать партией, пойти в политику?

- Нет.

- То есть если представить, что через несколько лет Ближний Восток снова станет раем и беженцы отправятся назад, то вы самораспуститесь?

- Нет, почему? Мы найдём чем заняться.

- Ну а чем тогда?

- Возможностей много. Да и не буду я спекулировать на эту тему, потому что знаю — не наступит никакого мира, и если беженцы уже здесь, то они никуда отсюда не уедут. Эта ситуация надолго. Возьмём хотя бы страны, где их уже очень много. Там мусульмане уже начали организовывать свои партии, и в нынешнем наплыве ближневосточных гостей они видят очень большой потенциал для себя, ведь у них появляются избиратели. В скором времени политический ландшафт там будет выглядеть по-другому. Если кто-то что-то кардинально не изменит.

- Кто и что?

- Опять же скажу, что мы тут ничего не решаем. Надо посмотреть, как пойдут выборы в Германии, оттуда всё начинается. Они им двери открыли, они и закрыть должны. Но для этого должна быть сила. Эта сила сейчас вроде там есть. Но время покажет. Никто не может сказать, что будет через год-два, когда выборы.

- В вашей организации есть внутренняя установка ”наши люди должны участвовать в следующих муниципальных выборах”?

- Нет. Но кто хочет — будут участвовать. В том числе и я.

- Представители властных структур заявляли, что, с одной стороны, действия ”СО” способны подорвать имидж Эстонии в глазах зарубежной общественности и туристов, а с другой стороны, если есть люди, желающие поучаствовать в укреплении порядка, то эти активисты могли бы вступить в ряды помощников полиции. Как вы это прокомментируете?

- Пусть со своим имиджем сначала государство начнёт что-то делать. Последние два года чиновники, по-моему, живут только мантрой ”инфотехнологии”. Может быть, что-то другое предпринять? Например, попробовать президента выбрать нормально, а не балаган устраивать.

А что касается помощника полицейского, то при наличии уголовного наказания им быть нельзя, а среди нас действительно есть люди, которые судимы. Но это было давно, и я не вижу тут проблемы. Да, человек был наказан, но если он хочет делать хорошее для своего государства, своего города, своих родных, а законодательство не позволяет, тогда надо найти какую-то альтернативу. Вот это и есть причина нашего появления.

В МВД есть программа до 2020 года, где говорится, что гражданские объединения тоже должны заниматься правопорядком. Я могу сравнить нас с ”Соседским дозором”, только там сидят бабушки на лавочках и смотрят, а мы по улицам ходим.

- Может, многими из ваших ребят движет просто-напросто желание выглядеть ”крутыми” в этих чёрных куртках? Может, всё это просто ”опереточные” дружины?

- Да нет! У нас нет ”крутых”. У нас очень серьёзно настроенные люди.

- Сегодня в общественно-политической жизни, когда кого-то критикуют, нередко слышишь: ах, тут явно ”рука” зарубежных сил, это ”вода на мельницу” врагов государства. В вашей деятельности тоже ищут ”зарубежную руку”?

- Ну а как же!

- Чью ”руку” за вами видят?

- Угадайте с трёх раз.

- ”Руку Москвы”.

- Конечно, чью же ещё… У нас если ты не с правительством, тогда ты там.

- И как часто вы ездите в Россию за указаниями?

- (смеётся) Анне Вески ездит выступать чаще.