В среду руководитель Независимого профсоюза шахтеров и энергетиков Владислав Понятовский рассказал, что их профсоюз пополнился еще одной ”непрофильной” организацией — работниками расположенного в Кохтла-Ярве совместного американско-эстонского химического предприятия EASTMAN. Профсоюзный лидер добавил, что создание первичной организации было сопряжено с конфликтом, который в июле выльется в пикетирование проходной EASTMAN, а также — пикет у посольства США в Таллинне.

"К нам обратились работники этого совместного американско-эстонского предприятия с просьбой помочь создать у них профсоюз и наладить социальный диалог с руководством предприятия. Было проведено собрание, на котором избрали доверенное лицо профсоюза. После этого мы поставили в известность руководство предприятия о том, что на их производстве появилось отделение Независимого профсоюза шахтеров и энергетиков", — рассказал Понятовский Delfi. 

По словам Понятовского, в профсоюзном собрании участвовало 35 человек, но после того, как руководство предприятия получило доверенности работников, в которых они поручают защищать их интересы профсоюзу, на них было оказано давление, и 11 человек были вынуждены выйти из профсоюза. ”Люди говорили, что на них давят, им угрожают и заставляют забрать заявления”, — сказал профсоюзный лидер.

Понятовский после этого встретился с работодателями и в спокойной форме объяснил им, что они нарушают Конституцию Эстонской Республики и Закон о профсоюзах. Американский работодатель ответил, что он поручает решать вопрос представителю администрации Александру Симакову. ”Не сразу, но давление на работников прекратилась, сегодня у них в организации 23 человека”, — сказал Владислав Понятовский.

"После этого мы подготовили проект Коллективного договора на эстонском языке, и отправили его представителям работодателя. И тут началась ”игра”. Я и еще пять человек со стороны работников пришли на переговоры, и господин Симаков завил, что переговоры будут вестись на эстонском языке. Мы не возражали, но работники не знали язык в том объеме, который позволяет понять все нюансы. Мы покинули это совещание, и после этого мы стали вести переписку. Мы утверждаем, что Коллективный договор — это не договор с нашим профсоюзом, а документ, определяющий социальный диалог между работодателем и работником, и он должен идти на языке, наиболее понятном работникам. Нам отвечают, что этот диалог должен идти на государственном языке. На наш взгляд, администрация ставит целью не допустить этих переговоров и оттянуть их как можно дальше", — заявил лидер профсоюза.

Корреспондент Delfi встретился с представителем работодателя Александром Симаковым, который во время разговора утверждал, что впервые узнал о том, что на предприятии есть 23 члена Независимого профсоюза шахтеров и энергетиков от нашего журналиста. По словам представителя работодателя, никто не в силах заставить 11 человек написать заявления о выходе из профсоюза, и такой факт на EASTMAN не мог иметь места.

”Наша компания работает всегда в рамках закона — американцы всегда в этом плане очень аккуратны и осторожны. Мы прекрасно знаем, какие есть права у профсоюза, работников, и каждый работник имеет право вступать в профсоюз. Мы готовы общаться с профсоюзом, идти с ними на переговоры, рассматривать предложенный ими коллективный договор. Что же касается утверждений о том, что мы кого-то заставляли выходить из профсоюза, это абсолютно неправильно и не соответствует действительности. Я понимаю обиженность профсоюза на то, что люди от них уходят, но они уходят не из-за того, что их заставляют. Мы объясняем своим работникам, какие социальные гарантии они сейчас имеют”, — сказал Симаков.

Одна из претензий профсоюза — нежелание работодателя вести переговоры на русском языке. Симаков прокомментировал это так: "Конфликт заключается в том, что в переговорах со стороны работодателя участвуют люди, чей родной язык — эстонский. А профсоюз — это юридическое лицо, а когда мы ведем переговоры с юридическими лицами, мы в Эстонии проводим их на государственном языке".

Владислав Понятовский, в свою очередь, обратил внимание на то, что Независимый профсоюз не ставит своей задачей нарушить ритм работы этого предприятия или нанести какой-то экономический ущерб: "Наша задача — найти точки соприкосновения для достижения трудового мира между работниками и работодателем, начать социальный диалог".

"Но, к сожалению, в течение четырех месяцев нас не услышали. Поэтому 28 и 30 июля, а также 1 августа с 11 до 12 часов мы будем пикетировать проходную предприятия, а если никаких подвижек нам не удастся добиться, то мы приступим к более серьезным шагам, — констатировал он. — Сейчас мы хотим обратить внимание американского посольства на взаимоотношения предприятия и профсоюза, пикетирование диппредставительства США в Таллинне мы намечаем на 29 и 31 июля, ориентировочно в то же время. Если нам это не разрешат, будет совсем иной разговор".