- Какие изменения в жизни профсоюзов произошли за этот год?

- Главное изменение для профсоюзов — у нас поменялся председатель: вместо Харри Талига эту должность занял Пеэп Петерсон.

- Пеэп Пеэтерсон начал свою работу с поездки в Нарву, где он побывал в Нарвском отделении ЦСПЭ. Как проходила эта встреча?

- Это было его первое посещение Ида-Вирумаа. Он больше слушал наших лидеров, знакомился с людьми, рассказывал о себе. Обсуждали проблемы энергетиков, которые сейчас для нас самые важные.

- Коли так, скажите, а что за этот год изменилось в профсоюзах энергетиков?

- В том году наши митинги проходили в знак протеста по поводу изменений в законе о коллективном договоре. Сейчас энергетики подошли к другой ситуации. Если брать Нарвский Энергопрофсоюз, то они дошли до коллективного трудового спора, который касается именно их.

- Извините, но все развивается так стремительно, что вы, вероятно, не успеваете за событиями: Энергопрофсоюз отозвал письмо о выходе из процедуры примирения и подписал коллективный договор на условиях госпримирителя — то есть, дал согласие на 9-процентное повышение зарплаты, как это сделал Независимый профсоюз шахтеров и энергетиков.

- Чтобы понятно было, объясняю: договор подписал Независимый профсоюз, потому что членов их профсоюза этот вариант устроил. Энергопрфсоюз в это время проводил опрос — будут ли люди бастовать, остается ли решение конференции в силе. Затем они вышли из процедуры примирения.

- Это произошло в первой половине дня. А уже в обед они провели заседание профкома и решили не выходить из процедуры примирения и согласиться на 9 процентов. Что скажете?

- Скажу, что при этом профсоюз и работодатель договорились продолжать переговоры. Они не вышли из коллективного договора, но процедуру примирения они прекратили. Насколько я знаю, в начале будущей недели переговоры продолжатся.

- Какие еще произошли изменения?

- В этом году к нам присоединился профсоюз работников образования Нарвы. С 1 февраля они стали членами профсоюза, который входит в ЦСПЭ. У них появилась возможность общаться и координировать свои действия с другими профсоюзами.

- Если говорить об изменениях, которые произошли за год после тех митингов: правительство утверждает, что в государстве улучшились социально-экономические показатели. Что думают по этому поводу профсоюзы?

- Я не вижу каких-либо положительных изменений в жизни людей, не вижу, чтобы они стали жить богаче, лучше. Одно дело — прогнозы, исследования, но, даже судя по тому, как ведутся переговоры, когда приходится выдирать каждый процент зарплаты, можно сказать, что людям жить очень трудно.

- Как вы расцениваете факт, что два профсоюза, в которые входят энергетики, мягко говоря, не дружат между собой?

- Оба профсоюза входят в ЦСПЭ, это наши друзья, а то, что они принимают разные решения, это их право, и мы тут ни коим образов не можем оказывать какое-либо влияние.

Новый лидер Центрального Союза профсоюзов Эстонии Пеэп Петерсон также считает, что наличие двух профсоюзов, членами которых являются энергетики, это нормальное явление.

”У нас есть несколько одинаковых профсоюзов, с которыми мы нормально работаем, и в этом нет ничего такого, что бы вело к расколу профсоюзного движения”, — сказал порталу Delfi Пеэп Петерсон.

На вопрос, как эстонские профсоюзы намерены отмечать 1 мая, новый лидер ЦСПЭ ответил, что это определят на заседании правления 2 апреля.