- Разрешите вас поздравить с подписанием коллективного договора и задать вопрос: что лично для вас означает факт подписания этого договора?

- Лично для меня это ничего не означает: я зарплату получаю не от Нарвских электростанций, а от профсоюза.

- А для вашей профсоюзной организации, что он значит?

- Это означает повышение заработной платы на 9 процентов, стабильный серьезный социальный пакет, дополнительные отпуска.

- Какое значение в нашей реальности имеет коллективный договор?

- Он имеет такое же значение, как и любой закон. Он заключается на основании Закона о труде Эстонской Республики. И, если работодатель нарушает коллективный договор, Инспекция по труду может его за это оштрафовать, а мы имеем право требовать в суде компенсации за нарушение договора.

- Бытует мнение, что в Эстонии работодатель ни во что не ставит профсоюза и с хозяином вообще невозможно договориться. Вы тоже так считаете?

- Если ты выходишь к работодателю с требование, которое заключается только в слове ”хочу”, то договориться, конечно, будет невозможно. Если ты выходишь с предложениями, которые способен обосновать, тогда работодатель при всем своем упорстве будет вынужден пойти тебе навстречу.

- Какое значение имеет в процессе переговоров компромисс?

- Основа любых переговоров во всем мире — это компромисс. Стороны ищут решение на его основе. Невозможно обсуждать мнение только одной стороны.

- Заметьте, эти слова — ”во всем мире”, не я произнес. Если сравнивать в масштабах всего мира эстонские профсоюзы и другие, например, испанские, французские, те же греческие, болгарские, в чью пользу будет такое сравнение?

- Давайте, посмотрим: там повышают зарплату на 2 — 3 процента в год. Мы же добились повышения на 9 процентов.

- Там, вероятно, повышают каждый год, а вы?

- Нет, не ежегодно. Например, в фирме ALSTOM повышение зарплаты было в прошлом году, а до этого не было четыре года.

- Как встретили рядовые члены профсоюза подписание договора?

- Как встретили, если они с меня буквально не слезали: торопили с подписанием договора, потому что от этого зависело повышение зарплаты, с которым просто нельзя было больше тянуть.