В противоположность этому, почти в трети детских садов и в четверти основных школ нуждающиеся в поддержке дети и подростки, общей численностью более 8400 человек, вынуждены справляться в условиях гораздо меньшей помощи, получать эту помощь в другом месте или оставаться совсем без помощи.

В 2019/2020 учебном году начальное и основное образование получали в Эстонии около 200 000 детей и подростков. По крайней мере, пятая часть из них нуждается в опорных услугах при получении образования, т. е. в основном в помощи спецпедагогов, социальных педагогов, логопедов и психологов, которые по закону должны быть доступны в учебном заведении по месту жительства детей и подростков. В ходе аудита Госконтроль установил, что опорные услуги в сфере образования большей частью доступны в 64% муниципальных детских садов и в 74% основных школ.

”Своевременная доступность опорных услуг может определять развитие и успеваемость в учебе многих детей, а также их будущую жизнь в обществе,” — прокомментировал результаты аудита государственный контролер Янар Хольм. ”К сожалению, эти цифры показывают насколько важную роль играют удача и случайность, поскольку дети, нуждающиеся в поддержке, могут пойти учиться в школу или детский сад, где им не будет оказываться необходимая помощь. То, что разрешено законом, не должно зависеть от удачи”.

Аудит показал, что Министерство образования и науки в последние годы предпринимало важные шаги для повышения доступности услуг спецпедагогов, социальных педагогов, логопедов и психологов в школах. Однако многие проблемы не могут быть решены, если продолжать их решать тем же путем.

Многие дети остаются без необходимой помощи из-за того, что не хватает опорных специалистов, а учителя одни не справляются с поддержкой детей. Опрос детских садов и школ, проведенный в ходе аудита, показал, что нехватка опорных специалистов одинакова как в сельской местности, так и в крупных городах. Всего не хватает как минимум 1000 специалистов на полной ставке. Хотя количество приема на специальности опорных специалистов в вузах и начало расти, однако оно не покрывает потребностей учебных заведений. Количество выпускников уже давно меньше необходимого, а опорные специалисты с аналогичной подготовкой также необходимы в социальных и медицинских учреждениях.

”Приходится констатировать, что необходимого количества опорных специалистов нет и не будет. В 2019/2020 учебном году количество приема на специальности спецпедагогов и логопедов увеличилось на 46 человек, и, таким образом, в прошлом учебном году по этим специальностям начали обучение 124 специалиста. Учитывая, что далеко не все из них заканчивают обучение, начинают работать по специальности или долго там задерживаются, а также поскольку наблюдается волна ухода на пенсию сотрудников из разных сфер деятельности, специалистов, выходящих на рынок труда, недостаточно, чтобы заполнить образующуюся нишу,” — прокомментировал государственный контролер Янар Хольм. ”Реальность такова, что конкуренция за людей идет во всех профессиональных сферах”.

В то же время города и волости могут смягчить нехватку специалистов за счет более эффективной организации опорных услуг. Так, часть муниципалитетов создала центры опорных услуг в сфере образования, которые обслуживают как школы, так и детские сады. Подобные центры опорных услуг позволяют более равномерно распределять рабочую нагрузку опорных специалистов между различными учебными заведениями, обеспечивать специалистам возможность для сотрудничества итаким образом улучшить доступность опорных услуг. На момент проведения аудита в Эстонии действовали восемь центров опорных услуг в области образования.

”Если, помимо того, что написано в законе, мы посмотрим на фактическое количество опорных специалистов, станет ясно, что их недостаточно. Необходимо найти интеллектуальные решения для вопроса, как сделать необходимую помощь доступной как можно большему числу детей. Стандарты предоставления опорных услуг должны быть скорректированы до посильного уровня, и опорные услуги следует обеспечить, по крайней мере, на минимальном уровне для всех нуждающихся в помощи, а не только для тех, кому посчастливилось посещать школу, где есть опорные специалисты”, — сказал государственный контролер Янар Хольм. Возможным облегчением для школьников старшего возраста будет более обширное, чем ранее, введение соответствующих возрасту электронных решений, например, электронного психолога или электронного логопеда. Это позволяет решить ситуации, когда ребенок, нуждающийся в поддержке, находится на одном конце Эстонии, а специалист, у которого в данный момент есть время — на другом.

На протяжении многих лет учителям предлагались разнообразные курсы повышения квалификации по обучению и поддержке детей с разными потребностями, но учителя по-прежнему оценивают свои навыки и знания как недостаточные для совместного обучения таких детей. По данным опрошенных детских садов, только 5% из их воспитателей уверенно чувствуют себя при обучении детей, нуждающихся в поддержке. Такую же оценку дали 25% школ. Чтобы поддержать воспитателей и учителей в организации обучения, доброжелательного к ребенку, и в предоставлении опорных услуг, необходимо обеспечить эффективное сотрудничество между педагогами и опорными специалистами.

По мнению Госконтроля, необходимо решить, кто будет отвечать за комплексную координацию случая ребенка, нуждающегося в поддержке и его семьи. В настоящее время опорные услуги оказываются различными муниципальными и государственными образовательными и социальными учреждениями, а координирующую роль играет родитель, для которого бывает сложно и обременительно ориентироваться среди учреждений в разных сферах.

При внесении поправок в Закон об основных школах и гимназиях в 2018 году была поставлена цель рассматривать потребности ребенка и его семьи как единое целое, а также организовывать помощь исходя из этих потребностей. Министерство образования и науки и Министерство социальных дел начали вместе с местными органами самоуправления пилотный проект интегрированных услуг, чтобы ребенок с особыми потребностями мог получать необходимые услуги быстро и удобно. Первые результаты пилотного проекта вместе с предложениями планировалось представить правительству в феврале 2020 года, но на момент составления аудиторского отчета они еще не были представлены.

В ходе аудита рассматривался случай ребенка, нуждающегося в поддержке, которому к настоящему времени исполнилось 10 лет. Этому ребенку была назначена инвалидность (недостаток здоровья) в 2014 году, и к 2020 году ребенок прошел в общей сложности не менее 10 различных оцениваний в системе образования, социальной системе и системе здравоохранения, чтобы получить опорные услуги. Некоторые из этих оцениваний дублировались. ”Если бы оценивание проводились совместно, а услуги предоставлялись бы скоординированно, специалисты бы высвободились, и можно было бы оказать опорные услуги большему количеству детей. Кроме того, важно, чтобы родителя не гоняли между разными учреждениями, и чтобы услуги предоставлялись в основном месте пребывания ребенка — обычно в детском саду или школе”, — добавил Янар Хольм.

В ходе аудита Госконтроль обнаружил, что существует целый ряд препятствий для сбора информации о потребностях ребенка и реализованных мерах поддержки, а также для ее своевременного движения между учебными заведениями и родителями. Это тормозит своевременное оказание поддержки ребенку. Поэтому, когда ребенок меняет учебное заведение, часто бывает необходимо начинать выяснение его потребности в поддержке заново или без предварительной информации. Это увеличивает время до начала предоставления поддержки. Препятствиями для распространения информации в детских садах являются недостаточное документирование развития ребенка, отсутствие цифровой информационной системы мониторинга развития ребенка и неполное внедрение Эстонской образовательной информационной системы (EHIS). В случае детского сада в EHIS можно вводить значительно меньше информации, чем в школе. Различия в функциональности EHIS обусловлены тем, что система осталась неразвитой, так как для этого необходимо соответствующее правовое основание. Подготовка же проекта Закона о начальном образовании задерживается.

По оценке детских садов и школ, негативное отношение родителей как нуждающихся, так и не нуждающихся в поддержке детей, является одной из основных причин, препятствующих предоставлению информации о ребенке, нуждающемся в поддержке. Интервью с представителями образовательных учреждений и Министерства образования и науки, как в рамках предыдущих исследований, так и в ходе аудита, подтвердили, что в обществе в целом, в детских садах и школах все еще есть люди, которые не всегда благожелательно относятся к детям, нуждающимся в поддержке. По словам интервьюируемых, негативное отношение может привести к навешиванию на ребенка ярлыков, а учебное заведение или родитель оказываются под давлением (прежде всего, со стороны других родителей) с целью отделить ребенка, нуждающегося в поддержке, от других, или направить его в другое учебное заведение. Поэтому родители детей, нуждающихся в поддержке, в определенных случаях предпочитают не делиться информацией о потребности ребенка в поддержке с образовательным учреждением.

В то же время в ходе аудита выяснилось, что препятствием для обмена или передачи информации не всегда является нежелание родителей — скорее, виновата их неосведомленность о том, как поддерживать ребенка и ориентироваться среди услуг и различных учреждений. Хотя в конечном итоге именно родитель принимает решение о предоставлении информации о ребенке, его решение не должно ставить под угрозу благополучие ребенка. Образовательные учреждения, в том числе руководитель образовательного учреждения, также играют важную роль в формировании отношения и повышении осведомленности.

Оказание опорных услуг детсадовцам оказалось оттеснено на задний план. В 2018 году были введены более четкие требования для поддержки учащихся, нуждающихся в поддержке в основной школе, и правительство также увеличило государственное бюджетное субсидирование для организации обучения этих учащихся и для оказания им опорных услуг. Однако несколько запланированных поправок в Закон о детских садах были отложены.

В результате местные самоуправления часто создают лучшие возможности для поддержки школьников, чем детей, посещающих детские сады, а опорные услуги не предоставляются в детских садах или школах комплексно. Госконтроль подчеркивает, что обязанность местных самоуправлений обеспечивать опорные услуги детям, посещающим детские сады, не уменьшилась по сравнению с предыдущим периодом. Отсутствие в детском саду поддержки, отвечающей потребностям ребенка, может привести к большей потребности в поддержке и к более высоким расходам в школе.

Общая информация

Инклюзивное образование служит одним из принципов развития организации образования в Эстонии уже не менее десяти лет. Местные органы самоуправления играют ключевую роль в обеспечении начального и основного образования в качестве владельца учебного заведения. Согласно Закону об образовании, Министерство образования и науки обязано инструктировать и координировать деятельность местных органов самоуправления. В то же время задача министерства заключается в обеспечении соблюдения государственного стандарта образования и доступности качественного образования посредством надзора.

В ходе аудита обнаружилось, что количество детей, учащихся в спецшколах или спецклассах, с годами не уменьшалось, а их распределение оставалось практически неизменным (см. рисунок), хотя в последние годы и делался больший акцент на развитии инклюзивного образования.

Рисунок. Учащиеся с особыми образовательными потребностями, получающие стационарное образование в основной школе, и их распределение в зависимости от организации обучения в 2015–2019 гг.

Riigikontroll

В ходе проверки Государственный контроль проверил:

-беспрепятственно ли передается информация о потребностях ребенка в поддержке между сторонами, оказывающими помощь, и получает ли ребенок поддержку из одного места;
-создало ли Министерство образования и науки предпосылки для того, чтобы дети обучались и получали поддержку в образовательном учреждении со стороны опорных специалистов и учителей с необходимой подготовкой;
-организовало ли Министерство образования и науки финансирование предоставления опорных услуг таким образом, чтобы ребенку можно было оказывать одинаковую помощь как в детском саду, так и в основной школе;
-оценивает ли Министерство образования и науки результативность организации опорных услуг.