”До сегодняшнего инцидента на улице Паэ за десять лет прогремело по крайней мере 14 взрывов. Семь человек погибли и восемь ранены. Самый ужасный случай произошел в декабре 1998 года, когда бомба взорвалась в подъезде дома по адресу Паэ, 48, унеся жизни женщины средних лет и ее внучки”, — писал Delfi в сентябре 2005 года, после взрыва бомбы под балконом девятиэтажного жилого дома на улице Паэ, в результате чего погиб 66-летний сантехник. Также в результате этого взрыва пострадал 10-летний ученик гимназии Паэкааре, который в тот момент находился на школьном стадионе на уроке физкультуры.

Тогдашний глава Полиции безопасности (КаПо) Алдис Алус сказал ”Актуальной камере”, что по характеру взрывов можно говорить, что за ними стоит один и тот же человек.

Менее чем через два месяца, 3 ноября, на улице Паэ взорвалась еще одна бомба, унеся жизнь 28-летнего мужчины.

Одинокий пожилой националист, ненавидящий асоциалов

После этого взрыва прокуратура и КаПо приступили к составлению описания ласнамяэского бомбиста. Предположительно, это был одинокий человек, как минимум средних лет, проживающий один и ненавидящий асоциальных элементов, поскольку все свои самодельные бомбы он устанавливал в местах, где могли пострадать бездомные.

”Он был безработным, кололся дважды в день”, — охарактеризовал последнюю жертву государственный прокурор Хейно Тынисмяги, который вел следствие. Причин подозревать, что тот человек мог сам играть с бомбой, у органов не было.

Мэрия Таллинна в свою очередь назначила вознаграждение в размере 200 000 крон за информацию, которая приведет к поимке бомбиста. Через день после ноябрьского взрыва город решил увеличить эту сумму до миллиона.

”Деньги будут выплачены информатору на основании подтверждения от Департамента полиции безопасности о том, что именно его подсказка привела к раскрытию серии взрывов”, — сообщила управа.

Конечно же, такое вознаграждение побудило народ к активности. ”Мы получили около двадцати телефонных звонков и десятки подсказок, которые необходимо проверить, — сказал тогдашний пресс-секретарь КаПо Хенно Куурманн.

Миллиона никто так и не получил

Но миллиона никто так и не получил. 11 ноября 2005 года жителям города сообщили: КаПо подозревает в организации серии взрывов на улице Паэ в Талллинне 67-летнего мужчину эстонской национальности, имеющего высшее техническое образование.

Рингмаа задержали под Таллинном в Раазику, где у него, как писал тогда Delfi, был небольшой ”домишко из силиката”. КаПо подозревала, что именно в этой лачуге мужчина изготавливал бомбы. По иронии судьбы улица, на которой он жил в Раазику, называлась Паэ.

”Для нас он был человеком, подозреваемым в устроении взрывов, так что все было возможно. По этой причине мы предпочли проводить его задержание в сельской местности и в светлое время суток. Нам нужно было быть предельно осторожными. , — рассказал директор таллиннского отделения КаПо Яанис Муру изданию Eskpress.

К тому моменту за десять лет в районе улицы Паэ произошло 16 взрывов, в результате которых погибли девять и пострадали восемь человек. По словам Алуса, к поимке преступника привела не информация от населения, а ”планомерная и систематическая работа”. По некоторым данным, КаПо вышла на бомбиста благодаря ДНК-экспертизе, но само ведомство журналистам эту информацию не подтвердило.

Тогдашний государственный прокурор Маргус Курм сказал изданию Postimees, что личность задержанного мужчины во много соответствовала тому психологическому портрету, который нарисовали ранее эксперты КаПо. Подозреваемый во взрывах Мярт Рингмаа был зажиточным 67-летним эстонским мужчиной, которые вел обособленный образ жизни и придерживался национально-радикальных взглядов. Регистр наказаний Рингмаа был девственно чист (хотя, как станет известно позже, в советское время он даже сидел в тюрьме — прим.ред.). ”К вечеру четверга у нас было достаточно улик, чтобы арестовать подозреваемого", — пояснил Муру через несколько дней изданию Eesti Ekspress.

Ekspressi arhiivides on olemas ka pilt Märt Ringmaa tabamisest.

Девять погибших и восемь раненых

Пресса разузнала про Рингмаа все, что было можно. Он живет один, имеет квартиру на улице Паэ. У него есть взрослые дети, которые также не попадали в орбиту внимания полиции. Мужчина живет закрыто и придерживается националистических взглядов.

Свой портрет полиция составляла на основании информации, полученной с мест взрывов. Например, были проанализированы конструкции взрывных устройств и их детали, места, которые выбирались для преступлений и десятки других факторов. ”При анализе этих данных возникло предположение, что это может быть человек, принадлежащий к старшему поколению, поскольку детали были крайне специфические, можно сказать, устаревшие. Люди более младшего возраста, скорее всего, их использовать бы не стали”, — пояснил Курм.

Имя Рингмаа было обнародовано не сразу после его поимки.

15 ноября газета Õhtuleht написала, что жители Паэ все еще боятся взрывов.

”Лучшее доказательство — это обнародование фотографий и данных”, — считал народ.

”Около полудня я увидела возле дома подозрительный портфель", — рассказала председатель квартирного товарищества Pae 58 Наталья. Она сразу же вызвала полицию и спасателей. Специалисты приехали на место и установили, что в портфеле ничего нет. ”Но мы все равно боимся”, — сказала Наталья. ”Неужели вы верите, что человек, которому под 70, может собрать такие мощные бомбы, которые рушат целые дома? Это должно быть целое производство”, — поддержала ее подруга Зоя.

В советское время обчищал сейфы

На следующий день после паники в СМИ было названо имя бомбиста — Мярт Рингмаа. Выяснилось, что это человек, который в советское время обчистил 29 сейфов и четыре года бегал от милиции. Рингмаа и его подельник Хендрик Лори действовали следующим образом: находили какое-нибудь учреждение, например, бухгалтера или счетовода ЖЭКа, знакомились с ним и в подходящее время опустошали сейф. ”Каждая кража была хорошо спланирована. Их действия были похожи на действия бухгалтера машиностроительного завода на пенсии. Такие же рациональные и разумные”, — сказал Postimees один из следователей, занимавшихся делом.

В 2007 году прокуратура передала обвинение в суд, но единственным эпизодом, в котором Рингмаа признался, было предоставление ложных данных (поддельной трудовой книжки) для получения пенсии. Рингмаа, который в советское время отсидел за кражи, а результате аферы с пенсией за четыре года необоснованно получил от государства 20 255 крон, писало издание Ekspress.

В 2009 году судебный процесс все еще продолжался. Издание Ekspress отмечало, что после ареста Рингмаа взрывы в Ласнамяэ прекратились. Однако улик против него было мало: ”Это правда, что, несмотря на долгое наблюдение и тщательно подготовленную операцию по задержанию, сотрудники КаПо не застали Рингмаа с поличным ”едущего в Ласнамяэ с очередной бомбой”. Это правда, что то, где, как, когда и почему Рингмаа (или кто-то другой) изготовил, установил и запустил эти бомбы, никто не знает ”.

Тем не менее, в марте 2009 года Харьюский уездный суд признал Мярта Рингмаа виновным в незаконном обращении со взрывным устройством, покушении на убийство и мошенничестве и приговорил его к 15 годам лишения свободы.

В тюрьме не умер

Иными словами: прокуратуре так и не удалось доказать причастность Рингмаа к тем взрывам, которые привели к смерти семи человек.

Согласно обвинению прокуратуры, в 1998-2005 годах Рингмаа организовал 11 взрывов, в результате которых семь человек погибли и шесть получили ранения, а материальный ущерб составил более семи миллионов крон. Два преступления остались не осуществленными, поскольку взрывное устройство не сработало.

Также Ригнмаа обвиняли в том, что он предоставил пенсионному департаменту трудовую книжку, содержащую ложные данные. На основании этого с мая 2001 года по ноябрь 2005 года Рингмаа было необоснованно выплачено в общей сложности 20 255 крон пенсии по старости.

Виновным Рингмаа признали только 11 апреля 2001 года за эпизод, когда он установил взрывное устройство возле киоска на улице Пунане, 15; за эпизод, когда он 19 ноября 2003 года принес взрывное устройство к подъезду дома на Паэ, 23 и за эпизод, в котором он предоставил пенсионному департаменту ложные данные. По остальным эпизодам Рингмаа был оправдан.

По утверждению самого Рингмаа, его дело было сфабриковано. По словам его адвоката Урмаса Симона, ”улики исчезали из КаПо как снег весной и появлялись как грибы после дождя”. При этом Рингмаа знал, что его осудят. ”Но мне уже 70 лет, и мне смешно, ведь я все равно больше пары лет не проживу даже в самых хороших условиях. В тюрьме я умру совсем скоро”, — сказал Рингмаа в январе 2009 года ”Актуальной камере”.

На настоящий момент ему 82 года.