”Да, у нас мало людей и в связи с этим неизбежно много сфер, для работы в которых нам не хватает людей. Например, ИТ-фирмам требуется ежегодно по несколько тысяч новых работников, и в Эстонии их мы найти не можем. Если мы вставляем окончившим вуз иностранным студентам палки в колеса и они не могут здесь остаться, то это делается искусственно. В качестве одной из проблем называют то, что плата за обучение иностранных студентов не покрывает полную стоимость их обучения, то есть мы неизбежно используем для обучения иностранцев деньги налогоплательщиков. Но ведь, возможно, только благодаря им мы и можем открыть учебные программы по некоторым специальностям, поскольку у нас самих не хватило бы студентов”.

Также, по словам Ланда, иностранные студенты привлекают в эстонские вузы своих соотечественников, рассказывая им о своем опыте и возможностях.

Что касается финансирования высшего образования, то ректор ТТУ считает нынешнюю модель недееспособной: ”Если государство в рамках реформы высшего образования пообещало, что обеспечит бесплатный доступ к учебным программам на эстонском языке, то это и следует считать отправной точкой. Исполняется ли это сейчас? Сегодня мы видим, что в последние четыре года государственная поддержка университетов была по сути заморожена, и ясно, что вузы больше не могут действовать в тех же объемах, что раньше”. Ланд отметил, что в последние четыре года было очень сильным давление зарплат, в связи чем прежней доходной базы недостаточно для поддержания такого же уровня. По его мнению, государство должно выполнять взятые на себя обязательства, а если не может этого сделать, то должно честно об этом сказать.

”Государство должно признать это (что мы не можем предоставить бесплатное высшее образование — ред.), пригласить университеты за стол переговоров и обсудить, что делать и возвращать ли платное обучение”.

Ректор сказал, что не поддерживает ту форму платного обучения, которая существовала до 2013 года, когда университеты могли свободно добавлять платные места, но поскольку сейчас велик спрос на обучение с неполной нагрузкой, то студенты, обучающиеся по эстоноязычной программе с частичной нагрузкой, тоже могли бы платить за предметные пункты.