С 1 июля 2019 года решением правительства был снижен акцизный сбор на алкоголь. Жители Эстонии радовались и сдвигали бокалы: благодаря снижению акциза и росту зарплат отныне на среднюю месячную нетто-зарплату стало можно купить на 54 литра пива или на 11 литров водки больше, чем годом ранее. А в прошлом году эстоноземельцы выпили на 3,2 % больше алкоголя, чем за год до этого.

Ни министерство социальных дел, ни Институт развития здоровья (TAI), ни Институт конъюнктуры не считают это значительным изменением. Хотя статистика показывает, что в прошлом году от болезней, вызванных алкоголем, умерли 509 человек, что является рекордом за последние десять лет. В основном это люди трудоспособного возраста 45–64 лет.

В прошлом году также увеличилось число людей, которых полиция доставляла в вытрезвитель. Их было на 500 больше, чем годом раньше, всего 15 318 человек.

В этом году скачкообразно выросло число утоплений. После Иванова дня Спасательный департамент сообщил, что за полгода утонуло больше людей, чем за весь прошлый год. К 7 июля этого года утонули 36 человек, и по предварительным данным 22 из них, более половины, были пьяны.

В целом, TAI считает рост ущербов, связанных с алкоголем, ожидаемым. ”Уже в прошлом году, комментируя снижение акцизного сбора, мы предупреждали, что увеличение общего потребления алкоголя может вскоре аукнуться потерями. Теперь мы получили и доказательства того, что с ростом потребления стало больше ущерба”, — сказала Аннели Саммель, руководитель Центра профилактики рисков для здоровья TAI.

По ее словам, увеличение потребления на 3 % печально, но если рассмотреть более длинные отрезки времени, это рост не скачкообразный. Долгосрочная тенденция была позитивной: в 2007 году жители Эстонии выпили 14,8 литра абсолютного алкоголя на взрослого человека, сейчас — 10,4 литра.

Саммель отметила, что большинство людей, скорее всего, не ощущают, чтобы рост потребления на 3 % что-то изменил, но это важный показатель для общества в целом: ”Чем выше совокупное потребление алкоголя в обществе, тем больше людей злоупотребляют алкоголем или попадают в зависимость от него, что приводит к увеличению ущербов”.

В этом году, вероятно, будет трудно составить алкогольную статистику, потому что корона-пандемия дает возможности для различных интерпретаций. С одной стороны, на потребление спиртного может повлиять снижение доходов, а с другой, ужесточение ограничений на продажу алкоголя в барах. При этом у людей было больше свободного времени, чтобы пить дома на кризисном досуге.

Общественной дискуссии нет

Несмотря на рост ущербов от алкоголя, общественная дискуссия о влиянии алкоголя на здоровье практически сошла на нет. Люди, связанные с этой темой, признают, что в последние годы реакция общества оставила впечатление борьбы с ветряными мельницами, так что нынешние ораторы устали от алкогольной войны и перебрались в другие ”охотничьи угодья”.

Силы кончились после алкогольной политики бывшего министра здравоохранения и труда, в результате которой цены на алкоголь резко выросли. Эксперты полагают, что прежняя политика в отношении алкоголя была одной из причин, почему сейчас применяется основная часть фактически обоснованных алкогольных ограничений. Она также считается основанием для превращения алкоголя в столь болезненную тему в обществе, что никто, видимо, еще несколько лет не будет пытаться ввести более строгие ограничения.

Как показали прошлогодние выборы, люди слышат противоположные послания. Эстонская консервативная народная партия (EKRE) пообещала избирателям, что снизит акцизный сбор на алкоголь. Весной партия попала в правительство, и уже тем же летом акциз на алкоголь упал на 25 %.

Хотя свежая статистика после падения акцизных сборов вызывает обеспокоенность здоровьем общества, политики и эксперты больше не хотят сталкиваться с деликатной темой. Говорят, что ни одно правительство, скорее всего, не станет увеличивать акциз на алкоголь в ближайшие десять лет.

Директор Института конъюнктуры Марье Йоосинг отметила, что акциз на алкоголь не снижался в Эстонии до прошлого года. В связи с этим она считает: даже хорошо, что потребление увеличилось лишь на 3 %, — можно было опасаться и худшего. Йоосинг подчеркнула, что не следует путать ушербы, связанные с алкоголем, за этот и прошлый годы. По ее словам, рост потребления был рассчитан на 2019 год, а статистика второй половины того года по несчастным случаям в пьяном виде не показала ничего экстраординарного.

Некоторые поводы для беспокойства дает скандинавский опыт снижения акциза на алкоголь. Он появился в начале 2000-х годов, когда в Европейском союзе были отменены квоты на неофициальный алкоголь, перевозимый через границу. Это означало, что шведы могли без ограничений привозить более дешевый алкоголь из Дании, датчане из Германии и финны из Эстонии — страны с гораздо более низким уровнем цен, которая только что вступила в Европейский союз.

Например, Финляндия в 2004 году снизила свои акцизы на алкоголь на треть. После этого продажи алкоголя в Финляндии выросли на 7 %, к которым добавился импорт алкоголя из Эстонии — общее потребление увеличилось на 12 %.

Число смертей, связанных с алкоголем, увеличилось на 17 % всего за один год и на треть за три года. Падение акцизов также не смогло помешать приграничной торговле, она даже увеличилась. В Дании, которая снизила акцизы на алкоголь в 2003 и 2005 годах, общее потребление не очень изменилось, но число госпитализаций по поводу отравления алкоголем выросло на 26 %.

Прираничную торговлю перетерпели бы?

По оценке Аннели Саммель, руководителя Центра профилактики рисков для здоровья TAI, резкое снижение акцизов, введенное в Эстонии прошлым летом, не было разумно. По ее мнению, это можно было бы сделать более вдумчиво и аналитично, учитывая относительно хорошие доходы людей: ”Уже тогда были признаки снижения бума алкотуризма в Латвию, и стало известно, что Латвия планирует увеличить акцизы на алкоголь. Возможно, следовало перетерпеть еще пару лет приграничной торговли или снижать акцизные сборы более аналитично и понемногу”.

Однако речь идет о политических решениях: ”За этим стояло громкое предвыборное обещание, — заметила Саммель. — Жаль, что разговор об алкогольной политике ведется через политику повседневную. Часто упускаются из виду далекоидущая цель и целостность алкогольной политики”.

Саммель отметила, что принятая в 2014 году ”Зеленая книга” алкогольной политики, на которой также основана алкогольная политика Евгения Оссиновского, может — независимо от партии — стать фактически обоснованной дорожной картой для любого правительства, которое заботится о здоровье населения.

По словам Саммель, в последние годы в алкогольной политике в целом были предприняты важные шаги: ограничена реклама и заметность, приняты образовательные меры, расширены возможности для помощи и лечения.

Они призваны уменьшить вред, изменить отношение молодых людей и нормализовать их образ жизни с низким потреблением алкоголя. Такие шаги и цели часто остаются без внимания. ”Из этого ряда часто ”выталкивается” цена на алкоголь, которая вызывает страсти в обществе, на нее легко обратить внимание и манипулировать ею”, — выразила возмущение Саммель.

По ее оценке, следующим шагом в сокращении числа точек продажи алкоголя в Эстонии может стать рассмотрение вопроса об отмене продажи алкоголя на автозаправках. Местные органы власти также имеют право устанавливать ограничения по времени продажи алкоголя по ночам, что поможет обеспечить безопасность на улицах.

Когда люди имеют проблемы с алкоголем, они часто ощущают, что изменить свое поведение должны другие, а не они сами. Вред, наносимый алкоголем, это не просто проблема отдельного пьяницы, поэтому эффективные меры нуждаются в поддержке общества.

Саммель отметила, что те, кто не имеет проблем с употреблением алкоголя, должны потерпеть небольшие неудобства во имя более здоровой и безопасной Эстонии — будь то ограничение по времени, предъявление документа в магазине или более высокая цена на алкоголь: ”Для проведения в жизнь алкогольной политики сейчас в области защиты здоровья не хватает спикеров и формулировок основных задач, что помогло бы нам как обществу держать цель в фокусе”.

Растет число ”пьяных” преступлений

По данным министерства юстиции, за последние два года выросло число преступлений, совершенных в состоянии опьянения. Об этом говорится в сообщении

министерства на основе оценочной статистики, рассчитанной по специальной методике.

Министерство объясняет, что на самом деле дать точные цифры о количестве ”пьяных” преступлений по каждому году невозможно, поскольку опьянение подозреваемого закон позволяет отмечать лишь в определенных случаях, таких как вождение в нетрезвом виде, потенциальная опасность или несовершеннолетие.

В случае с большинством преступлений подозреваемых задерживают настолько позднее, что возможное опьянение во время преступления уже не получается идентифицировать. Однако они подсчитали, какие преступления больше связаны с алкоголем.

Хотя все больше и больше преступлений совершается в пьяном виде, оценка алкогольной политики государства не должна основываться исключительно на этих данных, отмечает министерство. Причины роста числа зарегистрированных преступлений также могут быть связаны с тем, что, например, о количестве пьяных водителей больше сообщалось: в потоке их может быть обычное число, но ловят их чаще. Также люди начали активнее сообщать в полицию о насилии со стороны партнера, поэтому неизвестно, какая часть этого роста связана с употреблением алкоголя, а какая — с улучшением осведомленности людей.

РЕКОРД: В прошлом году от болезней, вызванных с алкоголем, умерли 509 человек.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.