Расскажите, какие воспоминания оказались самыми яркими? Что вспоминаете до сих пор?

В общем, конечно, это было довольно исключительное событие, в том числе из-за бойкота США и других стран. В Олимпийской деревне было очень много места, у каждого была своя комната, что было не совсем типично для таких мероприятий. Обычно вы останавливаетесь в Олимпийской деревне вместе с остальными спортсменами. Но в нашем случае в Таллинне мы были одни, жили в отеле с хорошим видом на море, так что в этом смысле условия были очень комфортными. Но, разумеется, это была эпоха Советского Союза, некоторые вещи, которые мы увидели, кардинально отличались от того, что мы видим сегодня. Меры безопасности, которые тогда принимались, были по-настоящему суровыми. Я очень хорошо помню, что на самом конце причала стоял автомат, видимо, чтобы в случае чего не дать эстонцам бежать. Для меня как финна Таллинн был чем-то похож на родной город — из-за погодных условий и расположения, в основном. Так что я ощущал себя очень хорошо, с удовольствием вспоминаю проведенную тогда в Таллинне неделю.

Как вы отнеслись к тому, что некоторые ваши соперники не участвовали в Олимпиаде? Означало ли это для вас, что статус мероприятия понизился?

Нет-нет, ничего такого. Если вы посмотрите документацию и сравните эту Олимпиаду с Играми в Монреале в 1976-м, то увидите, что те, кто занял первые пять мест, также участвовали в соревнованиях в Таллинне. Нашими соперниками были ребята из Нидерландов, Дании, Югославии. В общей сложности было 12 очень хороших моряков, так что конкуренция была высокого уровня. Тем не менее, было бы лучше, если бы приехал, например, Крис Ло из Британии. Да и другие спортсмены из США, Германии, Новой Зеландии, Австралии. Таким образом, около пяти сильных конкурентов к нам не присоединились. Но тем не менее, с нами соревновался, например, прекрасный моряк из Испании Луис Доресте, который был очень силен. Мне было несложно настроиться на правильный лад и почувствовать атмосферу соперничества.

Расстроились ли вы, когда стало ясно, что Олимпиада для вас пройдет в Таллинне, а не в Москве?

Нет, вы знаете, так зачастую бывает в парусном спорте, когда соревнования проходят в другом городе. Например, на Играх в Монреале парусная регата проходила в Кингстоне, на Играх в Мюнхене в 1972 году — в городе Киль. На самом деле, это редкость, когда Олимпиада для нас проходит в том же городе, что и для всех, в этом не было никакой проблемы.

Но вы все-таки побывали в Москве?

Да, мы прилетали в Москву на церемонию открытия. Но, разумеется, эмоции в эти дни были особенными, я концентрировался на каких-то своих вещах, поэтому, к сожалению, я не очень хорошо все это помню. Но то, что впечатлило, — стадион в Лужниках. Также мы были в Олимпийской деревне. Суммарно я провел в Москве одну ночь и два дня — достаточно короткий визит. Впечатления остались смазанные, но для меня это было нечто особенное — я был молодым, мне было всего 22 года.

Можете сравнить Эстонию того времени с тем, что вы увидели в самом СССР?

В Таллинне я был еще на Балтийской регате в 1977–79 годах. После Олимпиады в России я был только один раз — в Санкт-Петербурге в 2002 году. Но это была рабочая поездка, не связанная со спортом. В целом, люди в Эстонии были похожи на нас. У них была возможность смотреть финское телевидение, так что образ мыслей был ближе к нам, чем к тому, как люди себя ощущают в Санкт-Петербурге или других городах. Эстония — наш ближайший сосед, и это чувствуется.

Ваша основная профессия — архитектор, вы специализируетесь на конструировании мостов. Скажите, а реален ли вариант постройки моста между Эстонией и Финляндией? По типу Эресуннского моста между Данией и Швецией.

Технически строительство моста между Таллинном и Хельсинки возможно. Но сейчас намного более реалистичный проект, который уже, как говорится, "на столе", — это туннель. Сейчас власти обоих государств серьезно рассматривают этот вариант. Что касается моста, то наибольшая глубина на пути между Таллинном и Хельсинки — более 60 метров. Поэтому у моста должна быть достаточно специфичная конструкция. Сейчас такие мосты проектируются в Норвегии. Это не невозможно, но требует использования очень высоких технологий, и, соответственно, цена будет выше. Да, мосты красивы, но тоннель будет проще и дешевле построить.