”Но поскольку тогдашний министр иностранных дел Тоомас Хендрик Ильвес почему-то решил, что должность посла в Москве является деликатной и что не надо ставить под удар эстоно-российские отношения (Хельме занимал пост посла с 1995 по 1999 г — прим.ред.), он убедил встать на защиту его позиции премьер-министра Марта Лаара и президента Мери, так что руки канцелярии министерства в разрешении ситуации были практически связаны”, — написал Таранд.

Март Хельме уже прокомментировал это заявление и сказал, что все, что написал Таранд, — ложь.

”Ничто в этой истории не является правдой. В Министерстве иностранных дел мне никто не предъявлял никаких претензий в нецелевом использовании средств. […] Не пяти, ни пятиста тысяч крон”, — сказал Хельме.

”Деньги, оказавшиеся в моем распоряжении, были мною заработаны и взяты в кредит в банке. В Москве я получал зарплату как посол плюс пособие за жену и детей, что с учетом т. н. московского коэффицента давало около 60 000 крон в месяц. Конечно же, эта разница и являласт основной причиной, почему люди так рвались на зарубежную службу. Когда я вернулся в Эстонию и стал работать вице-канцлером в Министерстве иностранных дел, то стал получать около 8000 крон в месяц. Кроме того, я взял кредит в Hoiupank в размере 1 250 000 крон на строительство своей мызы. Эта сумма полностью покрывала договорные обязательства, связанные со строительством мызы, и все документы у меня, конечно же, имеются”, — сказал министр.