Уходя с поста лидера EKRE, Март Хельме в многочисленных интервью и выступлениях наговорил много всего, что было бы интересно разобрать политологам и аналитикам. Меня же как представителя некоренного населения более всего возмутил его пересказ разговора с Юри Ратасом, в котором Хельме указал на то, что в Таллинне власть не в руках эстонцев.

Написала этот первый абзац и задумалась… Да, про меня действительно сегодня скорее скажут ”представитель некоренного населения”. У меня неэстонское имя, неэстонская фамилия, мой родной язык русский. Но где же еще, как не здесь, мне быть коренным населением? Здесь родилась моя мама, здесь родилась я, живу тут всю жизнь, считаю Эстонию своей родиной, знаю язык, уважаю местную историю и культуру.

Одним словом, я тут всерьез и надолго. Это моя родина. Другой у меня нет. И не надо. И если родина не здесь, то, простите, где же, господин Хельме?

В современном глобализированном мире подобных моему ”сложных” случаев много. Поэтому давно можно было бы прекратить делить мир на черное и белое, на эстонцев и неэстонцев. Но, увы, до сих пор находятся политики, которые считают это возможным.

Причем манера заявления Хельме-старшего оставляет неприятное липкое ощущение услышанной гадкой сплетни: пересказанный частный разговор, без понимания контекста и указания на то, что было дальше, что ответил собеседник, на чем порешили и так далее.

Почему Хельме нравится русским

Что самое поразительное в фигуре бывшего председателя EKRE, так это его способность при всем при том нравиться русскоязычному электорату. Когда впервые рейтинги политических партий показали, что поддержка национал-консерваторов среди неэстонцев выше, чем у социал-демократов, это попытались объяснить статистической погрешностью. Но факт налицо: соцдемы долгое время пытались стать заметным игроком на русском поле, но если дать русскоязычному избирателю только два выбора — они или EKRE, — вряд ли EKRE проиграет.

Не верите? Да я сама своим ушам не поверила, когда на прошлой неделе в одной из передач на Радио-4 ведущий, заговорив о возможных президентских амбициях Марта Хельме, спросил мнения слушателей, а те наперебой стали говорить, что это был бы отличный выбор. ”Да, он порой говорит всякое про русских, но по крайней мере всегда конкретен, он сильная личность, харизматичный” — примерно так можно подытожить несколько прозвучавших комментариев.

Это, конечно, было еще до его очередного пассажа в минувшую субботу. Но что-то подсказывает, что и это событие не сильно качнуло бы маятник народного мнения в другую сторону. Март Хельме всегда отличался умением давать противоречивые мессиджы и напускать тумана.

Мастер переобувания в прыжке

Возьмем хотя бы два его выступления на прошлой неделе. Сначала в ”Прямом эфире из Дома новостей” на портале rus.err он говорит о планах нарастить поддержку EKRE в Ида-Вирумаа, заверяя, что видит в этом большой потенциал. А уже через несколько дней на конгрессе своей партии пугает народ тем, что через 20 лет вся Эстония может стать одним сплошным Ида-Вирумаа, если открыть границы для дешевой рабочей силы.

Юлия Тимербулатова
Фото: архив автора

Осенью 2018 года Март Хельме дал интервью Postimees и на чистом русском языке упоенно говорил: ”Русские — это не только нация, русские — это цивилизация”. Тогда же сказал, что готов, в отличие от многих наших политиков, ехать в Москву, потом заявил, что сохранил бы русскую школу в ее нынешнем виде, а об обвинениях в адрес России и вовсе выдал: ”Мы такая маленькая страна, что нам просто нужно пользоваться возможностью промолчать”.

При этом несколькими неделями ранее этот же человек называл проживающих в Эстонии русских раковой опухолью и заводил разговоры о необходимости дополнительной проверки на лояльность, если неэстонец претендует на высокий государственный пост. Невероятно, но факт!

Вагон проблем пора разгрузить

Замена во главе EKRE Хельме-старшего на Хельме-младшего, Марта на Мартина, в этом плане сродни бартерной сделке, когда шило меняют на мыло. Ведь новый лидер EKRE тоже на этой ниве отметился неоднократно. Когда говорил, например, что Марина Кальюранд не годится в президенты, потому что она русская. Или когда высказывал мнение, что неэстонцы и дома должны между собой общаться исключительно на эстонском языке.

Правда, выступая на конгрессе с речью по поводу своего избрания председателем партии, Мартин Хельме заявил, что хочет, чтобы Эстония стала балтийской Швейцарией. И многие уже посмеялись по этому поводу, ведь Швейцария — многонациональная страна, в которой четыре государственных языка. А может, это оговорка по Фрейду?

На дворе 2020 год. У нас полно проблем и вызовов за пределами вопросов деления на эстонцев и неэстонцев. Еще пару месяцев назад столкнулись с бедой, которая задвинула на второй план все остальное. Но неужели нужна вторая, третья, четвертая волна коронавируса, чтобы забыть про национальность?

Хочется все же верить, что обойдемся меньшими жертвами и наконец сдвинем с мертвой точки вагон межнациональных проблем, который уже давно хотелось бы разгрузить и отправить порожним на запасной путь.