Вы здорово нас взволновали, когда заявили, что Россия может попытаться захватить одну из балтийских стран во время пандемии коронавируса. На чем основано Ваше предупреждение?

Я не говорил о прямом захвате балтийских стран, речь шла о более сложной операции, которую можно назвать гибридной войной. Россия хотела бы оказать сильное давление на страны Балтии — на все три одновременно, для того, чтобы они покинули НАТО. Т.е. создать такую ситуацию, когда НАТО не сможешь прийти на помощь, в результате чего блок распадется, а страны Балтии окажутся в орбите влияния России, формально оставаясь суверенными и независимыми государствами. Такой процесс можно было бы назвать ”финляндизацией”, по образцу отношений Советского Союза и Финляндии.

Но есть две ключевые трудности; первая — какой casus belli мог бы оправдать давление России на страны Балтии перед международным сообществом? Один из вариантов начала такого вмешательства — возмущение русских, живущих в Эстонии или Латвии, против языковой дискриминации. Вторая трудность заключается в нейтрализации НАТО. С точки зрения России, НАТО бессильно без США. Если бы удалось нейтрализовать вооруженные силы США хоть на 3-4 дня, этого было бы достаточно, чтобы решить проблему. Предполагалось, что президент Трамп выступит посредником в отношениях между Россией и странами Балтии, и предложит форму компромисса, предполагающего выход трех стран из состава НАТО.

Почему этого не произошло?

Этого не произошло, потому что помешали обстоятельства непреодолимой силы: эпидемия коронавируса, а так же учения Defender Europe 2020, которые проводились, в том числе, на территории стран Балтии. Но отказ от этого плана весной не означает, что план исчез. Вполне вероятно, что к нему вернутся в конце лета — начале осени.

В Прибалтике размещены три батальона НАТО, в составе которых солдаты из разных стран. Нападение России на солдат этих стран может привести к конфликту с самими странами. Работает ли такая тактика?

Русские военные полагают, что они могли бы полностью нейтрализовать эти батальоны, т.е. окружить их и не дать покинуть место дислокации. Батальоны не успели бы сделать ни одного выстрела, и у НАТО не было бы оснований обвинять русских в убийстве солдат США или Германии. Сценарий схож с тем, что случилось в Крыму; Крым — отработанная модель, и с точки зрения российских военных эту модель можно экстраполировать на другие территории. Балтия — не единственный регион, которым интересуется Кремль.

Я подчеркну, что этим интересуется не российский народ, а именно Кремль и Путин, который стремится войти в историю и взять реванш за геополитическое поражение — крушение Советского Союза. С точки зрения Путина такой реванш включает три аспекта: первое — создание союзного государства России, Белоруссии и Украины (и работа в этом направлении активно ведется), второе — аннексия северной части Казахстана, населенной примущественно этническими русскими, третье — развал НАТО, ослабление Евросоюза и возвращение Прибалтики в сферу влияния России. Времени на реализацию этого плана немного, лишь до конца этого года. Если в этом году не будут предприняты меры по реализации этого сценария, то литовцы, латыши и эстонцы могут спокойно вздохнуть.

Американский генерал Бен Ходжес в своем отчете предупреждал, что для Западного округа российской армии достаточно от 30 до 60 часов, чтобы захватить все стратегические точки балтийских стран. Он отмечает, что у НАТО возникнут большие проблемы с мобильностью и переброской военного контингента, и ”отвоевание” Прибалтики потребует примерно полугода. Как Вы считаете, в настоящем мире вопрос безопасности Прибалтики будет актуален так долго, или западные политики не предпримут решительных действий, и не начнут отвоевывать ее?

На самом деле, ситуация для Прибалтики гораздо хуже. Российским вооруженным силам потребуется всего несколько часов, даже не сутки, чтобы взять под контроль стратегические пункты прибалтийских стран. Если, допустим, мы рассматриваем ситуацию, когда НАТО хочет осуществить операцию по деблокированию Прибалтики, то Россия может угрожать применением ядерного оружия. И Россия готова применить это оружие, что является неприемлемым для европейских лидеров.

Важным является вопрос политической воли: российское руководство уверено, что оно может подавить ключевых европейских лидеров — Меркель и Макрона, а так же повлиять на президента Трампа. Если у лидеров нет политической воли, никакая операция не является возможной: если военная операция — деблокирование Прибалтики не является возможной, то НАТО теряет смысл своего существования как военный блок, потому что не может защитить своих членов. А Евросоюз переживает тяжелый кризис, более тяжелый чем тот, что был связан с брекситом, — наплыв мигрантов. Так что планы Кремля авантюрные, но весьма реалистичные.

Как Вы полагаете, хватит ли решимости Макрону и Меркель, чтобы вступиться за Прибалтику?

Дело в том, что Европейский союз будет парализован внутренними процессами: нашествием мигрантов из Северной Африки, а также политическими кризисами, в том числе антивоенными демонстрациями, которые могут быть спровоцированы Россией. В такой ситуации сложно демонстрировать политическую волю и решимость.

Мой знакомый, служивший в российских ракетных войсках около двадцати лет, неоднократно в личной беседе отмечал, что Владимир Путин хотел бы применить ядерное оружие в военном конфликте. Это вероятный сценарий? Может ли конфликт из-за Прибалтики перерасти в ядерное столкновение?

Да, может. Это сценарий, который заложен в военные планы российского военно-политического руководства. Есть два этапа: первый — использование тактического ядерного оружия , второй — угроза применения массированного ядерного оружия. Российское руководство уверено, что из-за Прибалтики Запад на такой риск не пойдет.

Положение российского режима не очень прочное. Очевидно, что Владимир Путин всячески пытается удержаться у власти. Может ли он вновь предпринять ”маленькую победоносную войну”, чтобы сохранить свои позиции?

Это ключевой вопрос, потому что гибридная операция против Прибалтики — это возможность маленькой победоносной войны без формального ведения военных действий. Не будет танковых вторжений и кровопролитных битв, все делается быстро, как это было в Крыму. С точки зрения Путина это обеспечило бы ему грандиозный выигрыш во внутренней политике, подобно тому, который он получил после осуществления крымской операции. Внутренняя ситуация, с одной стороны, толкает Путина к этому, с другой — выступает ограничителем, потому что понятно, как отреагируют люди, если эта операция будет затягиваться. Массовые реакции в России будут исключительно негативные, и не потому, что русские испытывают большие симпатии к независимости балтийских стран, а потому, что они не хотят войны, не хотят рисковать.

Расскажите подробнее, как могла бы выглядеть эта операция против Прибалтики?

Сценарий был бы аналогичен тому, что произошло в Крыму: выступления русского населения, появление русского спецназа, который скрытно проникнет на территорию Прибалтики и захватит ключевые стратегические точки, выведет из строя электронные инфраструктуры, нарушит логистику. Для этого не нужно много солдат, и все произойдет бескровно.