”Сегодня мы прощаемся с нашими зрителями. Каждый вечер на протяжении 16 лет вы были с нами, от пятидесяти до двухсот тысяч человек. Я, Юлия Пилен, провела с вами 16 лет и хотела бы сказать вам спасибо от имени 33 человек, работавших над программой в последнее время”.

Так попрощалась со зрителями ведущая самого популярного русскоязычного телеканала в странах Балтии, Первого Балтийского канала (ПБК), 19 марта — в день, когда информационная программа канала вышла в эфир в последний раз.

С 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и началась война в Украине, Балтийский медиа альянс (Baltijas mediju alianse, BMA), которому принадлежат права на вещание Первого Балтийского, РЕН ТВ, НТВ Мир и других популярных русскоязычных каналов в странах Балтии, пережил многое.

Подготовка к последнему эфиру "Новостей Эстонии" на ПБК
Foto: Holger Roonemaa

BMA регулярно обвиняли в пропаганде в интересах Кремля, а дружественные России балтийские политики использовали альянс для саморекламы, выплачивая серьезные суммы, чтобы тот помог им удержаться у власти. В феврале 2020 года британский надзорный орган в сфере СМИ установил, что BMA шесть раз нарушил правила беспристрастного освещения, рассказывая о событиях в Украине и странах Балтии, а также об отравлении семьи Сергея Скрипаля в Великобритании, и оштрафовал альянс на 20 тысяч фунтов. По схожим причинам латвийские и литовские регулирующие органы несколько раз накладывали временный запрет на вещание ряда телеканалов, транслируемых BMA.

Но судьбоносным днем для балтийско-российского медиахолдинга (которому также принадлежат рекламное агентство, популярное еженедельное издание ”МК-Эстония” и "МК Латвия", и другие предприятия) стало 4 февраля 2020 года, когда латвийские и эстонские службы безопасности провели одновременные обыски в офисах BMA в Риге и Таллинне.

Первый Балтийский канал связан с российским телеканалом с похожим названием, который частично принадлежит Юрию Ковальчуку, олигарху из окружения Владимира Путина. Ковальчук попал под санкции ЕС за поддержку политики Кремля по дестабилизации Украины. В декабре 2019 года латвийская Служба государственной безопасности начала уголовное расследование возможного нарушения санкций ЕС лицами, тесно связанными с BMA.

Юрий Ковальчук
Foto: AFP/SCANPIX

Один из них — это Олег Солодов, скрытный латвийский медиамагнат, которому принадлежит половина BMA (второй половиной владеет малоизвестный российский бизнесмен Алексей Плясунов). Издание Re:Baltica первым сообщает имя другого подозреваемого: это эстонец Маргус Мерима, в прошлом тесно связанный с BMA. И Солодову, и Мериме предъявлены обвинения в связи с их ролью в организации нелегального потока средств. Ни Солодов, ни Мерима не согласились предоставить Re:Baltica/Delfi свои комментарии.

Решение ПБК прекратить выпуск местных новостей в странах Балтии, как и будущее медиахолдинга в целом, могут серьезно повлиять на то, кто будет контролировать, что видит по телевизору многочисленное русскоязычное население балтийских стран. Все это происходит в то время, когда дипломатическая служба ЕС выражает обеспокоенность в связи с дезинформацией по поводу эпидемии COVID-19 и ролью России в распространении недостоверных сведений. Дезинформация о вирусе появилась в Китае, Иране и ультра-правых американских СМИ, но именно российские медиа, распространяющие ее, могут стать главным источником информации для балтийской русскоязычной аудитории.

Кто есть кто

У медиахолдинга BMA много структур; юридические лица зарегистрированы в каждой из стран Балтии, а также в Великобритании. Ниже предлагается первая попытка раскрыть сеть сложных финансовых транзакций, лежащих в основе обвинений, сопровождаемых на данный момент абсолютной тишиной со стороны игроков, для которых столь многое поставлено на карту.

В центре дела о нарушении санкций ЕС находится российский олигарх Юрий Ковальчук. ЕС включил его вместе с десятками других высокопоставленных чиновников и бизнесменов в санкционный список из-за аннексии Россией Крыма. ЕС характеризует Ковальчука как давнего знакомого Путина и утверждает, что бизнесмен ”извлекает выгоду из своих связей с российскими лицами, находящимися у власти”.

Юрий Ковальчук — председатель и крупнейший акционер Банка Россия, который, согласно документам ЕС, ”имеет крупные активы в Национальной Медиа Группе” (НМГ). НМГ, в свою очередь, ”контролирует телевизионные станции, которые активно поддерживают политику российского правительства по дестабилизации Украины”.

Олег Солодов вырос в Уфе, но вскоре после окончания школы переехал в Латвию, где с середины 1990-х строил бизнес по вещанию российских телеканалов в странах Балтии. Судя по всему, бизнес оказался прибыльным. Четыре человека в беседе с Re:Baltica/Delfi упоминали о шахматном наборе из чистого золота в рижском офисе Солодова. ”Представьте, каково делать ход пешкой, если вы привыкли к обычному весу шахматной фигурки”, — сказал источник, игравший партию с Солодовым.

Олег Солодов
Wikimedia Commons

Многие из 25 каналов, транслируемых BMA в странах Балтии, принадлежат зарегистрированному в России Первому каналу, миноритарная доля которого косвенно принадлежит Ковальчуку через НМГ. Таким образом Солодов связан с российским олигархом.

Неизвестно, почему латвийские власти именно сейчас обратили внимание на BMA, при том, что Ковальчук находится под санкциями с 2014 года. Латвийский регулятор в сфере медиа сообщил, что связь с Ковальчуком была подтверждена лишь недавно в силу сложной цепочки принадлежности активов.

Латвийские власти не раскрывают деталей того, как именно Солодов и Мерима нарушили санкции ЕС, ограничиваясь цитатой из статьи уголовного кодекса, по которой возбуждено дело (нарушение санкций в составе организованной группы с предварительным умыслом, которое карается лишением свободы на срок до 8 лет).

Однако сведения, полученные от различных источников в Риге и Таллинне, позволяют предположить, что латвийские власти подозревают Солодова в нарушении санкций, введенных ЕС в отношении Ковальчука, а именно — в уплате сборов за распространение российских телеканалов через сложную сеть компаний, зарегистрированных в Латвии, Эстонии и Великобритании. Предположительная сумма уплаченных сборов составляет около 10 миллионов евро.

Согласно примерным подсчетам, предоставленным Re:Baltica/Delfi несколькими экспертами по медиарынку, ежегодные сборы за ретрансляцию Первого канала могут составлять более полутора миллионов евро. Поскольку этот телеканал популярен среди жителей Латвии и Эстонии, он привлекает множество рекламодателей.

В дополнение к Первому каналу BMA также обеспечивает вещание более мелких телеканалов, таких как ”Дом кино”, ”Музыка Первого” и ”Петербург — 5 канал” — последний служба безопасности Эстонии характеризует как всем известный инструмент пропаганды. Все эти каналы принадлежат зарегистрированному в России ЗАО ”Первый

канал. Всемирная сеть”. По крайней мере некоторые права на вещание этих каналов в странах Балтии принадлежат другой компании в той же сложной структуре — зарегистрированной в Великобритании BMA Ltd, которая, в свою очередь, передала права на распространение латвийской компании TEM LV.

На первый взгляд может показаться, что британская компания не имеет ничего общего с латвийским BMA, кроме названия. Единственный ее акционер и член совета директоров — Маргус Мерима. Источник, хорошо знакомый с бизнесами Солодова, но готовый общаться только на условиях анонимности, сообщил, что Мерима действует как доверенное лицо Солодова и делает только то, что ему говорят.

Примерно за неделю до обысков Мерима и юрист BMA Сергей Каритис встретились с представителями латвийского Национального совета по электронным СМИ. ”У нас были законные сомнения по поводу того, является ли этот человек [Мерима] конечным бенефициаром бизнеса. Он не оставил впечатления, что знаком с бизнесом, который представляет. Он не был способен ответить на вопросы”, — сказал глава регулирующего органа Иварс Аболиньш.

Любыми средствами

Тучи над BMA начали сгущаться еще в ноябре 2019 года, когда по распоряжению латвийского телевизионного регулятора вещание прекратили девять телеканалов. Восемь из них вещали через BMA, который в свою очередь приобрел лицензию на вещание у российского ЗАО ”Первый канал. Всемирная сеть”. Регулятор счел, что работа этих каналов нарушала санкции, введенные Евросоюзом в отношении Ковальчука, и кабельные сети отключили их. BMA оспорил решение регулятора в суде, разбирательства по иску холдинга продолжаются.

Европейские санкции против Ковальчука в Латвии и Эстонии интерпретируют по-разному — как минимум пять из девяти каналов, закрытых в ноябре 2019 года в Латвии, по-прежнему вещают в Эстонии. На вопрос о том, почему власти Эстонии не предприняли тех же мер, что латвийский регулятор, в Финансовой разведке (ведомство, которое занимается контролем за соблюдением санкционного режима) ответили, что ”не располагают информацией, которая диктовала бы необходимость принятия принудительных мер”.

Согласно данным открытых российских бизнес-реестров, которые были предоставлены Re:Baltica/Delfi проектом Investigative Dashboard, Ковальчуку принадлежат миноритарные пакеты акций Первого канала, а также его ”дочки”, компании ”Первый канал. Всемирная сеть”. 51% акций Первого канала принадлежат государству, 25% — компании NMG, акционером которой является Ковальчук, а оставшиеся 24% — миллиардеру Роману Абрамовичу.

Замороженные счета, невыплаченные зарплаты

Вскоре после обысков в рижской и таллинской штаб-квартирах BMA, которые прошли в феврале 2020 года, власти Латвии ограничили для компании возможности пользоваться банковскими счетами: деньги могли поступать на счета BMA, но никакие переводы с этих счетов не разрешались. Сотрудники компании в течение нескольких недель не могли получать зарплату.

После этого компания приняла решение прекратить производство контента в Латвии и Эстонии. ”Из-за несоразмерного экономического давления на BMA со стороны властей и правоохранительных органов, правление было вынуждено приостановить ежедневную работу ”Эстонских новостей”, — заявили в эстонском отделении холдинга. Похожее заявление было сделано и в Латвии.

Маргус Мерима
Foto: Sander Ilvest / Postimees

В начале марте 2020 года банковские счета BMA были разблокированы, однако Swedbank отказался проводить выплаты зарплат сотрудникам, опасаясь обвинений в нарушении санкций.

Помимо угрозы тюремного срока, владельцам BMA могут грозить и другие неприятные последствия. Во-первых, как рассказали Re:Baltica/Delfi в Службе государственной безопасности Латвии, компании по результатам расследования может грозить ликвидация; кроме того, от нее могут потребовать выплатить государству деньги, которые были выплачены ей с нарушением европейских санкций. Скорее всего для латвийской или британской BMA это будет означать банкротство: сумма штрафа в этом случае может составить около 10 миллионов евро.

Во-вторых, латвийский регулятор может попытаться отозвать лицензию на вещание у основного канала BMA — Первого Балтийского.

Регулирующие органы в Латвии считают, что по условиям лицензии контент, новости, произведенные внутри страны, должны занимать не менее 5% от недельного эфира — то есть около восьми часов в неделю. С закрытием местного бюро выполнить это требование будет трудно, однако регулятор считает, что Первый Балтийский канал может закупать новости у независимых студий.

Официальный представитель BMA Синдия Фриденберга утверждает, что по условиям лицензии 5% от эфира должны занимать не только местные новости, но также спортивные программы, прогноз погоды и другой подобный контент. ”Мы намереваемся выполнить это требование”, — заявила она.

Что дальше?

Первый Балтийский канал — один из самых популярных телеканалов Эстонии и Латвии, он служит важным источником информации для русскоязычных жителей этих стран. С закрытием местных новостных бюро и в свете возможных неприятностей, которые могут грозить каналу, встает вопрос о том, где аудитория ПБК будет смотреть новости и развлекательные передачи.

”[Латвийскому] государству все равно, где русскоязычные жители будут получать информацию. Для них главное, чтобы был один официальный канал. Никакой свободы слова и демократии у нас нет”, — рассказал Re:Baltica на условиях анонимности бывший сотрудник Первого Балтийского канала.

Глава Латвийской ассоциации рекламы Баиба Лиепиня считает, что, если Первый Балтийский закроют, часть его зрителей уйдет на пиратские каналы, которые можно смотреть за 2 евро в месяц, а наиболее состоятельные и технологически продвинутые начнут смотреть российские каналы в YouTube.

”Оба эти сценария ведут к уходу аудитории в другое информационное пространство, неподконтрольное [латвийским властям], а главное — вместе с ними за границу или к пиратам уйдут и их деньги”, — говорит Лиепиня.

”Кое-кто из кабельных операторов уже обращался к нам с просьбой начать распространять Первый канал, чтобы он не совсем ушел с балтийского кабельного рынка, но мы пока не готовы это обсуждать”, — заявила Любовь Доманина, чья семья владеет Балтийским союзом авторов и вещателей (БСАВ, ему принадлежат права на вещание телеканалов ”Россия” и ”РТР-Планета”, которые входят в российский государственный холдинг ВГТРК).

All Media Baltics (AMB) — медиахолдинг, принадлежащий американскому хеджевому фонду и обеспечивающий вещание канала TV3 — также ведет переговоры о том, чтобы получить разрешения на трансляцию российских каналов. Это журналистам Re:Baltica/Delfi успел подтвердить до своей кончины глава эстонского отделения AMB Приит Леито (Леито умер 21 марта).

Для общественных вещателей закрытие Первого Балтийского канала станет возможностью увеличить долю русскоязычной аудитории — рейтинги их программ на русском языке традиционно сильно проигрывают ПБК.

Foto: Holger Roonemaa

Эстонская вещательная компания ERR планирует запустить маркетинговую кампанию своего русскоязычного канала ETV+. ”Мы вложили много сил в [создание новостей на русском языке], и рейтинги стабильно растут”, — заявил главный редактор новостной службы ERR Анвар Самост. По его словам, год назад в подобной ситуации, когда Первый Балтийский временно приостановил выпуск своих новостных передач, ETV+ удалось увеличить рейтинги своих программ вдвое. Сейчас эстонский вещатель надеется снова воспользоваться созданным для него преимуществом.

Латвийская общественная вещательная компания LTV тоже видит для себя новые возможности в сложившейся ситуации, однако воспользоваться ими до сих пор мешали политические соображения и отсутствие финансирования.

”У нас разработана концепция мультимедийной платформы на русском языке для продвинутой и экономически активной части русскоговорящего населения. Она предполагает мультимедийную студию для освещения срочных новостей, интервью, создания лонгридов, лайфстайлового контента, программ для детей и программ о культуре”, — рассказала программный директор LTV Рита Рудуша.

Концепцию несколько раз представляли латвийскому регулятору в сфере СМИ, однако средств, необходимых для запуска такой платформы холдингу так и не предоставили.