В четверг, 9 января, дальнобойщик Рейнарт вернулся из двухнедельной рабочей поездки. 14 января он должен был отправиться в следующую. Около года назад мужчина разошелся со своей спутницей жизни. Расставание было болезненным. Жил он один в квартире на первом этаже многоквартирного дома в деревне Торнимяэ. В соседнем доме, с бабушкой и дедушкой, жила его дочь младшего школьного возраста, которую в воскресенье Рейнарт должен был забрать к себе.

”Андрес сказал, что утром пойдет с отцом в лес. Сказал, посмотрим, что будет в субботу, сходим в баню”, — вспоминает один из друзей мужчины. Вся последующая цепочка событий стала для него полной неожиданностью.

В действительности Рейнарт уже в пятницу начал пить. Все знали, что на определенной стадии ”вечеринки” в игру вступают машины. Источники говорят, что за руль в состоянии алкогольного опьянения садились почти все мужчины из окружения Рейнарта. Пьяными они ездили не для того, чтобы кого-то подбросить или добраться куда-то, а от скуки.

SÕIT: Andres oli oma rekajuhi töö üle uhke ja jagas mitmeid ametipidamise ajal tehtud fotosid ka sostsiaalmeedias.


Ранее Рейнарт уже наказывался за подобные деяния и в Эстонии, и за границей. Пьяным за рулем его останавливали в Германии, Швеции и Бельгии. В Финляндии он попался на превышении скорости.

Когда Рейнарт в состоянии алкогольного опьянения хотел сесть за руль, переубедить его было трудно. ”Ему несчетное количество раз пытались помешать. Прятали ключи, но он кричал, обижался и уходил. Мне самому неоднократно приходилось выбрасывать ключи от машины в дождь на картофельном поле, а потом искать их в земле”, — рассказывает один из друзей Рейнарта.

Как бы то ни было, в пятницу, 10 января, меры безопасности не сработали. Что именно случилось, друзья не знают до сих пор. По какой причине Рейнарт отправился в Курессааре, который находится почти в 60 км от его дома, неизвестно. ”Где я и как тут оказался?” — написал Рейнарт в субботу утром в Snapchat и приложил фото своей машины на парковке многоквартирного дома. Это дало полиции основания полагать, что туда он тоже ехал пьяным. По некоторым данным, Рейнарт говорил, что собирается навестить какую-то женщину, но никто из друзей ничего об этом не знает.

После 14:30 Рейнарт отправился на своем Audi обратно в Торнимяэ. Ему позвонила дочка и попросила протрезветь. Примерно за десять километров до места, где произошла трагическая авария, его автомобиль заметили патрульные и установили, что он движется со скоростью 138 км/ч.

”Он уже раньше один или два раза уезжал от полиции. Наверное, думал, что и на этот раз уедет”, — рассуждает один из друзей Рейнарта.

От Курессааре он успел отъехать примерно на 15 километров. Какой именно была его скорость в момент аварии, пока неясно. В результате ДТП погибли 27-летняя женщина, 58-летняя женщина и 9-месячный ребенок. Еще одна женщина в тяжелом состоянии была доставлена в больницу. Рейнарт знал погибших.

Через час после аварии в больнице у Рейнарта взяли анализы, которые показали алкогольное опьянение в 3,6 промилле. При этом, по неизвестной причине, образец крови в качестве улики, как этого просила полиция, взят не был. Оплошность вскрылась лишь через четыре часа, когда стрелки часов показывали 18:55. Тогда в крови Рейнарта содержалось ”всего” 1,8 промилле.

Больница Курессааре, ссылаясь на тайну следствия, оказалась говорить изданию, что произошло с анализами.

Когда 7 февраля суд обсуждал заключение Рейнарта под стражу, заседание затянулось. Защитник мужчины Ану Тоомемяги потребовала объяснений относительно того, какую именно степень опьянения выявили у ее подзащитного. Прокурор Раймер Амур показал несколько цифр, но в итоге постановил исходить из ”как минимум 1,8 промилле”.

Сейчас Андрес Рейнарт находится в Таллиннской тюрьме. Обстоятельств аварии он практически не помнит. После операции мужчина ограничен в передвижениях. Друзьям он сказал, что примет любое наказание, которое ему назначат.

Могло ли все закончиться по-другому, если бы кто-то помешал Рейнарту сесть за руль? ”Мне кажется, что все могло бы закончиться иначе, если бы один из участников ситуации поступил по-другому. И это — не член семьи, — говорит источник, знакомый с материалами дела. — Человек, который знал [о состоянии Рейнарта], должен был вмешаться”.