За 4 часа до поджога. Незадолго до того, как Александр (67) облил в ванной комнате свою жену Валентину (67) растворителем и поджег, женщина ходила в магазин Maxima — выбирала полотенца. Поскольку муж не работает и не получает пенсию — из-за отсутствия документов, обустройство быта — на плечах жены. Их браку — 44 года.

За 2 часа 10 минут до поджога. Валентине позвонила дочь Елена. Женщина оставила телефон дома, и трубку взял Александр. Дочь сообщила, что едет к ним в гости из Маарду вместе с мужем.

О семейном насилии Елена знала. ”Когда отец пьян, то он агрессивен и распускает руки. Мать не хочет об этом говорить. Только один раз, в 2018 году, она сама обратилась ко мне. Отец пробил ей голову, и рану пришлось зашивать. Но даже тогда она не сразу пришла ко мне”, — рассказала дочь на допросе.

Положив трубку, Александр вынул из мобильного телефона жены аккумулятор и отключил домашний аппарат. Больше им никто позвонить не мог. Елене разговор подозрительным не показался, и они с мужем решили еще заехать к друзьями.

За 1 час до поджога. Сосед пары Иван решил сходить в магазин. Уже в подъезде он услышал, что кто-то звонит в домофон. Выяснилось, что это Валентина, которая забыла дома ключи. ”Взгляд Валентины был отстраненным. Одета она была легко, не по погоде. Это показалось странным”, — сказал позже мужчина на допросе.

Выяснилось, что женщина решила отметить 40 дней со смерти сестры символичной стопкой. Отметить решил и Александр, но символизмом дело не ограничилось, и мужчина стал проявлять агрессию.

За 15 минут до поджога. Соседка с нижнего этажа Юлия услышала, как Александр и Валентина ругаются. ”Ты мне надоела! Ты действуешь мне на нервы!” — кричал мужчина. На допросе Юлия рассказала, что через пять или шесть минут после начала ссоры Александр стал кричать что-то про огонь.

Примерно в это время к Палдиски подъехали Елена с мужем. Они привезли кое-какую бытовую технику, и Елена позвонила матери, чтобы отец спустился и помог им поднять вещи в квартиру. Мобильный телефон не отвечал. Домашний тоже.

В это время Валентина уже горела. ”Я стала беспокоиться, почему телефоны не отвечают. Когда мы приехали, я позвонила в домофон. Он звонил дольше обычного, но в итоге мама все-таки сняла трубку. Я сразу же поняла, что что-то случилось, поскольку она была в шоке и говорила медленнее обычного. Сказала, что ей нужна скорая. Отец на заднем фоне сказал, чтобы мы разворачивались и уезжали”, — рассказала Елена.

Когда Елена забежала в квартиру, то почувствовала запах гари. ”Отец вышел из комнаты. Он казался очень спокойным. Глядя на него, нельзя было предположить, что произошло что-то плохое. Мама была в ванной. Она была раздета до пояса, вся мокрая. Пыталась сказать мне что-то, но я ничего не поняла”.

Мать протянула дочери полупустую пластиковую бутылку с красной пробкой. ”Я взяла ее и поставила на пол. Крови нигде не было, но руки были красные и с них облезала кожа. Ее плечо, грудь и шея были повреждены. Лицо тоже было повреждено и все опухло. Это было не лицо моей матери, а какая-то маска”.

Елена вызвала скорую.

”Валентина была в сознании, но в шоке. Ее состояние было тяжелым, она постоянно повторяла медикам, что ей надо идти на работу. Волосы, голова, шея, лицо, грудь и руки обгорели”, — рассказал следователям глава бригады скорой помощи Палдиски.

”26.01.2019 я вместе с патрульным полицейским Калда патрулировал территорию. В 16:17 мы получили вызов по адресу, где отец поджег мать”, — написал в рапорте патрульный полицейский Рауд.

”Потерпевшая была в шоке и не могла давать показания. В расположенной слева от коридора комнате сидел мужчина невысокого роста и смотрел телевизор. В ответ на вопрос, что случилось, мужчина вышел из себя и сказал, что никого не поджигал”.

У Александра констатировали алкогольное опьянение в 0,8 г/л. Его задержали и доставили в участок. Женщину отвезли в Северо-Эстонскую региональную больницу.

Через 47 дней после поджога. ”Все произошло очень быстро. Я пошла в ванную, чтобы вымыть руки. Муж стоял возле раковины. Я хотела помыть руки в ванне и наклонилась. Неожиданно я почувствовала странный запах и то, что по мне течет жидкость. Я хотела включить душ, чтобы смыть ее, но не успела переключить режим. Он уже поджег спичку и кинул в меня. Я загорелась. Этот момент я помню очень хорошо”, — рассказала женщина следователям, которые пришли к ней прямо в больницу.

”Заработал душ, и я стала поливать себя водой. Александр отобрал у меня душ и принялся сам тушить им меня. Я пыталась помогать руками. Мои последние слова… Огонь потух, и до того момента, пока я не посмотрела в зеркало, я не осознавала, что случилось. Просто стояла и смотрела на мужа. Спросила, что он делает. Он вышел из ванной, и дальнейшее я уже помню смутно”.

”Я не хотела, чтобы о наших ссорах узнали посторонние. Я опустошена и не знаю, что делать. Но я не представляю дальнейшей жизни с Александром”, — сказала пострадавшая.

За поджог жены суд наказал Александра шестью годами реального заключения. Прокурор отметил, что мужчина годами терроризировал жену, избивал и даже резал ножом. На его вопрос о том, верит ли Александр в свое исправление после отбытия наказания, подсудимый ответил: ”Конечно! Я же люблю ее. Я выбрал ее в жены на всю жизнь, но теперь произошло это…”

Мужчина утверждает, что жена подожгла себя сама. ”Мы были дома вдвовем. Отмечали 40 дней со дня смерти сестры жены. Пили спиртное. 0,7 портвейна "777", который я купил в 10:30 утра за наличные и которого хватает на восемь стаканов”.

Александр говорит, что не очень любил сестру жены, и во время распития алкоголя Валентина стала припоминать ему это. Завязалась словесная перепалка. ”Я увидел, что жене хватит и что если она выпьет еще стакан, то совсем потеряет контроль над собой. Поэтому я решил отнести портвейн на балкон”.

Вместо того, чтобы взять портвейн, женщина, по его словам, схватила бутылку с растворителем. Как пояснил Александр, растворитель стоял на балконе, потому что там шел ремонт и средство было необходимо для удаления излишков клея.

”Поскольку жена успела отвинтить крышку, то, когда я схватил бутылку, жидкость вылилась на ее одежду. Бутылку она мне так и не отдала. Она оттолкнула меня свободной рукой и убежала в ванную”.

”Я последовал за ней и увидел, как она поджигает спички и подносит к себе. Спички лежали в ванной, потому что я иногда там курю. Я попытался отобрать их у нее, но это не удалось, так как она отвернулась”.

”На третьей или пятой спичке она загорелась. Пламя взмыло до потолка. Я толкнул жену к раковине, а сам прыгнул в ванну, взял душ и стал поливать из него жену. Ее кофта к тому моменту уже расплавилась. Вскоре зазвонил домофон, и я открыл дверь дочери”.

Не единичный случай

Александр и ранее наказывался за применение насилия в отношении Валентины. Так, в 2007 году его признали виновным в причинении вреда здоровью и физическом насилии.

В июне 2015 года Валентина обратилась в больницу с двумя ранами головы, которые пришлось зашивать.

Версия Валентины: ”Я была в спальне и убирала кровать. Александр был опять пьян и неожиданно подошел ко мне из-за спины. Он схватил трубу от пылесоса и ударил меня по голове. Голова лопнула. Мы не ссорились, ничего такого. В первые дни я думала, что раны заживут сами и пошла на работу. В больницу обратилась, когда терпеть уже было невозможно. Не хотела без причины отпрашиваться с работы”.

Версия Александра: ”Я убирал пылесосом паутину с потолка. Пришла Валентина и стала что-то собирать с пола. В этот момент труба оторвалась и упала на Валентину, отсюда и травмы”.

В мае 2016 года Валентина обратилась в больницу с ножевым ранением.

Версия Валентины: ”Помню, что он ударил меня ножом. Сначала я опять ждала, что само зарастет… Потом попросила знакомых отвезти меня в таллиннский травмпункт и не рассказывать дочери. Зачем ей лишний негатив?”

Версия Александра: ”Я вообще этого не помню. Я не колол ее ничем острым. Такого не было”.

В 2018 году женщину неоднократно видели с синяками и в солнечных очках.

Версия Валентины: ”Опять муж. Это он нанес мне эти травмы. Когда он пьян, то я становлюсь врагом номер один. Кричит и оскорбляет меня. Кровоподтек был такой большой, что мне пришлось носить солнечные очки. На работе просила начальника направлять меня в места, где никого не будет. Там я снимала очки, но, когда проходил кто-то из знакомых, быстро надевала обратно”.

Версия Александра: ”Я видел, что у нее на лице синяки. Синяки у нее образуются даже если просто нажать на кожу. Но кулаком в лицо я Валентину не бил. Она могла получить эти синяки на работе, например, веткой или граблями. Еще она пользуется на работе лопатой и метлой”.

Все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.