Речь идет о бывшем спортсмене Тармо Нооте, ранее занимавшемся автобизнесом.

Все началось, когда мужчина поссорился со своим бизнес-партнером, из-за того, что за спиной партера продавал автомобили, принадлежащие Belesta Grupp AS. В 2005 году суд признал Ноота виновным, но далее последовали прения и до взыскания долга дело дошло только в 2011. К настоящему момент кредиторы получил обратно всего более 6000 евро. Остается еще 129 000 евро.

Директор Belesta Калле Леэт намерен идти до конца. Он уже истратил на судебные издержки много денег, но намерен добиться торжества правосудия и показать, что в Эстонии должникам так просто от своих долгов не избавиться.

Все бы ничего, но 5 апреля 2021 года наступает тот день, когда большую часть долга можно будет списать. Если ранее срок действия провозглашенного судом требования составлял 30 лет, то сейчас, как правило, — всего десять.

Адвокат Леэпа Отт Лепметс сказал, что у Ноота есть недвижимость, которую можно конфисковать, но за восемь лет этого почему-то так и не было сделано. ”По моей оценке, Ноот при помощи злоупотребления законными возможностями смог затормозить процесс”, — отметил правозащитник.

Затягивается процесс всевозможными способами: постоянными жалобами на все, что можно (например, на то, что судебные исполнитель слишком дешево оценил дом, находящийся в совместном владении Ноота и его супруги), намеренными недочетами в документации, на устранение которых суд выделяет дополнительное время и т.д.

Sarikaebajal Tarmo Noodal tuleb vastu pidada veel 13 kuud, siis on ligi 130 000 eurone nõue aegunud.
Foto: Erik Prozes / Äripäev


На руку Нооту играет и постоянная смена судей, занимающихся его делами, и то, что они не обмениваются информацией между собой.

Поскольку разрешение ситуации стало для Леэта делом принципа, он согласился профинансировать процесс ареста имущества должника. К этому приему судебные исполнители прибегают нечасто, поскольку это затратно (например, надо заплатить за услуги транспортной фирме). Так и в понедельник рабочим пришлось ждать у дома Ноота 2,5 часа, прежде чем они смогли приступить к погрузке мебели. Все это время судебные исполнители, Ноот и представитель кредитора пытались договориться между собой.

Сам Ноот считает арест некорректным. Он говорит, что большая часть имущества принадлежит не ему, а его фирмам. По его словам, ответственность за ”противозаконную акцию” несет и кредитор как подстрекатель или соучастник.

Лепметс в свою очередь наличие нарушений отрицает. По его словам, судебный исполнитель ни в коем случае не нарушил закон, поскольку закон о вещном праве разрешает предполагать наличие у обладателя права владения.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.