Вчера Eesti Päevaleht писала, что у Таллинна по состоянию на конец прошлого года осталось 913 129 евро, которые были предназначены для поддержки оставшихся без родительской опеки детей. Ответственная за эту сферу вице-мэр Бетина Бешкина говорит, что, не оценив потребность в помощи, попечительские семьи больше поддерживать невозможно.

По словам руководителя Таллиннского департамента социального обеспечения и здравоохранения Вахура Кельдрима, осталось около миллиона евро, потому что в детские дома пришло меньше детей, чем ожидалось. Это единственная причина, почему деньги остались?

Нет. Там есть еще одна причина. В таллиннские детские дома приходят дети и из других местных самоуправлений, которые не могут сами предложить эту услугу. Благодаря этому городу поступают и дополнительные деньги от этих самоуправлений. Таких детей в прошлом году в Таллиннском детском доме было 30.

Кельдрима пояснил, что получаемый от других местных самоуправлений доход был в этом миллионе евро, который дал город на услугу замещающей опеки, а не в тех трех миллионах евро, которые дало государство.

1385 евро на ребенка везде одинаково. Таллинн учитывает это, у нас также есть своя статья бюджета, например, хотя бы с содержанием детского дома. У нас несколько зданий. У нас очень большой дом для детей с недостатками здоровья и младенцев на Сыпрузе пуйестеэ. Это очень большое здание, там есть различные возможности. Это здание требует содержания и инвестиций.

Вам известно, с чего остались эти 913 129 евро? Примерно 20 000 осталось с коммунальных расходов, потому что зима была теплая, 60 000 с расходов на зарплату, потому что часть должностей остались вакантными. А остальное?

Конечно, все это играет свою роль в этом смысле. И то, на чем была сделана ваша статья, что часть детей попадают в семью и семейное пособие меньше, чем сумма в случае детского дома. Благодаря этому, конечно, есть остаток.

Почему он все-таки такой большой?

Государство поручило местному самоуправлению организацию услуги замещающей опеки начиная с 2018 года. В течение этих двух лет образовался этот излишек. Мы на самом деле уже летом смотрели, что эта сумма есть. Здесь были разные мысли, куда ее направить именно для развития детей. Конкретно я не могу говорить об этих решениях, потому что они еще очень сырые.

<...>

То обстоятельство, что государство дает местным самоуправлениям на одного живущего в попечительской семье ребенка 1385 евро, стало для вас сюрпризом?

Нет, я знала, что эти пособия есть, конечно.

Руководитель отдела социального обеспечения Раймо Саади подтвердил, что попечительским семьям до сих пор платили только минимальные пособия, 385 евро в месяц. Это означает, что из 1385 около 1000 евро и есть то, что лежит на счету?

Да, это сумма, которая остается. Закон дает нам возможность платить пособия больше, для это нужно оценить потребность в помощи, чего требует и закон. Мы сейчас пилотировали разработанный Департаментом социального страхования опросник для оценки потребности в помощи. Это для нас новая вещь, и исходя из нее можно принимать решения о поддержке. Это место для размышления, как использовать эти деньги. Следовало бы думать и о будущем детей, когда они станут взрослыми. И тогда эти деньги могут помочь.

<...>

Депутат Рийгикогу и бывший министр здоровья и труда Рийна Сиккут в сегодняшнем (вчерашнем - прим. ред.) заявлении сказала, что социальная сфера в Таллинне не соответствует требованиям 21 века.

Таллинн не отдельное государство, а самоуправление, которое исходит из законов государства. Утверждение Сиккут заставляет слегка усмехнуться, потому что эту систему государство разрабатывало годами и один государственный чиновник должен был бы это знать. Самоуправления переняли ее только два года назад, и эта модель действовала годами.

<...>

Рийна Сиккут посоветовала вам уйти в отставку. Уйдете?

Нет. У меня много работы. Как сказал наш министр социальных дел: я не могу себе этого позволить, к сожалению.