Для России Defender 2020 означают демонстрацию со стороны США инициативы и силы, а союзники играют на учениях лишь второстепенную роль. К тому же, речь идет о первом случае, когда войска США в таких больших масштабах перебрасываются на бывшую территорию СССР (говоря языком России — в "ближнее зарубежье"). При этом в России преобладает мнение о том, что НАТО обещало воздерживаться от подобных действий.

Graafika: Ivar Kuldver

Столь крупные учения блок НАТО ранее вблизи границ России проводил в Польше (Anaconda 2016) и Норвегии (Trident Juncture 2018). Предстоящие учения могут трактоваться российской стороной как очередной шаг в длительной программе давления, против которой рано или поздно придется чего-то предпринимать. (Во время норвежских учений первые помехи и были предприняты.)

Ситуацию еще более взрывоопасной делает обстоятельство, что часть учений Defender пройдет помимо стран Балтии также и в Грузии.

Перед странами Балтии и союзниками по НАТО на учениях стоят три задачи.

Во-первых, это подтверждение защищенности, заполнение вакуума, возникшего в странах Балтии в свете растущих амбиций и военных возможностей России. По этой логике учения должны скорее успокоить Россию, свести к минимуму возможность неожиданных авантюр, при этом не представляя для самой России опасности.

Во-вторых, демострация России и ее союзникам свой военной мощи. Другими словами, разговор с Россией "на ее собственном языке", что часть политиков и экспертов считают в нынешней ситуации самым целесообразным.

В третьих, оттеснение на задний план PESCO (оборонная программа Европейского союза), чтобы показать: ориентированный на США альянс НАТО — по прежнему лучшее средство защиты, и усилия нужно направлять прежде всего в этом направлении.

Естественно, Россия рассматривает учения в другом ключе.

Во-первых, это "прелюдия начинающегося геополитического конфликта", часть более широкой антироссийской неоимпериалистической кампании, на что надо незамедлительно и решительно дать ответ, во избежание дальнейших провокаций и осложнений. На практике это привело бы к ситуации, когда на относительно умеренные и миролюбивые учения НАТО Россия отреагирует всеми доступными в регионе силами (министр иностранных дел Сергей Лавров уже упомянул и ядерное оружие). Целью всё-таки является не захват стран Балтии, а срыв учений с помощью морской и воздушной блокирования этих государств.

Во-вторых, это атака Запада на престиж администрации Владимира Путина с целью унизить его в глазах российской элиты и народа. Показать, что Путин не может ответить на растущее давление на границах. В России считают, что могут поспособствовать усилению оппозиционных Путину сил. Игнорируя учения, Россия показала бы, что она невозмутима, но военно-политически импотентна. Активная реакция на учения и последующее отступление перед лицом более сильного противника показали бы превосходство НАТО в регионе. Поэтому оба варианта России не нравятся.

В третьих, на реакцию России влияет и необходимость сохранить Путину свою популярность в стране. Это обусловливает подчинение внешнеполитической логики внутриполитической необходимости.

Возможные последствия

Какие последствия может иметь столкновение совершенно различных трактовок безопасности и стратегических целей в ходе учений Defender 2020?

Во-первых, если сравнить размах учений и привлекаемые средства с военными силами, имеющимися в регионе у России, то станет ясно, что ожидаемого эффекта устрашения не будет. Военный перевес России сохраняется (хоть и сокращается). Устрашения не будет и по причине того, что российское политической и военное руководство не может позволить себе такого "стыда" как в свете внутригосударственного, так и международного престижа. Поэтому Россия должна реагировать — другой вопрос, с какой целью, оправданием и интенсивностью.

Во-вторых, со стороны НАТО речь идет прежде всего о логистических учениях, в ходе которых России будет довольно ясно продемонстрировано: как и откуда намерены двигаться в регион войска. Это в свою очередь позволяет России получить информацию о таких операциях и поупражняться в их срыве. Можно предположить, что Россия будет действовать в обоих направлениях параллельно: попробует помешать учениям и одновременно займется сбором по возможности большего количества информации на будущее. Проблемой является и возникающий после учений вакуум безопасности, потому что "медведь" взбудоражен и зол, а обороспособность Балтийских стран уступала и спокойному "медведю".

В третьих, учения однозначно подтверждают и другое измерение в наших отношениях с союзниками: ободрение, тренировка, солидарность. Если не вспыхнет конфликта, то мы получим, конечно, от учений пользу. Но все-таки им сопутствует непропорционально большой риск. В лучшем случае от России можно ждать пропорциональной реакции ("преподать НАТО урок"), в худшем — стратегическое противостояние, упреждающие меры и эскалация прямо у нас во дворе.