Фреску под названием "Весенняя прелюдия" написала в 1994 году Урве Дзидзария по заказу больницы. О том, что фреска площадью в 18 квадратных метров исчезла, она узнала на прошлой неделе от знакомого.

"Это символизирует полную отсутствие культуры", — резюмирует Дзидзария.

А вот куда делась фреска — неизвестно. Неужели ее закрасили белой краской, когда здание реновировали в 2017 году? Ответственная за реновацию фирма утверждает, что к тому времени на стене уже ничего не было.

Руководитель AS Viru Haigla, которая владеет домом призрения, Кадри Анн Тивас говорит, что до этого здание стояло пустым и по нему гулял ветер. Она предполагает, что фреска пала жертвой вандалов — либо просто излишней влажности.

Foto: Urve Dzidzaria
Foto: Urve Dzidzaria

Действительно, когда в 2010 году клиника покинула здание, его часть, включая лестницу с фреской, осталась пустовать. Но вот 2014 году фреска еще была в хорошем состоянии, вспоминает режиссер Эве Эстер, которая тогда делала документальный фильм о художнице.

В другой части здания действовала фирма Amija Köök, которая делала там суши. По словам ее руководителя Маргуса Кяхра, когда фирма покидала здание в 2016 году, фреска была еще на месте. Кяхр вспоминает, что потом пару раз проезжал мимо здания и видел, что некоторые окна были разбиты. Однако он не думает, что фреску уничтожили вандалы — большая часть произведения находилась слишком высоко, чтобы ее можно было достать руками.

Получается, если верить словам всех сторон, фреска была в порядке в 2016 году, но в 2017 ее уже не было, а значит она была уничтожена влажностью всего за год.

Но если же фреска реально была закрашена во время ремонтных работ — законно ли это? Присяжный адвокат Вийве Каур говорит, что нужно разделять авторское право и право владельца. Поэтому если владелец действительно закрасил фреску, то он имел на это полное право, и даже не обязан был сообщать об этом автору произведения.

"Однако если произведение было перекрашено частично, то тут уже мы имеем дело с изменением произведение, и в таком случае это нарушение личных прав автора", — подчеркивает Каур.

Профессор Эстонской художественной академии Хилка Хийоп говорит, что для того, чтобы узнать, какая часть фрески сохранилась и возможно ли ее восстановить, нужно провести зондаж — снять скальпелем слой краски и посмотреть, что находится под ним.

По ее словам, уничтожение фрески всего лишь за год очень удивительно, так как в Италии фрески на открытом воздухе сохраняются сотни лет. "Процесс изготовления фрески занимает много времени, но произведения очень хорошо сохраняются с течением времени", — добавила она.