"Мои внуки вообще ходят в русский детсад. Именно потому, что в нашей семье семилетний ребенок, знающий один язык, считается неразумным расточительством. Уже в детстве он должен освоить хотя бы еще один, а лучше — два языка. Мои младшие дети говорят на трех языках с детсадовского возраста. Я ценю языковое богатство", — подчеркнула Кальюлайд.

"Если 30 лет назад было ясно, что скорее русская община относится с недоверием к посещению одной школы, то в наши дни ситуация развернулась в другую сторону. Безусловно, этим вопросом тоже нужно заниматься", — сказала Кальюлайд.

Президент рассказала, что однажды ее сын, придя из школы, спросил: "Мама, почему в Эстонии плохо быть русским?" "Тогда я вдруг осознала, что и я просто приняла образ мыслей некоторых людей в Эстонии: дескать, раз ты русский, то это плохо. Мой ребенок был чистым листом, приехав в Эстонию из мультикультурной общины, и этот вопрос возник у него за какие-то два месяца. Значит, где-то это кроется. И значит, мы должны говорить об этом", — уверена президент.

Кальюлайд сказала, что что люди, приехавшие в Эстонию советское время, не хотели знать ни языка, ни культуры Эстонии. "Они не хотели меня, маленького ребенка, обслуживать в магазине на эстонском языке. И давали понять это очень надменно. Ведь мой мозг и моя душа тоже пострадали. Чтобы перерасти это, нужно время. Всем нам", — уверена президент.