Помимо прочего, закон разрешал Силам обороны тайно проверять личные данные в базах данных, использовать подставные данные или методы конспирации и тайно следить за людьми.

Несмотря на то, что слежка ограничивается 24 часами, Кальюлайд посчитала наделение Сил обороны подобным правом противоречащим задачам Конституции и роли Сил обороны в демократичном обществе. Президент считает, что Силы обороны в мирное время не должны обладать теми же полномочиями, что имеют органы безопасности и охраны правопорядка (к примеру, КаПо и полиция).

Право на скрытую слежку может привести к нарушению конституционных прав человека, в том числе права на неприкосновенность личной и семейной жизни, жилища и тайну переписки.

Как мы уже писали ранее, парламент Эстонии принял 20 февраля поправки в закон, касающийся организации военной службы, которые глава государства оставил непровозглашенными, так как, по мнению Кальюлайд, поправки противоречат Конституции и существенно задевают основные права человека.

29 мая Рийгикогу вновь принял данные проправки в неизменном виде и передал президенту на провозглашение. Глава эстонского государства решила закон не провозглашать и обратилась в Государственный суд.

"Придание этих дополнительных прав Силам обороны в мирное время непропорционально и существенно нарушает права человека. Закон дает вооруженным силам необоснованно широкие возможности следить за людьми, что не согласуется с Конституцией, целью и ролью вооруженных сил в демократичесоком обществе”, — считает Кальюлайд.

”Конечно, Силы обороны гарантируют защиту находящихся в их распоряжении объектов и территории. В связи с этим законом остро встает вопрос, насколько далеко Силы обороны могут в мирное время выходить за рамки своей сферы и какие у них должны быть для этого полномочия. Это серьезный конституционный вопрос, затрагивающий права и свободы человека, которому Государственный суд даст свою оценку”, — сказала глава государства.