Когда дело дошло до оформления наследства, то выяснилось, что за 11 месяцев до смерти женщина составила у нотариуса завещание в пользу Эйнрооса. Ему должна была отойти водяная мельница в Вильянди и половина дома в Аэгвиду. Как выяснилось позже, мельницу женщина приобрела у Эйнрооса, чтобы тот мог избежать уплаты алиментов своим детям. Для того, чтобы обезопасить себя, Эйнроос принудил Кадри-Анн составить завещание в свою пользу (а в случае, если он умрет или будет признан недостойным наследником, наследниками становились его дети). Однако дело приняло неожиданный оборот: свое самое ценное имущество — квартиру в Таллинне и квартиру в Испании — женщина в виде завещательного отказа оставила КаПо. Данное имущество она приобрела после смерти бабушки и дедушки и продажи их дома.

”Она спрашивала у своего двоюродного брата Олега Гросса, стоит ли ей приобретать эту квартиру (в Испании), на что тот ответил, что нет смысла — слишком далеко. Больше мы об этом не говорили”, — вспоминает Хейти Гросс. О том, что сестра все-таки купила квартиру, он узнал из завещания.

Кроме того, Кадри-Анн завещала доставшееся от бабушки кольцо с бриллиантами и сапфиром Эстонскому обществу женских врачей. Это ее решение понятно, ведь когда-то женщина руководила кафедрой гинекологии в Тартуском университете. Где находится сейчас кольцо, неизвестно.

”Скорее всего, Эйнроос хотел своими глазами увидеть завещание и удостовериться, что все имущество завещано ему. Когда он узнал, что это не так, то это ему очень не понравилось. Вероятно, он очень разозлился”, — сказал Гросс. По его мнению, Эйнроос мог потребовать переделать завещание, а Кадри-Анн отказаться, что привело к ссоре и убийству.

На суде Эйнроос признался, что сделка купли-продажи мельницы была фиктивной.

”Мы разговаривали с сестрой по телефону и она сказала, что боится за жизнь. Так она сказала. Больше я не спрашивал. Она была очень закрытым человеком”, — сказал Гросс.

Больше всего вопросов вызвал завещательный отказ в пользу КаПо, поскольку женщину с ведомством ничто не связывало. Гросс считает, что это никоим образом не является последней волей сестры и неприемлемо, когда государство хочет получить имущество человека, которого убили.

”Завещание ничтожно, поскольку противоречит добрым традициям и общественному порядку, так как на наследство претендует человек, виновный в убийстве. Также противоречит добрым традициям тот факт, что Эстонское Государство претендует на наследство убитого человека”, — считает мужчина.

Хейти Гросс обратился в суд и требует аннулировать завещание. Он полагает, что Эйнроос убил женщину, чтобы завладеть имуществом в качестве наследника.

В прошлый вторник состоялось первое заседание суда. Главный вопрос: почему Кадри-Анн составила такое завещание и как доказать, что на тот момент она была недееспособна или запугана.

Судья сразу сказал, что нельзя аннулировать завещание только лишь из-за того, что произошло после. Если Хейти Гросс сможет доказать, что Эйнроос хотел смерти женщины, то только тогда последнего могут признать недостойным наследником. Адвокат Гросса Алексей Ратников сказал, что Эйнроос поступил в отношении женщины недобросовестно, неоднократно запугивал и угрожал ей. Суду этого было мало и он потребовал подробностей: в каких фактах это выражалось, что указывает на то, что она не осознавала свои поступки?

Хейти Гросс ответил, что завещание нужно было для обеспечения Эйнроосу уверенности, а женщина, чтобы не потерять все свое имущество, установила завещательный отказ в пользу КаПо. Таким образом она хотела сделать так, чтобы имущество Эйнроосу не досталось.

Также Кадри-Анн страдала от навязчивой идеи, что КаПо ее прослушивает. ”Она постоянно находилась в страхе, под влиянием Эйнрооса, это отразилось и на ее психике. У нее появилась идея фикс, что нужно сделать завещательный отказ в пользу КаПо, хотя она не могла понять, почему именно завещательный отказ и за что”.

Суд отметил, что зависимость в отношениях действительно может привести к психическому расстройству, но нужны доказательства. Гросс сказал, что самые большие перемены в поведении сестры произошли после составления завещания, в конце 2016 года. ”Было ясно, что она находится под давлением, что она в беде и не знает, что делать”, — сказал Гросс. Доказательств угроз он предоставить не может.

”В таком возрасте обычно не делают завещания. Этому должна была быть веская причина, это должно было быть связано с принуждением. Если бы она была одна, то этого завещания не было”, — отметил Гросс.

”Странное психическое состояние” женщины, по его словам, подтверждает и то, что она обращалась к цыганам. ”Это возможно доказать, поскольку Эйнроос говорил о цыганах и во время суда”.

Суд по вопросу аннулирования завещания продолжится в марте. В качестве одного из доказательств Гросс хочет приложить вступившее в силу решение суда по делу об убийстве. Сейчас он это сделать не может, поскольку в конце ноября Эйнроос подал апелляцию в Государственный суд.

Что касается КаПо, то ведомство остается при своей позиции: завещание является последним волеизъявлением человека и никто не имеет права его критиковать или игнорировать.