Убитая в августе 2017 году Кадри-Анн Гросс за год до своей смерти составила у нотариуса завещание. Хотя завещание было сделано в пользу Эйнрооса, львиную долю своего имущества — квартиры в Таллинне и на Тенерифе общей стоимостью в несколько сотен тысяч евро — в виде завещательного отказа были оставлены КаПо.

При этом сама женщина никак не была связана с КаПо, и их пути никогда не пересекались. По заверению ведомства, это первый случай за все его существование, когда кто-то завещает ему что-то.

На состоявшемся вчера заседании суда брат убитой Хейти Гросс рассказал, что в свое время суд обязал Эйнрооса платить своим детям алименты. Поскольку мужчина не хотел этого делать, то переписал принадлежавшее ему имущество на хорошую подругу и бывшую сожительницу Кадри-Анн Гросс. Так судебный исполнитель ничего с него не мог востребовать.

При этом Эйнроозу нужны были какие-то гарантии. Семья считает, что он с помощью угроз и давления заставил женщину написать завещание в его пользу. Хейти Гросс утверждает, что Эйнрооз однажды даже признался ему в таком плане. По мнению Гросса, сестра попыталась спасти свое основное имущество именно назначением завещательного отказа в пользу КаПо.

Семья считает, что Эйнроос знал о завещании и о том, что он наследник, но не знал о завещательном отказе. Согласно обвинению, он убил женщину именно с целью получения выгоды, и завещание здесь сыграло не последнюю роль.

Эйнроос переписал на имя Кадри-Анн хутор. Этот хутор и еще один старый дом, принадлежаший женщине, по завещанию переходили Эйнроосу. К квартирам, которые были завещаны завещательным отказом КаПо, Эйнроос не имеет никакого отношения. Они изначально принадлежали Кадри-Анн.

По словам брата, Кадри-Анн Гросс считала, что КаПо ее прослушивает и в курсе всех обстоятельств. ”На самом деле Кадри-Анн не хотела оставлять свою недвижимость КаПо”, — уверен мужчина. По его словам, сестра надеялась позже изменить завещание, но не успела, так как ее убили.

Исходя из поведения Кадри-Анн, Хейти Гросс и его адвокат Алексей Ратников ходатайствуют о процедуре оценки ее душевного состояния, чтобы установить, являлась ли она на момент составления завещания дееспособной. ”По нашей оценке, Урмас Эйнроос настолько сильно влиял и руководил Кадри-Анн, что у нее сформировалось психическое расстройство”, — считает Ратников.

На суде брат отметил, что примерно в то время, когда было составлено завещание, сестра изменилась. Исчезла свойственные ей радость и оптимизм, и она постоянно говорила о каком-то страхе. Ее поведение в этот период было неадекватным и она даже ходила за помощью к цыганам, которые тоже выманили у нее деньги. По словам Хейти Гросса, Кадри-Анн всегда была закрытым человеком, поэтому близкие ничего о том, что происходило тогда в ее жизни, не знали.

”На самом деле она оказалась в беде. Ее заставили написать завещание и она не знала, что делать”, — говорит мужчина.

Интересы КаПо в суде представлял юрист Министерства юстиции Александр Логуссов. Он еще раз подтвердил, что от наследства они отказываться не собираются. ”Мы по-прежнему придерживаемся мнения, что последнюю волю человека необходимо чтить”, — отметил он и добавил, что позиция истца не дает оснований говорить о том, что, принимая наследство, государство поступает вразрез с добрыми обычаями.

Сам Урмас Эйнроос с большой долей вероятности имущество женщины не унаследует, поскольку совершил преступление против наследодателя и права на наследство лишается.