Коробейник отмечает, что примерно 60-70 лет назад в Эстонии появилось большинство самых популярных вакцин, благодаря чему многие опасные заболевания ушли в прошлое. Тогда для всех было очевидно — вакцины способны спасти множество человеческих жизней. В какой-то мере эпидемии и их последствия привели к пониманию необходимости вакцинации, т.е. стали своего рода прививкой для укрепления инстинкта самосохранения.

Сегодня, по прошествии многих лет, когда о ряде заболеваний и связанных с ними рисках забыто, действие этой ”прививки” существенно ослабло. Из всех проживающих в Эстонии детей вакцинированы сегодня примерно 95%. Это пока в пределах безопасной нормы — при таком показателе эпидемии ещё не должны начаться. Однако этот показатель постепенно уменьшается за счет все большего числа непривитых детей. Так, среди родившихся в течение последних лет детей доля невакцинированных составляет порядка 10%. А такой уровень уже опасен. Велика вероятность того, что в ближайшее время нас ждет возвращение какого-нибудь давно забытого заболевания, считает Коробейник.

Он призывает не забывать, что эффективность вакцин — далеко не 100%, обычно она колеблется на уровне 80-90%. То есть, если в школьном классе вакцинацию прошли 30 детей, то от трех до пяти из них в случае эпидемии окажутся не защищены. Всех вакцинировать к тому же невозможно — существует целый ряд медицинских противопоказаний к проведению вакцинации, например, тяжелая форма иммунодефицита у детей. Однако в случае эпидемий жизнь и здоровье именно таких детей будут в наибольшей опасности.

Коробейник подчеркивает, что родители, которые отказываются от вакцинации своих детей, ставят под угрозу жизнь окружающих. У антипрививочников есть свои излюбленные аргументы. Некоторые из них полагают, что, поскольку большая часть людей вакцинирована, этого достаточно для предотвращения эпидемии, поэтому они сами могут обойтись и без прививок. Другие приводят в качестве аргумента степень эффективности вакцин — поскольку их эффективность не 100%, то вакцинация не имеет смысла (логика не проста, но тут ничего не поделаешь). Третьи просто верят в разнообразные теории — например, что вакцины вообще не действуют, что они становятся причиной аутизма у детей, а их продажа — заговор фармацевтических корпораций или государств и пр.

"Сам я придерживаюсь либеральных взглядов и убежден, что если человек хочет причинить себе вред, у него должно быть на это полное право. Однако до тех пор, пока это не несет угрозы для свобод и прав других людей. Помимо этого, я всегда очень тщательно взвешиваю ситуации, когда речь идет о попытках большинства принимать решения относительно прав меньшинства, — пишет Коробейник. — К сожалению, я все-таки не могу согласиться с точкой зрения, что относительно вакцинации детей каждый родитель должен принимать решение сам. Какой-нибудь "чужой" ребенок может заболеть или умереть из-за того, что одноклассник из семьи противников вакцинации заразит его каким-нибудь из тех заболеваний, возникновения которого можно было бы избежать, пройдя вакцинацию. И с правами самого этого невакцинированного ребенка далеко не все в порядке — родители принимают за него решение, ценой которого могут стать его здоровье или жизнь".

"Я, безусловно, не поддерживаю чрезмерное регулирование жизни. Но в ситуации, где, например, за хранение конопли у нас можно получить уголовное наказание, невозможно акцептировать деятельность родителей, выступающих против вакцинации своих детей. Такие родители намного опаснее для общества, чем употребляющие коноплю. В отличие от марихуаны, корь может убить. Причем убить не только того, кто не получил вакцину, но и тех, кто с ним соприкасался", — продолжает Коробейник.

По его словам, эффективных решений для увеличения доли вакцинированных детей много. В первую очередь стоит изучить практику других стран, попытавшись извлечь из нее лучшее. Времени у нас осталось немного.

Я готов лично защищать право людей верить, что земля плоская или была создана 5000 лет назад, или что вакцины не действуют, но я не согласен платить за это. Ни деньгами, ни тем более здоровьем или жизнью других людей. Человек имеет полное право страдать за свои убеждения, приносить себя в жертву, если он считает это правильным. Но и ответственность должна лежать на нем. Общество не должно страдать ради него, за него или из-за него".

Коробейник напоминает, что выступающие против вакцинации жители Эстонии сейчас платят налоги на тех же основаниях, что и другие, однако связанные с ними расходы из госбюджета уже сейчас больше, а в случае эпидемии вырастут еще в разы. Поэтому он считает, что для минимизации сегодняшнего и будущего ущерба нужно начать с двух конкретных шагов.

По мнению Коробейника, во-первых, можно было бы прекратить выплату детских пособий родителям, не сделавшим детям нужные прививки. Пособие можно получать только тогда, когда ребенок, если нет медицинских противопоказаний, проходит вакцинацию вовремя. Накопленные посредством этого шага деньги (за счет удержания пособий) можно было бы позднее потратить на лечение заболеваний, ставших печальным результатом убеждений этих людей.

Во-вторых, можно было бы запретить детским садам принимать не прошедших вакцинацию детей (если при этом не было медицинских показаний против вакцинации). Таким образом, значительно сократятся риски для здоровья других детей. "От приема в школы в условиях Эстонии было бы сложнее отказаться, но это, пожалуй, и не нужно — надеюсь, что уже эти два шага в значительной степени увеличат долю вакцинированных детей и спасут нас в ближайшем будущем от многих проблем".