В детстве она никому об этом не рассказывала, так так даже не знала, как описать все происходящее, и хотела защитить семью.

Грета говорит, что новый муж бабушки использовал ее для получения сексуального удовлетворения десять лет подряд начиная с ее трехлетия.

Мужчина был старшее ее примерно на 50 лет. Он неоднократно клал ей в рот свой детородный орган, терся им о ее половые органы, заставлял ее трогать свое влагалище и мастурбировать, трогал ее половой орган как рукой, так и ртом. Один раз он даже попытался вставить свой пенис во влагалище девочки (на тот момент ей было пять лет), но прекратил, так как она пожаловалась на боль.

Кроме того, мужчина неоднократно показывал ребенку файлы с порнографическим содержанием, просил ее сымитировать увиденное и занимался самоудовлетворением на глазах у девочки.

Эти случаи происходили, когда Грете гостила у бабушки с дедушкой: на рождество, летом, во время каникул. В те моменты, когда бабушка находилась в другой комнате, ее не было дома или она спала.

В возрасте четырех-пяти лет Грета попыталась рассказать все матери, но не нашла подходящих слов. Сейчас она говорит, что если бы в детском саду было сексуальное воспитание — как называются половые органы, какие отношения нормальны между членами семьи, какие — нет-, то ей было бы легче объясниться.

”Моя мама ничего не поняла, когда я попыталась ей рассказать. И тогда я сказала, что это неважно”, — вспоминает девушка.

Дед же говорил, это происходящее между ними — секрет, который никому нельзя рассказывать.

К 13-летнему возрасту Грете уже находилась в глубокой депрессии и однажды не выдержала. ”Я стала кричать маме, что она не знает, что мне пришлось пережить, на что она спросила, не обижает ли меня кто-то. И я начала истерично плакать”, — вспоминает девушка. Мать проявила настойчивость и Грете призналась, в чем дело. Женщина позвонила в полицию, хотя девочка и просила этого не делать. ”Как только я рассказала, то пожалела. Я знала, что это испортит наши семейные отношения. Я чувствовала большую ответственность”.

Все эти года приемный дед помогал семье материально, оплачивал совместные поездки, в которых, впрочем, также использовал Грете. Отношения между мамой и бабушкой в последнее время тоже наладились, и девочка считала, что не должна все рушить. ”Я чувствовала, что должна делать это для своей семьи”, — объясняет она.

Кроме того, какое-то время мать Греты работала под началом деда, и это была работа, которая позволяла ей проводить больше времени дома с дочерью. Этого Грете тоже лишаться не хотела.

Что касается деда, то он работал в крупной кампании на хорошей должности, связанной с ИТ. По словам Грете, он был импульсивный и надменный, но о семье всегда говорил хорошо. Когда девочка была маленькая, то думала, что все дедушки такие, ненормальность ситуации она осознала только к 11-летнему возрасту. Но даже после этого она продолжала терпеть, в том числе чтобы проводить время с бабушкой. Она переживала за нее, так как бабушка не работала и материально зависела от мужа.

Несмотря на то, что происходило у нее внутри, на людях Грете пыталась выглядеть веселой и жизнерадостной. ”Я очень хорошо умела маскироваться, так так всю жизнь мне приходилось скрываться. Моим друзьям и в голову не могло прийти, что накануне пыталась свести счеты с жизнью”.

Действительно, начиная с 11 лет Грете несколько раз пыталась совершить самоубийство. Когда пять лет назад дело оказалось в полиции, ей предложили помощь. Психиатр диагностировал у девочки депрессию, пищевые нарушения и панические атаки.

Бабушка Грете до сих пор не верит в том, что случилось. Она утверждает, что это невозможно, поскольку она сама всегда находилась рядом, и что девочке просто не хватает внимания. Женщина уехала из Эстонии и больше не общается ни с Грете, ни с ее матерью.

Сейчас Грете чувствует, что почти поправилась, но с мужчинами старше нее в одной комнате находиться не может. ”Меня трясет, начинаю нервничать”, — говорит она и добавляет, что не представляет, что когда-либо будет заниматься сексом с мужчиной.

Всем, кто пережил в детстве нечто подобное, Грете советует обратиться за помощью, хотя бы в группу поддержки.

Уголовное дело, возбужденное против деда Грете, было прекращено за отсутствием доказательств. Единственными уликами оказались показания девочки, но этого было недостаточно. Грете нужно было дать показания в суде, но в возрасте 14 лет он от этого отказалась.

”Им нужны были детали, факты. Что случилось, в какой день, где. Откуда я возьму эту информацию? У меня же нет такого дневника”, — рассуждает Грете.

По словам прокурора Саскии Касе, полиция пыталась собрать максимальное количество доказательств, но кроме свидетельств девочки не было ничего. ”Это самое сложное в работе прокурора: если я чувствую, что она не врет, но у меня нет доказательств”, — говорит Касе. Она уверена, что если бы тогда сеть поддержки была бы такой сильной как сейчас и мать и дочь решились бы суд, то все могло бы закончиться по другому.

В прошлом году в Эстонии было зарегистрировано 505 преступлений сексуального характера против детей. В 84 случаях дело дошло предъявления обвинения и суда. В прошлом году в преступлениях сексуального характера против ребенка были признаны виновными 70 человек. В отношении 38 подозреваемых уголовное дело было прекращено за отсутствием доказательств.

Сейчас в Эстонии действует четыре кризисных центра для жертв сексуального насилия: в Пярну, Кохтла-Ярве, Тарту и Таллинне. Обратиться туда могут все, кто в течение последних семи дней столкнулся с сексуальным насилием. В случае более ранних инцидентов помощь можно получить по круглосуточному телефону службы по защите жертв насилия 116 006. Более подробную информацию можно найти на сайте www.palunabi.ee.