Леметти еще в пятницу в отправленном премьер-министру письме сообщил, что из названных министром сельской жизни причин, почему сотрудничество не складывается, ни одна не воспринимается всерьез и если Леметти все-таки освободят от должности, он обжалует это в суде.

Вчера после полудня, когда Леметти в своем кабинете паковал вещи, решение теперь уже бывшего канцлера не изменилось. "В суд я пойду точно", — заверил Леметти. Подробнее комментировать он не захотел, указав, что ему нужно время, чтобы привести мысли в порядок.

"Решение правительства было не только не государственным, но мне также кажется, что незаконным, — сказал присяжный адвокат Ханнес Валликиви. — Иллар Леметти может пойти в суд спорить о законности решения об увольнении, и я верю, что перспектива у него хорошая".

"Я не знаю, что стоит за этим решением правительства, но факт в том, что по закону причиной освобождения госчиновника от должности не может быть политическое соглашение под вывеской трудового мира или чего угодно", — сказал глава адвокатуры, присяжный адвокат Яанус Техвер.

Техвер подчеркнул, что для освобождения канцлера министерства от должности должно быть установленное в законе основание и в данном случае опирались на статью 96 Закона о государственной службе. В соответствии с ней, канцлера можно освободить от должности, если, по оценке министра, их сотрудничество с канцлером не складывается. "Вопрос, были ли эти нелады сотрудничества или их не было. С другой стороны, ситуацию осложняет то, что министр, с которым сотрудничество канцлера якобы не складывалось и который предложил уволить его, это человек, относительно которого премьер-министр сделал предложение президенту освободить его от должности. Очевидно, эти обстоятельства на самом деле не указывают на то, что исходящее из закона основание для освобождения канцлера от должности в действительности существует", — констатировал Техвер.

По оценке Техвера, Леметти бесспорно имеет право обратиться в суд. "Перспектива судебной тяжбы в каком-то смысле гипотетическая, но основание спорить в этом деле есть", — добавил Техвер, по словам которого аналогичное положение в судебной практике не особенно много применяли.

Валликиви констатировал, что нелады сотрудничества в Законе о государственной службе приведены как основание для увольнения. "То, не складывается ли сотрудничество — нужно было подождать следующего министра и оценить по их сотрудничеству. Если для оценки нарушений Марта Ярвика создали комиссию, то относительно канцлера неизвестно о равноценном расследовании. Если министр поступал незаконно, то Леметти поступил правильно, когда сообщил о подозрениях", — сказал Валликиви.

Он отметил, что если к канцлеру есть другие претензии, например, какой-нибудь дисциплинарный проступок, то это уже другое основание. Но дисциплинарный проступок должен быть хорошо аргументирован. На данный момент общественности не сообщали, чтобы канцлеру что-то такое предъявляли. "Если есть другие претензии, то, например, общение с прессой нельзя считать нелояльностью. Здесь и раньше спрашивали, может ли госчиновник общаться с прессой, и ответ такой, что, конечно, может. В Эстонии действует свобода слова", — добавил Валликиви.

По словам прокурора по особым делам Леэлет Кивиоя, прокуратура не может обнародовать точное содержание проведенной с Леметти беседы. "Как мы говорили и раньше, в предоставленной нам информации, по оценке прокуратуры, содержались указания на возможное нарушение ограничения на осуществление действий, и для проверки обстоятельств мы начали уголовное производство", — сказала Кивиоя. "В рамках этого уголовного дела допрошены свидетели и продолжается проработка документальных доказательств. Затем будет принято решение о дальнейшем ходе делопроизводства. На данный момент подозрение в преступлении никому не предъявлено", — добавила Кивиоя.

Она указала, что решение об освобождении Леметти от должности приняло правительство. "Но прокуратура выражает признание, что Иллар Леметти обратился со своим подозрением к правозащитным органам. Коррупция — скрытая преступность, и для ее искоренения жизненно важно, чтобы о своих подозрениях сообщали правозащитным органам, которые тогда могут проверять обстоятельства".