Материал в переводе с финского приводит Иносми.

Когда Эстония стала независимой и все вокруг изменилось, Кристи Айнйерв было 15 лет. Долгие годы советской власти внезапно остались позади, границы открылись, и в страну устремились потоки помощи.

Магазины постепенно заполнялись интересными товарами, у людей появилась возможность путешествовать и узнавать о жизни в других странах.

”Вопросов было много, а мы были невероятно любопытны, — вспоминает Кристи. — О чем думают другие люди? Как они живут? Что они любят?”

Сама Кристи Айнйерв попала за границу через Хаапсалу: там она начала петь в юношеском хоре, который ездил в Швецию и Финляндию.

Многие песни были шведскими. Со временем Кристи начала учить шведский язык — как дома, в Эстонии, так и в шведской Сигтуне.

Она до сих пор его не забыла и общается с друзьями из Остроботнии.

Многие песни, которые она пела в хоре, были о боге. Между тем она росла при коммунизме, и о боге никогда даже не упоминалось.

”В школе у нас все было завязано на Ленине, — говорит Кристи. — Мы, конечно, подозревали, что есть и другие миры. Например, когда читали книги Астрид Линдгрен о маленьких красных домиках, озерах, островках, скалах и шхерах. Но при коммунизме немыслимо было поехать в другую страну, а вопросы о боге даже задавать запрещалось, здесь наши границы тоже были закрыты. Нас берегли солдаты, и никто иной”.

Кристи объясняет, что все дети в каком-то смысле относились к политике как к игре.

Праздновать Рождество было запрещено — настолько строго, что попавшегося за этим человека могли даже сослать в Сибирь. Но все равно многие ночью ходили в лес за елкой.

Сама Кристи помнит, как ночами плавала в море у пляжа Роста, хотя после шести часов вечера, когда темнело, находиться там было запрещено.

”Это был приграничный район, и когда русские солдаты направляли свой прожектор на пляж, где мы играли и плавали, мы просто ныряли под воду”.

Пляж Роста в Элбику по-прежнему много значит для Кристи, и, хотя это больше не приграничная территория, ощущения не изменились.

Она часто туда ездит, когда ей нужно побыть одной и подумать, и пусть пейзажи там остались прежними, мысли теперь скользят гораздо свободнее.

С тех пор как Эстония стала независимой, Кристи всегда двигала любознательность, и она считает, что именно это свойство характерно для ее соотечественников.

”Каждое утро может случиться что-то новое и хорошее. И всегда можно найти, чему поучиться. А сейчас, когда нам не приходится прятаться, все стало так просто”.