Журналист Кадри Веэрмяэ попросила Снайдера прокомментировать рассуждения о сотрудничестве коллаборационистов Восточной Европы с нацистским режимом, приведенные в его книге об истории Холокоста ”Черная земля”.

”В общем я считаю, что то, как люди реагируют на оккупацию, зависит от того, что это за оккупация. В книге я рассматриваю сотрудничество с противной стороной во время Холокоста и говорю, что коллаборационизм намного более вероятен, если отсутствует государственная структура. Речь шла о сценарии Восточной Европы, поскольку мировая геополитика такова, что часть стран уничтожил СССР и часть — Германия. После чего они вместе уничтожили Польшу. Мне трудно ответить на этот вопрос, так как я не знаю, что именно вы подразумеваете под коллаборационизмом. Но мой основной тезис заключается в том, что люди разных национальностей не реагируют по разному. Нам было бы удобно считать обратное, так как всем нравится мыслить с этнической точки зрения: мы [эстонцы]— хорошие, русские — плохие. Русским же в свою очередь нравится думать, что они хорошие, а эстонцы плохие. Моя исследовательская работа показала, что национальность вообще не играет никакой роли. Главное — какая политическая ситуация господствовала”.

”По моей оценке, это этическая ошибка, тогда немцы говорят, что восточные европейцы сотрудничали с ними и без них Холокост не состоялся бы. Равно как и в случае, когда восточные европейцы говорят, что во всем виноваты немцы. Это тоже этическая ошибка. Мол, если бы не было этих плохих немцев, то мы бы не совершили эти плохие поступки. С этической точки зрения очень важно брать на себя национальную ответственность. Если ты считаешь, что принадлежишь какой-то культуре, то традиционно полагаешь, что твой народ совершал хорошие поступки. Но невозможно совершать только хорошие поступки, поэтому нужно было делать и какие-то плохие вещи. С точки зрения эстонской национальной этики, действительно, следует признать, что да, полицейские, приводившие приказы в исполнение, были эстонцами. Эту историю нужно описать, а не просто дать ей исчезнуть”.

На вопрос Ханса Х. Луйка о ситуации в России, профессор сказал, что не думает, что в ближайшее время что-то изменится, но добавил, что на его родине ситуация тоже плохая.

”Если рассуждать о том, почему дела у России идут плохо, то, я полагаю, это больше связано с трудностями XX века, нежели с исконно русскими проблемами. Крайне трудно быть демократичной страной, если один человек имеет 60 млрд долларов. Демократичной трудно быть и бедной стране, где доминирует экспорт природных ресурсов и власть над ресурсами сосредоточена в руках одного единственного клана олигархов. Демократия зависит от децентрализации достатка и политического потенциала. Пока в центре мировой экономики находятся углеводороды (нефть и газ), российской системе очень сложно измениться”.

Полностью интервью можно прочитать в Eesti Päevaleht.