Глава округа EKRE в Пярнумаа и член правления партии Хелле Куллеркупп производит впечатление приятного и вежливого человека . Во время телефонного разговора она ни разу не повышает голос и не начинает нервничать. Отвечает и рассуждает спокойно. Можно было бы даже сказать, что в ее голосе есть тепло. Если бы не знал, было бы трудно поверить, что этой осенью Куллеркупп прославилась событиями, о которых писали под такими заголовками, как "Экресцы сорвали информационное мероприятие ЛГБТ-объединения" или "Экресцы притесняли культурный клуб". Она стала одним из лидеров борьбы против "гей-пропаганды".

Если основным местом деятельности Куллеркупп является Пярну, то на прошлой неделе EKRE организовала демонстрацию против "гей-пропаганды" и в Тарту. Инициатором была глава Тартуского округа Мерике Луми, но Куллеркупп вместе с соратниками тоже поспешила на помощь. "Мы решили, что тартусцев нужно поддержать. Я заказала автобус, и мы поехали в Тарту", — поясняет она.

Хелле Куллеркупп и Мерике Луми во многих смыслах похожи. Обеим за 50. Блондинки. Ни одна из них не является (пока) профессиональным политиком, но обе сделали заметную карьеру в EKRE. Куллеркупп больше, Луми чуть меньше. В частной жизни Луми и Куллеркупп — малые предприниматели. Луми — маклер по недвижимости, Куллеркупп занимается товарами для здоровья, точнее альтернативной медициной. Именно из-за этой работы она несколько лет назад (тогда еще не была членом EKRE) мелькала в СМИ в негативном ключе. Передача "Очевидец" тогда освещала историю одной семьи, которые дали фирме Куллеркупп пробу слюны, в которой обнаружили глистов. За всем этим последовал предложенный Куллеркупп курс лечения за 1000 евро. Доктор Пеэтер Мардна назвал это шарлатанством.

Но это прошлое. Сейчас как Луми, так и Куллеркупп в политике и концентрируются именно на борьбе против "гей-пропаганды".

Если поговорить с Куллеркупп (она более разговорчивая, чем Луми, уже привыкла к вниманию), довольно быстро становится понятно, что поговорить можно, но мы особо никуда не придем. Можно беседовать, можно приводить аргументы за и против, но мнения не меняются. Разговор течет, но в один момент упирается в стену. Например, Куллеркупп убеждена, что гомосексуализм не врожденный, а сформированный воспитанием и средой. Когда журналист пытается открыть дискуссию на эту тему, сослаться на исследования или ученых, это тупиковый путь. Куллеркупп не сдвигается с места. Она не злится и даже не начинает горячо возражать, просто говорит, что исследования есть разнообразные. И когда разговор по какой-то причине доходит до тюремной культуры и вопроса, как там получаются геи и лесбиянки, журналист тоже понимает, что мы ходим по кругу и нужно менять тему.

Следующая тема в том, как гей-пары воспитывают детей, и она кажется Куллеркупп еще менее подходящей. "Вы как мужчина, что вы думаете, — спрашивает она. — Двое мужчин вместе воспитывают девочку и должны заниматься гигиеной девушки-подростка. Как вы это представляете?" С ходу я не могу ответить. В тупик заходит и дискуссия на тему "становятся ли растущие в гей-парах дети гомосексуалистами или нет". Конечный результат как бы то ни было такой же бесплодный. Куллеркупп стоит на своем: в гей-семьях подрастают новые гомосексуалисты.

В один момент разговор заходит о генетике. "Не найдено гена или комбинации генов, которые делали бы из людей гомосексуалистов", — сообщает Куллеркупп. Само по себе абсолютно правильно, но к делу не относится.

Если под конец все-таки попробовать сформулировать ядро взглядов Куллеркупп, в центре оказываются две вещи: государственное финансирование ЛГБТ-объединений и дети и молодежь. К этим темам разговор все время возвращается. Почему деньги налогоплательщиков дают ЛГБТ-объединениям? Почему они не действуют на свои средства? Почему, почему?

И затем дети. Из-за взрослых Куллеркупп беспокоится меньше. "У меня много хороших знакомых, которые являются гомосексуалистами, — успокаивает Куллеркупп. — Но дети…". Например, Куллеркупп входит в EKRE уже с 2013 года, но на тему ЛГБТ стала активной только этой весной и по одной причине. "Это было тогда, когда я узнала, что они (люди ЛГБТ — прим. авт.) ходят в школы к детям", — вспоминает она свое "пробуждение".

Один важный вывод из разговоров с дамами EKRE точно можно сделать. Если премьер-министр Юри Ратас или министр социальных дел Танель Кийк думали, что с заключением коалиционного договора и формированием правительства можно сгладить углы и положить под сукно неудобные темы, то этого не случилось и не случится. Вопрос не в том, что хотят или думают Март и Мартин Хельме, а что хотят и думают избиратели EKRE и актив партии (среднего звена). Речь не идет о темах, которые просто "уйдут". Другие взгляды реальны. Противостояние принципиально. Никого не переубедишь.

Лучшее, на что можно надеяться, это то, чтобы противостояние было вежливым. Но примеры из Пярну и частично также из Тарту говорят, что мир хрупкий. Даже если до прямого насилия дело еще не докатилось, то неприятное точно было.