"Этого мужчину явно обидели", — говорит о своем клиенте Тоомасе присяжный адвокат Мартин Круус.

"Нет, женщина его не обижает, — в свою очередь уверен присяжный адвокат Мартин Траат, представляющий в суде Аннели, бывшую жену Тоомаса и мать его деней . — Просто вклад мужа не такой большой, как он утверждает".

Это судебное дело дошло уже до Государственного суда, но из высшей судебной инстанции было вновь отправлено в окружной суд. Каждый суд при этом в деле Тоомаса и Аннели принимал разные решения.

Тоомас и Аннели были прекрасной и счастливой парой. В 2005 году стали жить вместе, на следующий год приняли решение приступить к строительству собственного дома.

Аннели продала свою квартиру и купила за эти деньги рядом с морем участок земли. Мать Тоомаса, архитектор, сделала проект дома. Как Тоомас утверждает в суде, в течение следующих двух лет с помощью отца он своими руками построил этот дом.

"Работа была проделана большая", — говорит Тоомас, который в то же самое время работал наемным строителем.

Деньги на строительство, по словам Тоомаса, взяли у его родителей, Аннели получила небольшой кредит, а также оба вкладывали деньги из своих личных доходов и сбережений. Для выполнения наиболее сложных работ приглашали профессионалов.

Дом-красавец был построен (недавно он был в продаже по цене 330 000 евро), родились двое детей. Семья даже выступала в телепрограмме Kanal 2 "Самый лучший дом Эстонии" („Eesti toredaim kodu”), где как Тоомас, так и Аннели с гордостью рассказывали, как вместе построили себе замечательный дом, супруга при этом хвалила строительные навыки мужа.

Но в какой-то момент всё пошло так, как это бывает во многих семьях: счастье и любовь закончились.

Спор по разделу имущества

Cудебные документы довольно бесстрастно констатируют: "В августе 2013 года женщина переехала из общего дома к новому спутнику жизни. Мужчина вместе с детьми остался жить в доме. В середине сентября бывшая супруга единолично завладела жильем, и с той поры не позволяла мужу там появляться".

"Приехал из командировки, а сумки с вещами были за дверью", — вспоминает Тоомас.

Недвижимость же была у Аннели в единоличной собственности. Так как построенный на земельном участке дом — важная часть недвижимости, дом уже априори принадлежит Аннели. В крепостной книге записано только ее имя, а это означает, что у Тоомаса нет законных возможностей войти в дом вопреки воли Аннели.

Тоомас сделал Аннели предложение подсчитать в денежном виде долю каждого и справедливо разделить имущество. Супруга согласилась и попросила Тоомаса представить подтверждающие его расходы документы. Но каким образом все эти расходы спустя многие годы можно доказать? У кого хранятся сотни или даже тысячи чеков из каждого места, где для строительства покупались материалы?

"Он не вкладывал в строительство жилья никаких денежных средств", — сказала в суде Аннели. "Истец участвовал иногда вместе с отцом в строительстве, но не делал значимых работ. За проделанную работу я заплатила истцу и его отцу 1847 евро, — заявила женщина. — Всего в прямом или косвенном виде я заплатила ему 23 715 евро и передала имущество — ATV и внедорожник, их стоимость 9 124 евро". По ее оценке, это всё, чего достоин Тоомас как сторона спора.

"Да, он работал, но я оплачивала все материалы, — сказала Аннели газете Eesti Päevaleht. — Тоомас просто всё время врет, и в суде тоже врет". Аннели гневно обвиняет мужчину еще в целой куче других вещей. "Тоомас здесь не жертва, он только притворяется жертвой".

Кто же жертва?

Тоомас заверяет Eesti Päevaleht, что кроме строительных работ он вложил в сооружение дома почти 80 000 евро личных денег, но доказать это надежды нет, потому что в то время работал "по-черному" и расплачивался в основном наличными.

Тоомас через суд требует с Аннели 101 000 евро, куда входит как работа, затраты на материалы, так и проценты. Но Харьюский уездный суд решил, что истцу ничего не полагается.

Суд конечно отметил, что Тоомас и Аннели построили дом совместно на недвижимости Аннели, и по оценке экспертов на это строительство было потрачено не менее 240 000 евро. Но в то же время суд счел все слова мужчины о его вкладе в строительство бездоказательными.

Таллиннский окружной суд, однако, раскритиковал решение суда первой инстанции. Суд нашел, что Тоомас и Аннели, возводя дом, действовали совместно во имя одной цели, работа и затраты обоих были существенными. По оценке суда, экономический и эмоциональный союз сторон был доказан записью передачи 2010 года на Kanal 2, где оба ясно изложили, что дом — это их совместное семейное жилье и все строительные работы делал ответчик с помощью своего отца и друзей.

Суд решил, что запись, сделанная в то счастливое для пары время показывает, что Аннели сама признавала, что большей частью дом строил Тоомас. "Ответчик не представил доказательств, что жилье строил (хотя бы частично) кто-то другой, кроме истца с его родственниками и друзьями". Работу Тоомаса подтверждает в суде также свидетель и представленное в местное самоуправление извещение о начале строительства, на котором Тоомас указан как строитель.

Окружной суд взял за основание для расчета данные Департамента статистики по зарплате строителей в 2006-2008 годах (почасовая оплата 4,48 евро). Поскольку по оценке экспертов на возведение данного конкретного дома было потрачено 5160 человеко-часов, суд оценил работу Тоомаса на строительстве дома в 4,48 × 5160 = 23 116,80 евро.

Суд также решил, что ответчик должен выплатить Тоомасу 2940 евро за работу его матери по составлению строительного проекта.

После нескольких пересчетов суд нашел, что Тоомас мог бы получить от своей бывшей жены еще 25 887 евро. В итоге, окружной суд присудил выплатить Тоомасу 54 944 евро плюс проценты (с 2013 года), которых набежало свыше 21 000.

В суде каждой инстанции — новое решение

Государственный суд в свою очередь посчитал ход расчетов окружного суда в значительной степени непонятным. Высшая судебная инстанция осталась недовольна почти всем: и обоснованиями, и расчетами.

Все ли деньги из взятого кредита Аннели вложила в строительство? Нужно ли из начисленной Тоомасу суммы почасовой работы вычесть налоги? Если по оценке экспертов на сооружение дома пошло 5160 человеко-часов, то сколько из них выполнил именно Тоомас? Сколько личных денег Тоомас вложил в строительство и как это вычислить? Государственный суд отправил дело обратно в тот же окружной суд для вынесения нового решения.

Теперь Тоомас и Аннели ждут очередного судебного заседания, которое запланировано на конец ноября. Уже три года они бегают по судам и потратили на это уйму денег. Чем тяжба закончится — не знает никто. Как и то, сколько точно каждый из них потратил на стройку времени и денег.

Тоомас подчеркивает, что теперь сделал бы всё совсем по-другому. "Я был доверчивым, у нас же была общая семья, всё было тогда замечательно, — говорит Тоомас. — Это будет мне уроком на всю жизнь. Я должен был защитить свои тылы".