”Похоже, политиков эта тема совсем не трогает. Мы поднимали тему во времена разных министров. В сентябре в рамках дня профилактики суицида мы встречались с социальной комиссией Рийгикогу. По сути нам сказали: спасибо, что пришли. И все”, — говорит глава MTÜ Peaasjad клинический психолог Анна-Кайза Ойдермаа. И это, по ее словам, далеко не первый случай. Сейчас профилактикой суицида занимаются различные недоходные объединения и проекты, и все это происходит хаотично. Представители других НКО, занимающихся душевным здоровьем, также отмечают, что вынуждены бороться практически в полной изоляции.

”Политики говорят о росте пенсий, потому что это популярно. Суицид — это не то, о чем [выгодно] говорить. Тема самоубийств находит отклик в людях только тогда, когда они лично столкнулись с этим”, — отмечает волонтер Eluliin Тыну Валдре.

”Каждый случай суицида — это трагедия, которая отражается на семьях и сообществах и которая оказывает долгосрочное влияние, прежде всего, на близких умершего, но и на общество в целом, — сказал в своем комментарии министр социальных дел Танель Кийк (Центристская партия)”.

Он подчеркнул, что государственная стратегия по предотвращению суицида необходима. Она должна включать в себя превентивные действия со стороны различных групп и сфер и обеспечивать отличную координацию между всеми звеньями. По его словам, более пристальное внимание должно уделяться своевременному выявлению людей, находящихся в группе риска, и оказанию им всесторонней поддержки. Также нужно сосредоточиться на близких людей, совершивших или попытавшихся совершить самоубийство, увеличить осведомленность людей о факторах риска и возможностях получения помощи. ”Наряду с этим задача государства — сделать получение помощи более эффективным и расширить возможности. Кроме того, программа профилактики помогла бы развитию политики душевного здоровья и увеличила бы значимость сферы как на политическом, так и общественном уровне”.

Члены Рийгикогу Хеле Эвераус (Партия реформ) и Прийт Сибул (Isamaa) за две недели так и не нашли времени ответить на запрос издания.

”Меня поражает, что десять лет как министрам, так и чиновникам было глубоко все равно на проблему. В качестве первого шага мы решили заказать исследование, которое было готово еще тогда, когда я передал эстафетную палочку в министерстве”, — говорит бывший министр здоровья и труда Евгений Осиновский (Социал-демократическая партия).

”Конечно же, мы сразу стали работать над теми вещами, которые знали и без исследования. Алкоголь и наркотики очевидно являются факторами, способствующими суициду, взять хотя бы статистику по суицидам в состоянии алкогольного опьянения. Высокий уровень смертности от наркотиков обычно объясняется передозировкой. Сколько человек таким образом сознательно идет на смерть, мы не знаем”, — отметил политик.

Анна-Кайза Ойдермаа также отмечает, что не все самоубийства находят отражение в статистике. Так, помимо передозировки это могут быть дорожно-транспортные происшествия или случаи, когда человек утонул. По ее словам, часто проблема усугубляется недоступностью психиатрической помощи: очереди большие, болезнь прогрессирует и человек до врача так и не доходит.

По словам Осиновского, с этой точки зрения сейчас проблема не столько в деньгах, сколько в нехватке специалистов. ”Десять лет назад в Эстонии финансирование психиатрических услуг было недостаточным, и молодые психиатры целыми курсами ехали в Финляндию. На их возвращение и взращивание других нужно очень много времени. После того, как я выбил дополнительные средства, то поставил перед Больничной кассой задачу на первый год — увеличить количество именно психиатрических услуг, особенно амбулаторных, чтобы улучшить доступность именно для тех, кто обращается впервые”,

Член социальной комиссии Урмас Энспенберг (EKRE) говорит, что он в программы по профилактике не верит. ”Двести добровольных смертей — это, безусловно, непозволительная роскошь для нашего маленького государства. Но наряду с этим я бы не был столь пессимистичен. Как раз в сентябре у нас в социальной комиссии состоялась конференция, открытое заседание, где смогли высказаться все связанные с вопросами суицида стороны. Мы договорились, что темой будут заниматься еще активнее”.

”Суицид ведь — явление психосоциальное. Темный и противный климат Эстонии мы изменить не можем. Думаю, каждый житель Эстонии в течение зимы мог бы посетить какую-нибудь солнечную страну. Благосостояние населения растет, но финансовые проблемы остаются. Стресс, переработки, семейные ссоры также подрывают душевное равновесие. Мы могли бы больше замечать своих близких и заботиться о них”, — рассуждает политик.

Специалисты считают, что возможность высказаться, установление целей и посещение теплых стран проблемы не решит. Член Движения душевного здоровья молодежи Хедвиг Мадиссон отмечает, что, как правило, психические проблемы начинается у людей в возрасте до 24 лет. ”Далее снежный ком нарастает. Мы обращались в министерство, встречались с премьер-министром, но даже в Министерстве социальных дел работает только один человек, занимающийся душевным здоровьем. Профилактикой практически не занимаются”.

Специалисты считают, что возможность высказаться, установление целей и посещение теплых стран проблемы не решит. Член Движения душевного здоровья молодежи Хедвиг Мадиссон отмечает, что, как правило, психические проблемы начинается у людей в возрасте до 24 лет. ”Далее снежный ком нарастает. Мы обращались в министерство, встречались с премьер-министром, но даже в Министерстве социальных дел работает только один человек, занимающийся душевным здоровьем. Профилактикой практически не занимаются”, — констатирует он.

Ойдермаа добавляет, что хорошо бы создать единую рабочую группу между причастными к вопросу министерствами (Министерство юстиции, Министерство образования, Министерство социальных дел, МВД), которая занималась бы поиском конкретных решений. ”Систематическая работа сейчас совершенно не сделана”, — говорит она.