44-летняя Антонина вспоминает, что одним из главных вопросов при переезде в Эстонию был вопрос детского сада для четырехлетнего Льва.

Сейчас пятилетний ребенок говорит по-эстонски больше всех в семье. Но мама беспокоится. "Лев очень скучает по Украине, по бабушке-дедушке, оставленному дому и детскому саду. Он там был бойкий, веселый, то и дело выступал… Теперь, когда он только немножко говорит по-эстонски, он замкнулся в себе. Это от смены языковой среды", — говорит она с надеждой, что со временем всё нормализуется.

Антонина выросла в Ольховце (Черкасская область), родители живут там до сих пор. Когда ей было 11, произошла Чернобыльская катастрофа. "От нас это в 250 км. Через полгода в наших краях мужчины среднего возраста стали умирать. Помню, мать боялась, как бы отец не заболел. И сейчас у многих женщин находят онкологию".

Когда в Ольховце открылась художественная школа, Тоня была среди первого набора — двенадцати детей. Неплохо получалось рисовать. Затем четыре года в техникуме изучала керамику.

Она и сегодня хотела бы найти себе творческое занятие, которое бы со временем превратилось в основную деятельность. Ведь большая часть жизни сложилась так, что было не до искусства. Начавшей в Черкассах в 19 лет взрослую жизнь девушке пришлось многое пройти в то переломное время: начиная от диспетчера в трамвайном депо до продавца овощей. В середине кризисных 90-х зарплату людям на Украине выплачивали солью и свеклой.

У супруга Виктора жизнь была не слаще, с работой было тяжело. "Муж ни дня не просидел дома, поработал в сотне мест, где хоть в какой-то мере требовались рабочие руки. Но теперь, когда ему 47, рабочий стаж на Украине всего 11 лет. Потому что везде приходилось работать "по-черному". И сегодня так. Только у госслужащих зарплата позволяет выжить. Большинство народа зарабатывает минималку или даже меньше".

Совсем тяжело стало, когда родились близняшки — брат и сестра, которым сейчас по 20 лет, они тоже живут-работают в Эстонии. Муж тогда уехал на заработки в Польшу, работал там шесть месяцев подряд, привез домой 200 евро…

В 2000-х в "золотые годы" Виктор устроился строителем на сооружении телефонных мачт, дети пошли учиться, а Антонина устроилась руководителем художественного кружка в ту же школу. Правда, была оформлена уборщицей и получала около 100 евро. Поступила заочно учиться в педагогический институт. Но так и работала "уборщицей" до отъезда из Украины, свободной ставки учителя не было.

"С началом военных действий для очень многих на Украине начались тяжелые времена. Компании и маленькие фирмы банкротились, сын и муж потеряли работу. Дочь поступила в медицинское училище на платное отделение, и у нас просто не было денег. Не оставалось ничего другого, как взять быстрый кредит. Ужасное время! Мясное покупала дважды в месяц. На ужин были только булка и йогурт. Никогда не спрашивала у семьи, что они хотели бы поесть. Не было смысла", — со слезами на глазах вспоминает Антонина.

Открытие Эстонии

Когда стало ясно, что заработки в Польше не прокормят, Виктор приехал благодаря соотечественникам, которые раньше работали в Эстонии, в Йыгева на сбор клубники. Сначала один, затем со старшим сыном. Ездили собирать и в Финляндию, но тот год был крайне неудачным, и Виктор вернулся домой с 20 евро в кармане. Один из эстонцев, который был работой украинцев очень доволен, предложил мужчине остаться в стране. В прошлом году Виктор получил разрешение на жительство и рабочую визу на пять лет. В мае прошлого года к нему переехала и Антонина.

"Меня поразила здешняя тишина. Украинцы же с другим темпераментом — мы говорим так громко, что все соседи слышат. В Эстонии же — полная тишина! И днем, и ночью. Ни одной бездомной собаки. И какая красивая природа!

На Украине работают как минимум сразу в двух местах, если есть работа. В Эстонии увидела, что можно жить по-другому. Здесь есть стабильность и спокойствие. Впервые за многие годы стала замечать и себя, и жизнь вокруг себя: детей, мужа, небо, реку. У Виктора есть автомобиль: мы ездили по Эстонии, отдыхали. На Украине было не до отдыха, вертелись как белки в колесе".

"Конечно, вместе с радостью есть и беспокойство. В чужой стране, маленький ребенок, как долго будет работа, что будет завтра? Вопросов много. Хоть старшие дети и зарабатывают здесь деньги, они конечно хотят обратно на Украину. Мы с мужем знаем, что возвращаться пока туда нет смысла, пока там ничего не изменилось. Но президент теперь другой, и у меня есть большие надежды на позитивные измнения…"

Антонина говорит, что, к счастью, зарабатывают на двоих с мужем более 1000 евро в месяц, так что они теперь могут навещать родителей даже чаще, чем когда жили там. Хотя расстояние 120 км, но всегда то денег на бензин не хватало, то времени…

"За последний год трижды ездили на машине из Эстонии на Украину. В июле, когда у меня был день рождения, отдыхали на берегу Азовского моря: впервые в жизни ночевали не в палатке, а в приличном отеле. Живя в Эстонии, я не должна больше покупать своим детям самое дешевое мороженое, а могу спросить: какое мороженое вы хотите. Старшие дети уже считают, что я балую их маленького брата", — улыбается Антонина.

P.S. После публикации материала его героиня Антонина связалась с редакцией RusDelfi и попросила нас дополнить статью. "Я была настроена на то, что статья хоть и грустная, но должна быть позитивной. - сказала она. - Я ни в коем случае не хотела, чтобы нас кто-то жалел. Ведь у нас было ии хорошее время, 2006-2013 год, мы хорошо жили и чувствовали себя комфортно, купили дачный домик. Но началась война. Нас не коснулись военные действия, но начался кризис и стало много предприятий закрываться. А в возрасте 45 лет не очень просто найти работу. Муж поехал в Эстонию, и я поехала сюда не за лучшей жизнью, а за мужем. Он бы уехал на Северный полюс, я бы поехала за ним. Я хочу сказать огромное спасибо тем, кто принял нас здесь в Эстонии. Своих коллег, воспитателей в садике, учителей. Я обожаю свою Родину, свою природу, но сейчас там не очень простая экономическая ситуация, особенно для людей в возрасте за 40. Мне кажется, у нас вполне обычная история, из Эстонии же тоже люди едут работать в другие страны. Так что хочу сказать своим сверстникам, что не надо боятья и после 40 идти дальше и что-то менять".