Безобразный и бурный семейный конфликт в семье Сийлатс, которая продает автомобили Ford и Volvo и занимается недвижимостью, вспыхнул пару лет назад. Ekspress писала в мае 2017 года, как все началось с того, что как в "Санта-Барбаре" развалился брак Виктора и Кристы Сийлатс. Новым избранником Кристы стал "не тот" мужчина — давний школьный товарищ Виктора Март Тармак. Между родителями и детьми пришлось разделить доли в совместно построенном семейном бизнесе.

Заключили договоры дарения, суть и цели которых отец и сын впоследствии понимают по-разному. Часть совместного имущества Виктора и Кристы перекочевала к их сыну Кейту, который учился в Стэнфордском университете и живет в США. В итоге 80% семейного бизнеса осталось отцу, 20% Кейту. Последний при этом был на стороне матери, считая, что отец поступает с матерью несправедливо и хочет лишить ее того, что ей должно принадлежать. Группу предприятий Info-Auto ведь построили вместе. Через принадлежащую ему малую долю Кейт как будто представлял материальные интересы матери и отстаивал справедливое обращение с матерью.

Теперь сыну стало казаться, что отец пытается выпроводить его как малого акционера. В фирмах Сийлатсов происходили тонкие рокировки, в которых сын видел перевод имущества. По оценке Кейта, его доля — и по сути также его матери — в какой-то момент сохранялась только теоретически. Как у мелкого акционера у него больше не было власти участвовать ни в руководстве фирмой, ни в выплате дивидендов.

Посчитав, что у отца коварные намерения, Кейт развязал войну. Он обвинил отца в краже имущества на 20 млн евро, подал в отношении него более 10 судебных исков, а также несколько жалоб о преступлении. Виктор же посчитал, что стал жертвой вымогательства. Он подал на сына в суд, потребовав возврата подаренной им доли. Сын, по мнению отца, был "чрезвычайно неблагодарным", отрицает подарок, порочит его честь, демонстрирует неуважение к семье, вредит коммерческой деятельности. В доказательство своих утверждений Виктор предъявил суду статью Ekspress, где сын эмоционально ругает отца. Кейт опроверг все обвинения отца, заверив, что он только защищает мать, чтобы она получила то, чего заслуживает.

Харьюский уездный суд посчитал аргументы Виктора достоверными, установив "грубую неблагодарность" сына, и посчитал, что семейный конфликт не следует разрешать через СМИ. Отрицание подарков, по оценке суда, противоречит семейным ценностям и этике. Суд решил, что Кейт должен вернуть подарок. При том же мнении остался и суд второй инстанции, а Госсуд недавно больше не принял в производство апелляцию Кейта.

"К сегодняшнему дню суды в своих решениях констатировали, что семейные дела перед общественностью не обсуждают. Я все время считал так же, — говорит Виктор Сийлатс Ekspress. — Я бы добавил только то, что со стороны Eesti Ekspress было цинично и равнодушно подливать масла в огонь в деликатном семейном вопросе, раздувая при этом отрицание подарка (доли в бизнесе) с моей стороны. Мне искренне жаль, что я не сумел в этой сложной ситуации найти лучшего решения, чем забрать этот подарок обратно".

Кейт Сийлатс считает, что справедливость не восстановили, а наоборот: решение суда, по его мнению, означает, что отец совершенно бесплатно получил "долю матери" в совместном предприятии.

"Я предложил своему отцу, что если он хочет нормально общаться со мной, он должен выплачивать за долю матери по меньшей мере 50 000 евро дивидендов в год, иначе я с ним не общаюсь. Он выбрал этот второй вариант, что, конечно, очень печально, но не неожиданно. Многие родители на самом деле не любят своих детей. Меня отправили прочь из Эстонии, когда мне было 15 лет, я просто не знал прежде, насколько мало я интересую отца, — говорит Кейт. — Я заработал ему чисто на обмене валюты за год 500 000 евро, что было бы дивидендами за 10 лет, но вместо того, чтобы ладить с сыном, он подал на меня в суд, выиграл, предъявил мне счет на 9000 евро, чтобы я оплатил судебные расходы, и по сути добился того, что может оставлять все дивиденды от фирмы себе и у меня больше нет ни отца, ни сестры".

Кейт считает, что Эстония — одна из самых слабых стран Евросоюза по части защиты малых акционеров. "Предприятие просто могут полностью перевести крупному собственнику, и полиция и суды не помогут. Это происходит постоянно".

Зато Кейт своей деятельностью добился того, что на предприятиях Сийлатсов проходит специальная проверка, также несколько судебных тяжб между отцом и сыном еще не закончены.