Проблемы Tallinna TV — это никакая не тайна или открытие века, что на эту тему говорилось годами. В год канал проглатывал по 4,5 млн евро. За права на трансляцию баскетбольных матчей Эстоно-Латвийской объединенной лиги было потрачено 600 тысяч евро. За права на показ в эфире канала одного нового эстонского фильма ТТВ отдало 30 тысяч евро. Вроде бы чистая математика и придраться не к чему.

Начало положила ”новость” от агенства RIA Novosti, из которой мы узнали, что ТТВ хотело приобрести программы ПБК и что сама президент Керсти Кальюлайд критиковала такой план. Обе новости являются ложью. Автор перепутал критику столичной оппозиции за закупку передач и эфирного времени на ПБК за счет бюджета Таллинна.

Медийный концерн Izvestija пошел дальше и добавил ссылку на новость о том, что президент Кальюлайд якобы заявила об опасности русского языка для безопасности Эстонии. Это в апреле сего года уверенно опроверг Пропастоп. Также был приписан нарратив об ограничении свободы слова в Балтийских странах.

Издание Vzgljad добавило свои ”20 копеек”, сообщив, что ТТВ транслировало передачи на русском языке.

Издание Riafan.ru в свою очередь добавило свой комментарий о постоянной антироссийской линии Балтийских стран и напомнило о задержании руководителя литовского ”Спутника” в аэропорту Вильнюса весной этого года.

Портал gazeta.ru назвал закрытие ТТВ так: ”вступил в силу запрет на вещание городского телеканала”.

Всего по российским СМИ новость о закрытии ТТВ в новой трактовке была растиражирована около десяти раз. Это не столь много, но данный случай является наглядным и ярким примером классики российской пропаганды: фактологические ошибки, ссылки на лже-новости, искаженная информация и додуманные комментарии, плюс добавленные общие нарративы российской пропаганды.

Стоит отметить, что в этих российских материалах про закрытие ТТВ нет ссылок на эстонский ”Спутник” или RT-шный baltnews как на первоисточник. Но Пропастоп не удивился бы, если не выяснилось, что кто-то из местных все же ”помог” коллегам исходя из собственных корыстных соображений. Достаточно просмотреть, кто был более словоохотливым на эту тему здесь в Эстонии.

С точки зрения вопроса о влиянии российской версии новости о закрытии ТТВ на жителей Эстонии, то можно смело утверждать, что такой удар себя не оправдал. Русскоязычные люди Эстонии прекрасно ориентируются в медийном пространстве и знают о целевой группе канувшего в лету ТТВ.