"На самом деле, я очень извиняюсь: вспоминая историю, когда все остальные говорили это красиво, мы не реагировали, — сказала Кальюлайд. — Значит, Барак Обама говорил это тоже, но тогда мы сказали: "Это все очень хорошо, но мы не считаем это необходимым". Иронично, что вместе с этим больше базирующимся на сделках политическим стилем мы теперь обсуждаем в Европе 2% и обещаем к концу 2020 года выделить еще 100 млрд долларов на безопасность, что не пустяк".

Кальюлайд сказала, что уверена, что США пришли бы защищать Эстонию, если бы Эстония подверглась нападению.

Свое доверие, по сообщению The Atlantic, Кальюлайд берет из данных Трампом в частном порядке и публично обещаний, выражения поддержки от вице-президента Майка Пенса в ходе визита в Эстонию и нового обещания со стороны США военной помощи и оборонного сотрудничества.

Мир Twitter нужно отличать от политики правительства, сказала Кальюлайд The Atlantic, напрямую не ответив на вопрос, означает ли это, что слова президента США ничего не значат. Судя по деятельности администрации Трампа, по словам Кальюлайд, все хорошо.

Кальюлайд сказала, что более крупные инвестиции Европы в собственную безопасность имеют решающее значение, когда российская угроза становится для США меньшим приоритетом по сравнению с китайской. "Россия — региональная угроза, конвенциональная или даже ядерная угроза, но она в действительности является убывающей силой, — отметила Кальюлайд. — Ее демография плохая. Ее экономика ужасная. Технологически она отстает".

Кальюлайд защищала свое решение встретиться с президентом России Владимиром Путиным. По оценке Кальюлайд, это не означает, как и призывы Трампа или президента Франции Эммануэля Макрона прекратить изоляцию России из-за Украины, что Запад забывает, что сделал Кремль в 2014 году.

Разговаривать с соседом, по словам Кальюлайд, не то же самое, что отстаивать то, чтобы Европа делала России непропорциональные уступки, или подавать знак, что Москва может нагло нарушить суверенитет другой страны и избежать наказания. "Никто не говорил, что мы движемся дальше от проблемы Восточной Украины и возвращаемся к обычному ведению дел", — сказала Кальюлайд.

На вопрос, что она считает самой большой угрозой для Эстонии, Кальюлайд не указала ни на кибервойну России против цифровой республики Эстонии или военное вторжение на физическую территорию в стиле Украины, ни на отказ президента США от союзнических отношений, а указала на что-то другое. "Это было то же самое 100 лет назад, 50 лет назад и есть сейчас: сильное противостояние между либеральным демократическим миром и этим другим".